Куомо: политик, которому в Америке теперь верят все – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Куомо: политик, которому в Америке теперь верят все

В штате Нью-Йорк одна из самых тяжелых ситуаций с коронавирусом в Америке, там больше 140 тысяч зараженных. В конце марта на улицы города вывезли мобильные рефрижераторы для тел умерших (их уже почти 5500, только за понедельник умерли больше 700 человек), а теперь в Нью-Йорк отправляют военных и дополнительные аппараты ИВЛ и власти рассматривают возможность временных захоронений в парках.

На фоне этой мрачной картины в центре внимания всех «демократических» медиа неожиданно оказался губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо: пока Дональд Трамп заявлял, что может снять ограничительные меры уже к Пасхе, Куомо в ежедневных брифингах говорил, что ситуация с коронавирусом критична и требовал от федеральных властей все больших ресурсов на борьбу с эпидемией. Теперь Куомо в Нью-Йорке — в городе и в штате верят, кажется, все. «МБХ медиа» рассказывает, как один не очень популярный демократ во время кризиса завоевал сердца жителей Нью-Йорка, как его брифинги стали «обязательным к просмотру телевидением» по всей Америке и почему он заменил многим американцам Трампа.

«Он подкупает своей честностью. Прямо говорит о том, сколько и чего не хватает в больницах, сколько жертв. И что будет хуже — постоянно просит помощи у федеральных властей. Не мямлит о том, что все будет хорошо — но непонятно, как и когда, — а говорит, что будет нормально, только если вы перестанете гулять в парках и будете пользоваться защитой. Таких честных политиков тут не очень много на самом деле», — говорит мне Рита Филиппова, жительница Нью-Йорка.

Каждый день она смотрит брифинги Эндрю Куомо, если не онлайн, то в записи. Рита говорит, что Куомо вызывает чувство спокойствия и доверия.

По данным исследовательского института колледжа Сиены, к концу марта 87% жителей Нью-Йорка одобряли действия Куомо в борьбе с коронавирусом, и только 41% — действия Трампа. Причем поддерживают демократа Куомо сейчас не только члены его партии (95%), но и республиканцы (70%), и независимые избиратели (87%). Большинство же тех, кто одобряют действия Трампа — республиканцы.

Медиа пишут статьи о «моменте Куомо», в Vogue признаются губернатору в любви и просятся за него замуж, в журнале Уинфри Опры интересуются, занят ли губернатор. В редких негативных статьях пишут, что Куомо недостаточно прогрессивен и поэтому не должен в случае чего стать президентом — это при том, что на нынешние выборы он уже не может баллотироваться, а следующие еще не скоро.

Пытаясь объяснить, почему все полюбили Куомо, некоторые журналисты приходят к выводу, что трансляции губернатора не только снабжают напуганных жителей Нью-Йорка надежными фактами о коронавирусе в регионе, но и объединяют их, помогают почувствовать себя единым целым. Пресс-конференции Куомо сейчас транслируют не только в Нью-Йорке, но и на большинстве федеральных каналов, причем в прямом эфире.

Человек с вантузом

Каждая презентация губернатора напоминает о важности социального дистанцирования: Куомо и остальные, включая журналистов, сидят на расстоянии двух метров друг от друга. Обычно брифинг идет от получаса до пятидесяти минут. Куомо говорит о статистике и о принятых мерах — сколько людей протестировано, сколько заболевших, как много уже выписали, сколько находятся на искусственной вентиляции легких, — приглашает в студию специалистов, а однажды даже общался в прямом эфире со своим младшим братом, журналистом CNN Крисом Куомо.

В своих выступлениях 62-летний губернатор эмоционален, предельно серьезен и напряжен. На брифинги он часто приходит не в костюме, а в обычной куртке или в рубашке с гербом штата — в этом образе, как отмечают некоторые журналисты, он похож на раздраженного батю, который не дождался сантехника и сам хватает вантуз, чтобы починить сломанный унитаз. И судя по тому, что популярность губернатора сейчас зашкаливает, это именно тот образ, которого не хватало американцам во время политизации эпидемии, бюрократической неразберихи и запоздалой реакции политиков.

Но дело не только в образе, а и в действиях тоже. Пока федеральные власти принимали решения хаотично, а мэр Нью-Йорка призывал жителей города игнорировать вирус, Куомо был последователен: чрезвычайное положение в штате он объявил уже 7 марта, когда в штате было всего 76 зараженных. К середине марта он ограничил массовые собрания и закрыл школы. Хотя указ о том, что большинство людей должны работать из дома, Куомо выпустил лишь к 20 марта, Трамп только в тот день признал, что в Нью-Йорке катастрофическая эпидемиологическая ситуация. Все это время Эндрю Куомо вел пресс-конференции, на которых информировал население о ситуации с коронавирусом — снабжая его статистикой, подсчетами, сколько понадобится больничных коек и медицинского оборудования, и прогнозами по распространению — в отличие от Трампа, который в начале пандемии выступал с противоречивыми заявлениями и опасности коронавируса долго не признавал.

Самый резкий голос

На посту губернатора штата Нью-Йорк демократ Эндрю Куомо находится с 2011 года, он избирался на него уже трижды — в 2010, 2014 и 2018 годах. До этого Куомо успел поработать федеральным министром жилищного строительства и городского развития, был генеральным прокурором Нью-Йорка и участвовал в политических кампаниях своего отца — Марио Куомо тоже был губернатором Нью-Йорка и тоже переизбирался на эту должность трижды.

При этом потомственный губернатор не был одним из заметных членов Демократической партии. The New York Times описывает Эндрю Куомо как политика-игрока, чье резкое поведение нередко приводило к тому, что враги у него появлялись даже в Демократической партии: «Он был слишком прагматичен для прогрессивного крыла собственной партии, слишком эгоистичен для партийных лидеров и слишком резок практически для всех вокруг».

Однако именно этот резкий голос, пишет издание, оказался в критической ситуации не только главным голосом партии, но и всей Америки. Прямой эфир брифинга 24 марта, например, транслировали не только все каналы Нью-Йорка, но и большинство федеральных — включая Fox News, традиционно прореспубликанских.

Иногда граничащая с нервностью, резкость Куомо сейчас играет ему на руку: он нередко критикует федеральные власти, считая их меры медленными и неэффективными, и не сдерживает себя в эмоциях, когда это делает. После того, как Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях (FEMA) прислало в Нью-Йорк 400 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), губернатор в прямом эфире агрессивно ответил:

«Вы хотите, чтобы я похлопал вас по спине за эти 400 аппаратов? Что я буду делать с 400 ИВЛ, когда мне нужно 30 тысяч?».

После этого федеральные власти прислали еще ИВЛ — всего 2000. Трамп пообещал выяснить, хватает ли аппаратов в Нью-Йорке, и заявил, что есть и другие штаты, о которых стоит беспокоиться. Дополнительную помощь в ИВЛ штат в итоге получил от Китая, хотя судя по всему, все еще продолжает испытывать сложности с оборудованием.

Вопрос жизни и смерти

Александр Стесин работает в Нью-Йорке врачом-онкологом. Он не смотрит брифинги Куомо регулярно — говорит, не хватает времени. Но по его словам, жители штата массово следят за трансляциями. Сам Стесин пока не на «передовой» борьбы с коронавирусом, но, как и многие другие госпитали, больница, где работает Александр, перепрофилировалась под прием больных COVID-19. Его ординаторы уже работают в палатах с ИВЛ. По словам Стесина, ситуация такая, что сейчас любой врач в Нью-Йорке может быть вызван на работу с коронавирусной инфекцией. Он говорит, что больницы превращаются «в сплошную „ковидную“ палату», и по большому счету лечат сейчас только тех, у кого стоит вопрос жизни и смерти — просто потому, что в больницах элементарно не хватает мест.

Медицинские работники перешагивают через тела в уличном рефрижераторе, Нью-Йорк, 3 апреля 2020 года. Фото: John Minchillo / AP

«А за пределами больницы — в Нью-Йорке просто денно и нощно слышишь, как воют сирены скорой помощи, видишь, как кого-то выносят на носилках из соседнего подъезда. Это действительно наша нынешняя реальность, — рассказывает Александр. — И надо сказать, что реакция людей, которые выступают от имени правительства и довольно спокойно комментируют эту ситуацию, вызывает у жителей Нью-Йорка недоумение. Потому что, очевидно, они всего этого не видят и не понимают. Или предпочитают не видеть и не понимать. На этом фоне Куомо действительно смотрится очень выигрышно. Он как раз осознает, насколько ситуация критическая, говорит об этом и пытается что-то делать».

«До самого недавнего времени, несмотря на все карантины, на улицах было довольно много народу. В том числе были люди, которым будто наплевать на все — они ходили без масок, не соблюдали дистанций, — говорит Александр Стесин. — Но брифинги Куомо все-таки влияют на людей. Потому что в последнее время людей действительно стало меньше, и это в общем-то отражается на статистике».

Стесин говорит, что в последние дни кривая заражений коронавируса, возможно, начинает выравниваться. Такие предположения высказывали в последнее время и власти, но уже в понедельник произошел резкий скачок смертей, самый большой за время эпидемии — за сутки скончались 731 человек.

Личное дело

Эмоциональность и резкость губернатора, по-видимому, и сделали из него политика, которому люди симпатизируют. Но безусловно работает и медийный пиар, и личный уровень, на который Куомо переносит эпидемию коронавируса. Неделю назад коронавирус нашли у его брата, известного журналиста CNN Криса Куомо, и уже вскоре Крис оказался на брифинге губернатора — они связались по видео.

«Мы говорим о моем младшем брате, — сказал тогда губернатор. — Это мой лучший друг. Мы разговариваем несколько раз в день. По сути, я провел с ним всю мою жизнь. Это пугает, до глубины души. И я ничего не могу с этим сделать».

Теперь жители штата следят за ними обоими: Эндрю ведет брифинги в прямом эфире каждый день, а Крис заперся у себя в подвале, отгородившись от жены и детей, чтобы не заразить их, и ведет оттуда шоу Cuomo Prime Time. Они берут друг у друга интервью (до коронавируса Крису интервьюировать губернатора было запрещено) и в публичном пространстве вместе переживают эпидемию.

Отвечая на вопрос, почему горожане так положительно оценивают действия губернатора, житель Нью-Йорка Эзра Эриксон объясняет, что Куомо не стесняется продемонстрировать личную заинтересованность в борьбе с эпидемией, которую воспринимает как угрозу своим близким. Например, один из указов, предписывающий пожилым и людям с хроническими болезнями оставаться дома, Куомо назвал именем своей матери: закон Матильды.

До этого он неоднократно обсуждал в медиа и на пресс-конференциях тот факт, что его матери 82 года — а значит, она в группе риска. А когда вице-губернатор Техаса Дэн Патрик предположил, что пожилые люди могут быть готовы пожертвовать собой, чтобы спасти американскую экономику и своих детей, Куомо на это резко ответил: «Моя мать не расходный материал. Мы не примем даже предпосылки, что человеческая жизнь ничего не стоит. И мы не будем противопоставлять доллар человеческой жизни».

«В соцсетях я много читаю про то, что действия Куомо — более „президентские“, чем действия Трампа, — говорит мне Эзра. — В период неопределенности он проявляет эмпатию и старается дать людям надежду, ощущение общности. Недавно даже напоминал, почему важно говорить друзьям и родственникам, что вы их любите и скучаете — что-то, что из уст Трампа представить невозможно».

Хотя в действиях губернатора тоже были ошибки — например, многие считали, что «поставить город на паузу» можно было гораздо раньше, — Куомо действительно теперь многие противопоставляют другим политикам, в том числе Дональду Трампу, который на протяжении долгого времени ставил во главу угла экономику. В нескольких изданиях уже начали интересоваться будущим политика, и пытаться предсказать президентские перспективы Эндрю Куомо, когда пандемия закончится. Но он пока продолжает отвечать, что президентский пост ему не интересен.

Редкие в эти дни критики губернатора пишут, что такое поведение может быть не только популизмом, но и попыткой захватить власть, чтобы в будущем на волне популярности проводить «неудобные» законы. И даже позитивно настроенные журналисты отмечают: Куомо всегда ограничивал прессе доступ, и нынешнее, практически постоянное общение с ней, не вписывается в привычные рамки. А по словам бывших сотрудников его офиса (правда, анонимных), кризисы всегда были для губернатора «зоной комфорта».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: