Леса горят, карантин идет: в Московской области и других регионах начались торфяные пожары – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Леса горят, карантин идет: в Московской области и других регионах начались торфяные пожары

Леса горят, карантин идет: в Московской области и других регионах начались торфяные пожары

Из-за теплой зимы и «нерабочих дней» пожароопасный сезон начался раньше обычного: люди поехали за город и стали поджигать сухую траву, торфяники тоже начали гореть. Бороться с пожарами в этом сезоне особенно нелегко — из-за связанных с коронавирусом ограничений. О том, насколько сложная сейчас ситуация и стоит ли ждать дыма от пожаров летом, мы поговорили с руководителем противопожарного отдела Гринпис России Григорием Куксиным.

Начало сезона

«В этом году из-за аномально теплой зимы и быстрого схода снежного покрова пожароопасный сезон мы открываем на две недели раньше. Пожары на территории лесного фонда уже начались» — заявила 26 марта пресс-служба Комитета лесного хозяйства Московской области. «С начала сезона на землях лесного фонда зарегистрировано 62 лесных пожара на площади 151,86 гектаров» — сказали 6 апреля «МБХ медиа» в пресс-службе.

В настоящий момент противопожарный сезон объявлен практически по всей стране — в 51 регионе. «Очень рано наступил сезон, потому что нет снега, и сухая трава способна поддерживать горение, если ее зажечь. Это очень неудачно совпало с вот этими длинными нерабочими днями: люди массово поехали в деревни, на дачи. Получился такой эффект майских праздников, когда есть сухая трава и есть очень много людей; некоторые эту траву поджигают. Либо специально, либо просто неаккуратно выбрасывают окурок. Так или иначе количество пожаров аномально большое для марта — начала апреля» — рассказал «МБХ медиа» руководитель противопожарного отдела Гринпис России Григорий Куксин.

Загорелись торфяники

Торфяные пожары — не исключение. «Я 20 лет тушу торфяные пожары, на моей памяти не было такого эпизода, чтобы у нас в марте — начале апреля было такое количество торфяных пожаров. Как правило, это все на несколько недель позже начинается, легче тушить, в меньшем числе случаев загорается. Еще в этом году мы на удивление часто встречаем перезимовавшие очаги — такие случаи мне попались в Московской области, наши коллеги такое нашли в Новгородской области. Вообще-то это редкое явление, но в этом году оно имеет место» — рассказал Куксин.

Он отметил, что в Подмосковье уже были зафиксированы случаи торфяных пожаров: «Это печально известный торфяными пожарами Шатурский район, это Орехово-Зуевский район, причем несколько мест. Мы предполагаем, что и в районе Волоколамска, наверное, есть торфяные пожары, просто туда еще не доехали с проверкой».

В пресс-службе Комитета лесного хозяйства Московской области «МБХ медиа» сказали, что с начала сезона на землях лесного фонда Московской области было зафиксировано и ликвидировано два торфяных пожара — оба в Орехово-Зуевском лесничестве. Ранее пресс-служба сообщала, что в Шатурском районе было ликвидировано 14 очагов тления торфа.

Григорий Куксин отмечает, что в Подмосковье гораздо лучше готовы к такой ситуации, чем в других регионах: «Там гораздо больше лесников, пожарных, техники. Если говорить не только о Московской области, но и о соседних регионах, где такая же ситуация, то тревоги гораздо больше. Если говорить о Тверской, Владимирской, Ярославской, Ивановской, Смоленской областях, то там гораздо беднее и гораздо хуже экономическая ситуация: гораздо меньше лесников и пожарных, а ситуация такая же сложная. В Подмосковье и Москву дым может прийти с соседних регионов, если мы там не справимся. „Мы“ — в широком смысле: добровольцы, добровольцы Гринписа вместе с пожарными, лесниками».

Лесоторфяной пожар, 2018 год. Фото: Альберт Гарнелис / ТАСС

И пожары, и коронавирус

Дополнительные трудности создают ограничения, связанные с текущей эпидемиологической обстановкой. В первую очередь, это касается волонтерских организаций: «Сейчас не совсем понятно, в каких случаях, как и кому можно выезжать. Большинство организаций либо встали совсем на паузу, либо работают по запросу от партнеров — от МЧС, от Комитета лесного хозяйства, как в нашем случае. Сейчас мы получаем письменное подтверждение на выезд от партнеров. На всякий случай, сейчас мы обращаемся еще к мэру и губернатору. Правила по-разному трактуются в разных городах, поэтому есть сомнения» — сказал Куксин.

При этом выезжающий состав должен соблюдать все меры по предотвращению распространения инфекции: «Выезд — это два человека, которые едут в разных машинах, как правило, без права остановиться по дороге, без права остановиться в населенном пункте, без права заехать на заправку (они заправляются дома и в дороге заправляются из канистры). Им запрещено контактировать с людьми, они носят все необходимые средства защиты, обрабатывают машину, все оборудование. Теперь ту работу, которую мы привыкли выполнять вдесятером, мы вынуждены выполнять вдвоем».

Он отметил, что лесная охрана, те люди, которые в первую очередь борются с торфяными пожарами, теперь работают преимущественно из дома — их работа сведена только к выездам на пожары.

«Эпидемиологическая безопасность приоритетна, но очень хочется при этом не допустить дым в городах. Это задача, которая и перед нами, и перед лесниками стоит: как в условиях коронавирусных ограничений попробовать справиться с аномальным количеством пожаров» — резюмировал Куксин.

Ждать ли дыма в городах?

Поскольку все пожары, которые произошли за последнее время в стране — рукотворные, Григорий Куксин надеется, что худшего сценария можно избежать: «Сейчас все в наших руках. Я не могу назвать ситуацию безнадежной, но она очень тревожная. Не безнадежная, потому что с тем количеством точек, которые мы сейчас видим, очень сложно справиться, но можно. Мы видим, как стараются лесники, пожарные. С таким подходом справиться можно, если не будет слишком много поджогов или какой-то экстремальной погоды, когда все разгорится очень сильно. Сейчас все на грани».

Ранее глава МЧС Евгений Зинчев призвал ужесточить наказание за поджог сухой травы: «Это происходит из года в год, мы вводим дополнительные меры, но пока изменений в лучшую сторону мало, поэтому надо решать вопрос уже радикальными методами».

«Не надо поджигать траву, не надо сейчас устраивать пожары, потому что в этих условиях с ними, во-первых, можно не справиться, а если мы с ними не справимся, то у нас к легочным заболеваниям добавится еще и задымление» — призывает Куксин.

Если вы стали свидетелем торфяного пожара на ранней стадии, нужно срочно вызвать пожарных. Телефон: 112. Прямая линия лесной охраны: 8−800−100−94−00.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: