in

Куда растет кривая заражений в России и чем она отличается от европейской

Куда растет кривая заражений в России и чем она отличается от европейской
Фото: Кирилл Зыков / агентство «Москва»

Независимый эксперт-демограф Алексей Ракша рассказал «МБХ медиа», что не так с нашей статистикой заболеваемости и почему не стоит доверять официальным данным.

 — Как сейчас в России обстоят дела с ростом заболеваемости? Кажется, кривая снова движется вверх.

 — В России есть рост смертности, но он прямо пропорционален заболеваемости, что необычно. Почти во всех странах, где началась настоящая вторая волна коронавируса — то есть где ранее успели задавить инфекцию до очень низких показателей, — отношение числа умерших к числу выявленных гораздо ниже. Это может значить несколько вещей: например, что заражаются не пожилые, а более молодые, или что улучшились протоколы лечения и вылечить ковид теперь проще. Возможно, даже сам вирус стал чуть-чуть менее смертельным. А возможно, это связано с тем, что сейчас стали делать гораздо больше тестов и выявлять больше случаев.

Но в России этого нет. У нас продолжается первая волна и никакого облегчения не происходит: доля умерших от числа заболевших примерно сохраняется на одном уровне. Я думаю, это потому что люди вообще не носят маски.

Куда растет кривая заражений в России и чем она отличается от европейской
Алексей Ракша. Фото: «Демоскоп. Weekly»
 — Почему, если посмотреть на наш график заболеваемости, статистика растет, но плавно, а в некоторых странах Европы типа Чехии или Испании — такие скачки? При том, что у нас никто не соблюдает мер.

 — Во-первых, нужно учитывать, что предыдущее положение во всей Европе было лучше, чем у нас. Трудно найти страну в ЕС, где смертность за последний месяц была бы выше, чем в России. Так что это они нас просто догоняют.

Во-вторых, нужно судить не по заболеваемости, а по числу смертей на душу населения. Если мы сравним это с Европой, то у нас ситуация хуже, и была хуже месяц назад. Возможно, сравнимая смертность была в Молдавии или в Румынии. Если говорить о тех странах, у которых смертность была очень большая в первую волну — в Англии, в Италии, в Испании, — сейчас почти везде раз в 10 ниже, чем у нас, хоть она и растет. Но у нас-то и первая волна не заканчивалась, поэтому сравнивать тяжело.

А еще лучше сравнивать избыточную смертность от всех заболеваний (временное увеличение смертности по сравнению с ожидаемой. — «МБХ медиа») — ее можно посмотреть на сайте.

Правда, здесь нет России, но могу сказать, что по оценкам в августе нас может ожидать избыточная смертность от 10 до 15 тысяч человек (данных по августу еще нет). В сентябре, я думаю, примерно столько же. Итого — к концу месяца мы будем иметь примерно сто тысяч избыточной смертности. Из них ковид, возможно, будет 70−80 тысяч. Если мы разделим это на численность населения, то получится, что у нас одна из самых плохих ситуаций в Европе — похожая на Италию, Францию и Швецию, то есть на те страны, которые пострадали от ковида сильнее всего.

По поисковым запросам в яндексе можно увидеть, что такой тренд — медленный рост — характерен почти для всей нашей страны. Но мы можем говорить про вторую волну только там, где закончилась первая, а это буквально несколько наших городов.

Поскольку в Европе во многих странах заболеваемость и смертность снизили почти до нуля, то, конечно же, рост у них в процентном соотношении огромный. Но сейчас гораздо больше легких случаев и гораздо меньше людей попадают в больницы по отношению к протестированным, и тем более меньшее число умирает, чем в первую волну.

 — А как определить, когда первая волна заканчивается и вторая начинается?

 — Представьте, что в Москве число выявляемых случаев снизилось в 10 раз — это значит, что первая волна закончилась. А если новый рост будет более чем вдвое, то начнется вторая.

 — Есть много информации о том, что у нас подделывают статистику. Как понять, что статистика врет? На что ориентироваться?

 — Ориентироваться нужно на статистику заражений по тем странам, которым мы более или менее доверяем: например, США или любой другой развитой демократической стране. Посмотрите, как там ведет себя кривая новых выявленных случаев: она резко падает, например, в выходные. А если вы посмотрите числа по отдельным регионам России, расположив регионы по алфавиту в каждом федеральном округе, то вы увидите очень интересную картину. В некоторых регионах число умерших находится в невероятной стабильности: каждый день на протяжении 20 дней умирает по одному человеку. Это невозможно с точки зрения теории вероятности.

Я бы так это назвал: слишком много совпадений переходит в чудеса. Это касается числа новых выявленных случаев на сайте стоп.коронавирус.рф.

Если говорить о числе выздоровевших, то эта динамика гораздо более правдоподобна. Хотя в отдельных регионах — тоже чушь. В некоторых соседних по алфавиту регионах они числа зараженных меняют местами, чтобы не повторяться — играют в такие «шашки». Я вообще никому из неспециалистов не рекомендую заходить на этот сайт.

Вся беда в том, что если случаев вранья в статистике было бы всего несколько, то это заставило бы сомневаться во всей этой статистике. Но у нас наоборот: нам трудно найти такие регионы, по которым в статистике не врут. Если мы видим заражения в регионе без явных признаков манипуляции, перестановок, игры в шашки — это чудо.

Алексей Ракша — ученый-демограф и бывший советник Росстата. В мае 2020 года его уволили, когда он стал сомневаться в правдивости официальных данных о смертности из-за коронавируса. Принимал участие в расследовании «Медузы» и исследовании «Медиазоны» о несоответствии официальных данных и реального числа умерших от COVID-19.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Полиция Екатеринбурга задержала подозреваемого в избиении двух представителей ЛГБТ-сообщества

Полиция Екатеринбурга задержала подозреваемого в избиении двух представителей ЛГБТ-сообщества

Кассационный суд смягчил до 2,5 лет колонии приговор фигуранту «московского дела» Кириллу Жукову

Кассационный суд смягчил до 2,5 лет колонии приговор фигуранту «московского дела» Кириллу Жукову