«Мы все хотим домой, мы хотим в Россию». Интервью с россиянкой, которая не может вернуться из Непала – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Мы все хотим домой, мы хотим в Россию». Интервью с россиянкой, которая не может вернуться из Непала

«Мы все хотим домой, мы хотим в Россию». Интервью с россиянкой, которая не может вернуться из Непала

Сотни российских туристов не могут выехать из Непала: авиасообщения нет, когда они смогут вернуться на родину, им не говорят, у них кончаются деньги на еду и жилье. Туристка из Сочи Наталия Белокреницкая рассказала ведущей подкаста «Взаперти» «МБХ медиа» Даше Даниловой о том, как живут застрявшие в Катманду россияне, о переговорах с посольством и об обстановке в стране.

— Как вы оказались в Непале?

— Я приехала в составе группы, которая совершала маршрут к базовому лагерю Эвереста через озера Гокио. Маршрут этот я планировала несколько лет. В марте у меня день рождения, в этом году мне исполнилось 45 лет. Была у меня такая мечта — встретить 45 лет в базовом лагере у Эвереста. В этом году я ее осуществила.

— Когда началось ваше путешествие?

— Мы прилетели 9 марта и должны были закончить свой трек 27 марта. В этот момент во всем мире уже была напряженная ситуация с коронавирусом, но Непал не относился к тем странам, в которые не было рекомендовано выезжать. Здесь мало туристов было из Китая, которые могли быть потенциальными распространителями инфекции. Тем более, на тот момент каких-либо предупреждений о том, что будет прекращено международное авиасообщение, не было. Именно поэтому поездка не была отменена, я спокойно села в самолет и улетела в Непал.

— Девятого марта, насколько я помню, в России уже начинали волноваться по поводу коронавируса, но, кажется, еще не так сильно, как это сейчас. Вы помните те дни, у вас были какие-то сомнения?

— Да, конечно, помню, но никаких сомнений у меня не было абсолютно. Во-первых, потому что сам наш трек предусматривал минимальный контакт с потенциально опасными носителями. На момент моего прилета в Непал здесь был выявлен всего один случай заболевания коронавирусом, и то инфицированный человек был сразу помещен в клинику. Соответственно, никакого беспокойства у меня не возникало. Никто при пересечении границы не спросил у меня: «А может быть, вы не будете вылетать?»

— Какая сейчас обстановка в Непале с коронавирусом?

— На сегодняшний день официально зарегистрированных случаев девять, но мы понимаем, что это не реальное количество больных коронавирусом, а количество выявленных случаев. Непал — страна с низким уровнем медицинского обслуживания, здесь очень мало клиник, на весь Непал всего несколько тысяч тестов на коронавирусы. Поэтому эти случаи были выявлены только у тех, кто обратился. На улицах, возможно, есть потенциальные носители этой инфекции.

— Какие-то специальные медицинские меры предпринимаются в Непале? Введен карантин, правила самоизоляции, ЧС?

— 14 марта Непал прекратил выдачу туристических виз. С 23 марта перекрыл международное авиасообщение. С 24 марта введен режим ЧС по всей стране и запрещены любые передвижения. На тот момент мы, например, со своей группой находились в Лукле, часть россиян находилась в другом туристическом районе — в Покхаре. В течение четырех дней с помощью усилий посольства все были свезены в Катманду. В один район, в туристический район Тамель, там есть отели, в которых можно разместиться.

В самом городе так же введен режим ЧП, любые передвижения по городу запрещены, все закрыто, единственное — утром и вечером на час открываются некоторые лавки, в которых туристы могут приобрести необходимые продукты и средства личной гигиены, а также аптеки.

Если выходишь из отеля на улицу, то обязательно в маске и в перчатках. Вообще, отель не разрешает нам выходить на улицу, поскольку именно там мы можем подхватить эту инфекцию, а потом заразить владельцев отеля и их работников. Нас, конечно, выпускают, но неохотно, не более одного человека из группы. Когда ты возвращаешься в отель, тебе полностью обрабатывают специальным раствором волосы, руки, одежду и пакет с продуктами или лекарствами, который ты принес. Естественно, на каждом этаже, в каждом номере, есть санитайзеры.

— Вы сказали, что вас в Катманду привезли усилиями посольства. Можете поподробнее рассказать, как посольство организовало перевозку?

— Не усилиями посольства, а с его помощью. Мы прибыли в Луклу 24 марта, у нас закончилась программа трека. На этот момент любые передвижения по стране уже были запрещены. Единственный способ выбраться из Луклы — это самолет. С посольством мы связались еще до этой ситуации, в посольстве сказали: «Спокойно возвращайтесь в Катманду, будем решать вопрос».

24 марта мы прибыли в Луклу. Поняли, что у нас нет возможности добраться до Катманду. Руководителю нашей группы удалось связаться с военными. Они предложили нам для эвакуации военный вертолет вместимостью 20 человек. В принципе, вся наша группа туда помещалась, нас было 18 человек. Но потом утром мы увидели, что французов увезли на самолете. Стали выяснять, оказалось, что французское консульство связалось с авиакомпанией, а авиакомпания связалась с министерством туризма Непала, и те выдали им разрешение на вылет. Мы предложили такой вариант посольству, посольство ответило, что организовать чартер для нас они не могут. Единственный вариант — мы сами договоримся с авиакомпанией, тогда посольство направит в авиакомпанию письмо, в котором они попросят прислушаться к нашей просьбе и выделить нам этот самолет. Мы получили предварительное согласие от авиакомпании, направили это согласие в посольство, посольство стало формировать списки.

27 числа был сформирован общий список на эвакуацию, нас было 33 человека, это три самолета. На утро 28-го марта был запланирован вылет. Прибыв с утра в аэропорт, мы увидели что нас, россиян, не пускают, пускают только европейцев. Мы заплатили по 200 долларов, и нас привезли в Катманду. Естественно, в отелях мы размещены за свой счет, сами оплачиваем свое проживание и питание.

— Сколько стоит проживание и питание на одного человека в сутки?

—  В различных отелях по-разному. Я плачу 32 доллара, это за проживание и трехразовое питание.

— А отели вообще подняли цены или там обычно все столько и стоит?

—  Наоборот, отели идут навстречу и снижают цены. Часть отелей предлагают бесплатное проживание, но для этого нужно питаться в ресторанах, которые находятся в этих отелях.

Средний ценовой сегмент — 10−15 долларов. Но питаются люди там самостоятельно, потому что в некоторых отелях кухня, где можно готовить. Есть вариант бесплатного питания, правительством Непала организованы точки выдачи, два раз в день выдается рис, макароны.

— А вы получали бесплатное питание или нет необходимости?

— На сегодняшний день у меня пока есть финансовая возможность проживать и питаться в отеле. Но я знаю, что очень многие из нас, россиян, пользуются либо этой услугой, либо готовят самостоятельно. На сегодняшний день рацион обычного россиянина следующий: на утро либо яичница, либо отварное яйцо с чаем, обед — это рис с минимальным набором овощей, и ужин — чай с какими-нибудь бубликами.

— Расскажите, что с самолетами в Россию. Были ли рейсы из Непала в Россию с тех пор, как вы оказались в Катманду?

— Между Непалом и Россией прямое авиационное сообщение отсутствует в принципе. Основная масса туристов добирается в Катманду или через Катар, или через ОАЭ. На сегодняшний день прямых рейсов нет, и за нами не может прилететь ни одна российская авиакомпания. Более того, для вывоза из Катманду нужно иметь лицензию на посадку в Катманду. Здесь один из самых опасных в мире аэропортов, потому что он расположен в непосредственной близости от Гималаев. Но европейцев и американцев вывозят, потому что компания «Qatar» имеет разрешение от властей Непала. Несмотря на то, что границы закрыты, ежедневно совершается несколько рейсов. Готовят списки, согласовывают с авиакомпанией, в определенный момент находящиеся здесь европейцы получают СМС-оповещение о том, что такого-то числа будет рейс, они прибывают в аэропорт. На момент отлета денег с них никто не берет, а потом уже, по возвращению в свои страны, государство им выставляет счет, и они его оплачивают.

— А что вам сказали в посольстве?

— Нам сказали, что о нас в Москве знают. Есть списки находящихся здесь россиян, а также жителей стран бывшего Советского Союза, то есть, наше посольство сформировало общий список россиян, украинцев, казахов, белорусов, в него даже включены были представители прибалтийских республик. Но, к сожалению, Москва, по словам посольства, в график эвакуации нас не включает, Москва информацию о том, когда может быть запланирован рейс, не выдает.

Мы, конечно, очень сильно надеялись на график, который должен был быть опубликован шестого апреля. Вчера мы все сидели и ждали этот график, но вечером увидели, что в этом графике появилось всего-навсего два рейса, один из Киргизии, вывозили спортсменов, второй из Бангладеша, вывозили сотрудников Росатома. Сегодня появилась информация, что два борта улетают из Таиланда. Непала ни в графике, ни хотя бы в категории «прочие страны» пока нет. Именно это и создает большие проблемы и нервозность среди находящихся здесь россиян, поскольку мы не знаем, сколько нам здесь еще сидеть. А от того, что мы не знаем, сколько здесь еще сидеть, мы не можем рассчитать свои финансы. Посольство уверяет, что нас отсюда эвакуируют бесплатно, то есть об этом было сказано с первого дня, и до сегодняшнего дня эта информация никак не была опровергнута.

— А в каком вообще настроении ваша группа и другие туристы сейчас?

—  Кончено, в удручающем, поскольку мы видим, что россиян из других стран эвакуируют. Я понимаю, что мы все для нашего государства важны, мы все — россияне. Но нас, к сожалению, не вывозят, не планируют вывезти. Из-за этого, конечно, среди россиян начинаются пессимистические настроения, поскольку мы не нужны своей стране, особенно когда мы видим, что вывозят европейцев. А мы находимся в неведении, и у многих уже сложилась критическая финансовая ситуация.

— А вот наше посольство: оно скорее кормит вас обещаниями или оно само не понимает, что происходит? Как по вашим ощущениям? Вы ведь с ними напрямую общаетесь?

— Да, мы общаемся с ними напрямую, у нас сформирован оргкомитет из активных российских граждан, семь человек, уже прошло две встречи в посольстве, но, к сожалению, наш посол не может нам сказать именно то, что нас интересует больше всего, хотя бы дату. Я не могу сказать, что посольство полностью бездействует. На все наши просьбы о какой-то там помощи, именно организационной, они идут навстречу. Предложили помощь терапевта, если кому-то понадобится медицинская помощь, предложили помощь, если кому-то нужно переехать в другой район из гостиницы в гостиницу, поскольку перемещение по городу запрещено, предложили посольскую машину. Но это мелочи по сравнению с тем, что все мы хотим домой, все мы хотим в Россию. Более того, основную информацию мы получаем из интернета, не от посольства, а из интернета, сайта МИДа, из каких-то других источников, печатных, в том числе российских, о том, что происходит в стране, есть ли какие-то графики, что планируется. Задали мы этот вопрос нашему посольству, получаем ответ: «Мы знаем об этой ситуации, работаем, но ответа из Москвы пока нет».

— Расскажите о медицинском обслуживании.

— На сегодняшний день официально зарегистрировано девять случаев (коронавируса) в Непале. Но это официально зарегистрированных, поскольку на весь Непал всего несколько тысяч тестов, их экономят. Двери больниц для туристов закрыты, поскольку нас воспринимают как потенциальных носителей этого вируса. Практически у всех у нас окончились медицинские страховки. Сейчас страховые компании их не продлевают, если что-то произойдет с кем-то из нас, мы не можем рассчитывать даже на их экстренную помощь, она будет возможна только за счет собственных средств. Каждый из нас, приезжая сюда, имел с собой запас медицинских препаратов, но никто не мог рассчитывать, что придется задержаться.

— А все российские туристы живут в одном отеле или разных?

— В разных. Но в связи с тем, что нет информации о том, когда нас будут эвакуировать, часть россиян переехала в другие районы Катманду, более дешевые, где предлагают проживание не в отелях, а в квартирах или домах. Некоторые переехали в гости к своим друзьям.

— Есть сейчас какое-нибудь понимание, когда примерно вас могут эвакуировать?

— Нет. Мы так рассчитывали на этот график, который должен был появиться, но никакой информации нет. Если будет согласован борт МЧС или военный борт, то нас известят в течение пяти-десяти часов с момента, когда будет получено это согласование. Единственное, на что мы надеемся, это на то, что 15 числа будет снят локдаун и разрешат международные вылеты. Возможно, появится хотя бы возможность попасть в Россию через Минск. Сейчас есть теоретическая возможность из тех же европейских городов попасть в Минск, поскольку «Белавиа» осуществляет свои рейсы.

— А Непал закрыл границы до 15 апреля?

— Пока да. Но опять же, даже в этот период «Qatar» летает и вывозит граждан других стран.

— Вы поехали одна?

— Да, я приехала одна, дома меня ждет взрослая дочь и пожилые родители. У меня девятого апреля у дочери день рождения, скоро у мамы юбилей. Дома меня ждут.

— Понятно, вы там не вовремя застряли.

— Я, конечно, не рассчитывала, что я настолько задержусь. Конечно, хочется домой. Я понимаю, что в Сочи сами знаете что происходит, улицы тоже перекрыты, но дом есть дом, мой дом — Россия, я хочу в Россию, я хочу домой.

Слушайте ежедневный подкаст «Взаперти», подписывайтесь на Apple Podcasts, Castbox и других платформах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: