«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского

«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского

«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского

В городе Березовском Свердловской области 17 апреля будет вынесен приговор по делу об убийстве 20-летнего инвалида Дмитрия Рудакова. 10 августа 2018 года его нашли мертвым, с черепно-мозговой травмой и следами побоев.

Обвиняемыми по делу проходят четверо подростков 14−16 лет. 28 января им переквалифицировали статью с части 4 статьи 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего») на подпункты д, ж, и части 2 статьи 105 УК («Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений с особой жестокостью»). Сейчас трое подростков находятся под домашним арестом, еще один, уже осужденный за угон автомобиля, заключен под стражу.

Была в этой компании и 13-летняя девочка — она снимала избиения и убийство на видео. 30 ноября ее по решению суда отправили в учреждение закрытого типа для трудных подростков.

Мать убитого, Елена Рудакова, рассказала «МБХ медиа», как добилась ужесточения статьи для подростков, как их родители предлагали ей деньги, и почему она боится, что обвиняемые не понесут наказания.

О суде

Прокурор запросил всем четверым ребятам девять лет и девять месяцев. Их защитники требуют вернуть статью, по которой их обвиняли раньше: часть 4 статьи 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). Я за это переживаю больше всего: возможно, статью поменяют. Это все выяснится 17 апреля.

Не могу сказать, насколько довольна сроками, которые запросил прокурор. Но тут все равно законы, выше законов не прыгнуть.

Еще будут апелляции. Не знаю пока, с чьей стороны. Я думаю, они будут добиваться дополнительной психиатрической экспертизы. Хотя высококвалифицированные специалисты их проверяли, пока они сидели в СИЗО.

Я опасаюсь, что они могут уйти от наказания, потому что в одном интервью защитница одного из подростков говорила, что у них есть знакомства, связи. Если их положат на дополнительную экспертизу, там сделают любые бумаги, какие надо.

Полгода назад у нас с моим адвокатом состоялся разговор. Я ему сказала, что если будут предлагать деньги, я не буду их брать. Буквально через некоторый промежуток времени он сказал, что родители подростков согласны дать по 50 тысяч рублей. Я сразу сказала, что мы об этом уже разговаривали, и тема закрыта. Он ответил, что понял. Больше мы эту тему не поднимали.

На предпоследнем заседании я вдруг узнаю, что мне отправлен какой-то перевод: 30 тысяч рублей от родителей одного из обвиняемых. Причем на адрес, где я ранее никогда не проживала. Либо случайно это было, либо с каким-то умыслом, я не знаю. На почту я не ходила, денег не получала и не собираюсь получать.

«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского

Дмитрий Рудаков с мамой. Фото: 66.ru

Об убийстве

Как на суде все говорят, что эти подростки с моим сыном не были знакомы. Я их не знала. Они приняли Диму за наркомана. Он принимал определенные таблеточки, под которыми у него, конечно, была заторможенная речь, немного наклоненная голова. Видно, что он особенный ребенок.

И вот они спрашивали у него: «Что с тобой? Почему ты такой?». И приняли его за наркомана по каким-то таким действиям. Уже тогда, у магазина «Райт», начали издеваться над ним. Когда они встретили его в магазине, он испугался и убежал от них через другие двери.

Подростки вышли на улицу и опять встретили: «Что ты убежал? Мы тебе ничего не сделаем». Но чего-то он испугался. Не знаю, чего.

И вот за магазином «Райт» они начали над ним насмехаться: «А что это у тебя животик?». А он был сам худенький, и животик. И они начали бить его по пузику. Прямо у торгового центра.

Потом они попросили купить сигареты, так как им не продадут. Там можно было разными дорогами пойти, можно было в этом торговом центре купить. Но они уже решили, что он наркоман, начали тыкать его в живот, насмехаться над ним. И все, потом они повели его. Не по нормальной дороге, а гаражами. Там такое место, когда я ездила туда, мы его еле нашли. Зайдя за гаражи, они сразу же начали его бить.

Видео я это посмотрела — наконец-то решилась — вот только на этих судебных заседаниях. До этого я не могла решиться.

Сейчас они говорят: «Мы не хотели». Кто-то один сказал, что в голову не ударял, только в грудь. Ничего подобного на этом видео нет. Все они наносили удары по голове. Видно, как они издевались, никто с места происшествия не хотел уйти. Они достаточно грубо кричали, все матом.

Он делал все, что они ему говорили, даже не сопротивлялся. Только говорил: «Ммм…не надо… хватит». Абсолютно никакого сопротивления. Он был высокий: метр и 85 сантиметров. Некоторые из подростков были меньше ростом. И они даже двое стояли по краям, а третий опирался на их плечи и пинал прямо в лицо, голову, грудь. С ноги.

Потом они его раздели, опорожнились на него, сигареты об него тушили. Табурет об него разбили с одного раза. Там такая толстая табуретка, нам ее показывали. Ведро на голову надевали, пинали в голову. Потом сняли ведро. Били ведром об голову.

Я не думаю, что это смерть по неосторожности. Это было направленно, пока не добьют. Один из них так и сказал: «Давайте его добьем». Они прыгали ногами на грудь и на голову. И один, последний, прыгнул на него: одной ногой на кадык, второй — на лицо. Там в земле вмятина глубиной 20 сантиметров была от головы. И они говорят, что они не хотели убивать, и их адвокаты требуют смягчить статью, что это по неосторожности, не в сговоре. Я не верю в это. Тут все налицо.

Кто-то признает вину, кто-то частично, но только по части 4 статьи 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»).

«Один так и сказал: давайте его добьем»: монолог матери убитого подростками инвалида из Березовского

Могила Дмитрия Рудакова. Фото: 66.ru

О борьбе со следствием

У девочки, которая это все снимала, был суд, очень сложный. Когда мы обращались в наш Следственный комитет, нам видео (то самое, на котором запечатлено убийство Рудакова. — прим. «МБХ медиа») не давали ни под каким предлогом, хотя оно нам нужно было на суд. Суд закрытый, никто его не увидит.

В итоге прокурор города взял эту пленку на суд к этой девочке, и нам удалось посмотреть запись. Только благодаря видео, наверное, ее отправили в спецшколу на год и шесть месяцев. Это было 30 ноября. Сейчас она находится в Курганской области. 3 ноября ей исполнилось 14 лет, но на момент совершения преступления она была еще 13-летняя.

Следственный комитет Березовского городского округа вставлял нам палки в колеса. Я писала и президенту, и губернатору, и ходила к нашим депутатам, писала в Генеральную прокуратуру, ездила туда сама, в Следственный комитет писала. Перед Новым годом, 28 декабря, отправила письма с просьбой поменять статью с убийства по неосторожности. И после нового года меня пригласили в наш Следственный комитет и поменяли статью.

Они это сделали только благодаря этим письмам. Если бы я не писала, не звонила, не обращалась, то оно бы ничего не поменялось.

А потом Алексей Зырянов (руководитель следственного отдела по городу Березовский. — прим. «МБХ медиа») давал интервью, в котором рассказывал, какие они молодцы, что ужесточили статью.

О сыне

Моему сыну дали группу инвалидности в 2017 году. Он как обычный ребенок ходил в школу, занимался с репетитором английским, на каратэ отходил шесть лет. А потом в подростковом возрасте начало прогрессировать заболевание, оно связано с неврологией.

Он постоянно занимался с младшим братом, они играли. Дима любил разные фильмы смотреть, мне что-то советовал. Мы ездили и в аквапарк, и отдыхать, и на природу в палатках все вместе. Они с младшим братом часто в кино ходили.

Второго августа мы прилетели из Сочи, а пятого августа он ходил на встречу одноклассников. Его одноклассники и сейчас меня поддерживают, приходят ко мне. Они дружили с самого детства, с первого класса. У него есть друг из Питера, он приезжал к нам постоянно. Мы с ним сейчас тоже поддерживаем связь, он ко мне в гости приезжает. Это друг детства, еще с детского сада. Я не знаю, почему пишут, что у него не было друзей, друзья были.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: