Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства

Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства

Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства

«Яндекс» собирается создать собственную финансовую экосистему, предположили российские СМИ из-за того, что компания подала заявки на регистрацию 17 новых торговых марок. В последние годы «Яндекс» все ближе к тому, чтобы стать монополистом практически во всех сферах. К этому он уверенно движется, заручившись поддержкой государства. Рассказываем, как так вышло и что это значит для простых пользователей сервисов.

Собеседники «Ведомостей» предполагают, что «Яндекс» подал заявки на регистрацию 17 торговых марок, среди которых «ЯБанк», «ЯКредит», «ЯБрокер», «ЯВклад», «ЯСбережения» и «ЯКэш», потому что планирует создать собственный банк или систему платежей типа Google Pay.

Широкий диапазон регистрируемых товарных знаков может говорить о работе над целой экосистемой продуктов, включая финансовые, инвестиционные и страховые услуги.

«Яндекс» везде

В 2013 году глава «Яндекса» Аркадий Волож объявил, что компания планирует выйти за пределы интернета. В то же время «Яндекс» продолжил запускать и новые онлайн-сервисы: была открыта просветительская программа «Издательство Яндекса», образовательный проект «Яндекс.Лицей», появились голосовой ассистент «Алиса» и умная колонка «Яндекс.Станция».

В 2017 году был создан сервис «Яндекс.Еда» на базе компании Foodfox. Только за 2018 году появились «Яндекс.Облако», «Яндекс.Диалоги», «Яндекс.Плюс» и «Яндекс.Драйв». Тогда же объединили «Яндекс.Такси» и Uber в России и пяти странах СНГ — Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане. Также «Яндекс» купил агрегатор скидок «Едадил» и большую часть сервиса доставки продуктовых наборов «Партия еды».

«„Яндекс“ не в первый раз пытается создавать свои экосистемы. У нас есть экосистема „Яндекса“ для водителей, образовательная экосистема. В принципе, „Яндекс“ работает над целым множеством экосистем, которые должны объединиться в одну. В этом плане политика компании последовательная и понятна», — комментирует венчурный инвестор, руководитель фонда «101 стартап» Михаил Гуревич. В слухах о создании новой финансовой системы он не видит ничего удивительного.

В пресс-службе «Яндекса», комментируя эти новости, отметили, что компания часто регистрирует товарные знаки и патенты, но не все из них воплощаются в реальные сервисы и продукты.

Госпомощь и невмешательство
Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства

Дмитрий Медведев и Аркадий Волож. Фото: пресс-служба правительства России

В 2009 году тогда президент России Дмитрий Медведев назвал ведущие интернет-компании стратегическими и заявил, что не хотел бы, чтобы они попали под контроль иностранцев. Волож прислушался к пожеланию президента и продал «Сбербанку» «золотую акцию» компании, которая позволила банку блокировать продажу долей «Яндекса»

На биржу NASDAQ «Яндекс» вышел в 2011 году. В 2012-м появился законопроект, согласно которому «Яндекс» и «ВКонтакте» признали стратегическими предприятиями как общенациональные трансляторы информации. Юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян отмечает, что как раз в 2011—2012 году российские власти начали пытаться регулировать интернет-сферу, и «Яндекс» в том числе.

«„Яндекс“ давно взаимодействует со всеми органами государственной власти, участвует во всех экспериментальных режимах и пытается наладить связь со всеми государственными органами — очевидный факт», — считает Дарбинян.

В 2015 «Яндекс» подал жалобу в федеральную антимонопольную службу на главного конкурента — Google — после того, как тот запретил предустановку всех сервисов «Яндекса» на мобильных устройствах Fly, Explay и Prestigio. Через два года ФАС вынесла решение в пользу Яндекса.

В 2019 году, после того как в Думу внесли проект закона об ограничении владения или контролирования иностранцами более 20% «существенных информационных ресурсов», «Яндекс» разработал новую структуру управления компанией. В ней ряд важнейших управленческих полномочий, вместе с «золотой акцией», выкупленной обратно у «Сбербанка», передается специальному наблюдательному органу «Фонд общественных интересов», учрежденному топ-менеджментом «Яндекса», университетами и общественными организациями. Председателем совета Фонда стала Елена Шмелева, глава фонда «Талант и успех» и образовательного центра «Сириус», учрежденных другом Владимира Путина, виолончелистом Сергеем Ролдугиным, и одна из сопредседателей избирательного штаба Путина на президентских выборах 2018 года. Фонд имеет право вето на важнейшие решения в компании: сделки с более чем 10% ее акций, назначение гендиректора российского «Яндекса», передачу интеллектуальной собственности и данных пользователей.

В 2019 году президент Владимир Путин заявил, что «Яндекс» небезуспешно конкурирует в России с такими гигантами как Google. «Все-таки это тоже не без поддержки государства», — заметил он. Чуть позже правительство внесло компанию в список системообразующих предприятий, которые могут претендовать на господдержку в случае финансовых проблем из-за цен на нефть и пандемии COVID-19.

Михаил Гуревич считает, что в основном государственная поддержка компаний в России состоит в том, чтобы им не мешать и не замещать их продукты своими разработками. «Мы все чаще встречаем, что IT-решения не размещаются в рамках тендера, чтобы частные компании их могли реализовать, но эти заказы „раздаются“ разного рода госструктурам, и это не помощь», — замечает Гуревич.

«К счастью, государство не блокирует сервисы „Яндекса“ и относится к нему аккуратно, потому что компания наряду с Mail.ru и другими российскими IT-гигантами — это гордость, которая прекрасно развивалась без связки с нефтью, газом и другими полезными ископаемыми», — считает инвестор. Он также отмечает, что российские потребители в основном предпочитают иностранные продукты, за исключением «Яндекса» — тут выбор падает на отечественный интернет-ресурс.

Баланс интересов

В 2019 сообщалось, что ФСБ запросила у сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» ключи шифрования данных пользователей. По данным источников РБК, «Яндекс» не удовлетворил это требование. За такой же отказ с 2018 года в России пытались заблокировать мессенджер Telegram.

Позже в «Яндексе» заявили, что исполнение требования законодательства о предоставлении спецслужбам необходимой информации возможно и без нарушения прав пользователей на приватность. Правительство пообещало, что «Яндекс» не пострадает от чрезмерного административного давления. Волож же, в свою очередь, предупредил акционеров о неизбежном приспособлении IT-компаний к властям.

«Абсолютно точно „Яндекс“ не хочет ругаться с российскими властями, поэтому самые непопулярные инициативы поддерживаются. Это проявляется и в контентной политике сервиса и политике по предоставлению данных пользователей. В этом плане „Яндекс“ не оказывает никакого сопротивления, — считает Саркис Дарбинян, — И если раньше говорили, что „Яндекс“ пытается таким образом выжить на рынке, то сегодня очевидно, что „Яндекс“ пытается не просто выжить, а „подмять“ этот рынок под себя и стать крупнейшим монопольным игроком России».

В январе 2019 года СМИ писали, что Mail.ru и «Яндекс» поддержали концепцию законопроекта об автономности рунета. Представитель компании, обратив внимание на необходимость серьезной доработки законопроекта, в то же время выразил уверенность, что документ «направлен на защиту российского сегмента сети интернет».

«Любой айтишник понимает спорность и нереализуемость подобного рода решений. Создать автономный рунет — это в принципе нереализуемая концепция», — комментирует Гуревич. Как заметил эксперт, «Яндекс» поддержал инициативу по устойчивости инфраструктуры рунета, и ответ компании был сформулирован «аккуратно». «Яндекс» обязан учитывать не только интересы пользователей, но и интересы инвесторов, напоминает Гуревич: «И хорошо, когда они совпадают, но когда они полностью не совпадают, важно соблюсти политес. (…) А инвесторы не заинтересованы, чтобы публичная компания, чьими акциями она владеет, лезла на баррикады».

А что с нашими данными?
Как «Яндекс» формирует собственную экосистему и развивается при поддержке правительства

Фото: Александр Авилов / агентство «Москва»

«Яндекс» выдает данные пользователей по запросу судов — это общемировая практика, объясняет Михаил Гуревич. И только ту информацию, выдача которой ничем не угрожает пользователю, которого ни в чем не обвинили. «Сама практика выдачи всей информации спецслужбам порочна для самих спецслужб, — рассказывает инвестор. — Разведка должна самостоятельно находить эту информацию, а не превращаться в чиновников, которые просто запрашивают какие-то бумажки».

При этом «99,99% населения страны разведке не интересны», напоминает эксперт. «Наши данные интересны только коммерческим структурам, причем в огромных объемах, а не отдельно. Поэтому параноить причины и смысла нет».

Как объяснил юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян, все сервисы «Яндекса» находятся в Реестре организаторов распространения информации. По словам юриста, это значит, что согласно «закону Яровой» он собирает все метаданные пользователей, хранит их переписку и может предоставить их ФСБ. «„Яндекс“ хранит огромное количество информации. Все, что делают российские пользователи: маршруты движения, номера банковских карт, место жительства. „Яндекс“ аккумулирует все персональные данные, которые можно собирать», — заявляет он.

Дарбинян призывает пользователей сервисов компании «отдавать себе отчет в том», что в случае возбуждения уголовного или административного дела «Яндекс» предоставит все данные о пользователе силовым структурам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: