in

Почему Кипр не дает ЕС ввести санкции против Белоруссии и при чем тут Турция?

Почему Кипр не дает ЕС ввести санкции против Белоруссии и при чем тут Турция?
Фото: NeedPix

После месяца протестов в Белоруссии введение санкций Евросоюза против этой страны было ожидаемо. Но санкций не ввели: неожиданно Кипр, единственный из 27 стран, проголосовал против, заблокировав решение. Хотя дело совсем не в Белоруссии, причина — в Турции и Греции. Рассказываем, почему Кипру приходится выступать против санкций и как кризис в Средиземноморье влияет на протесты в Белоруссии.

В минувший понедельник Светлана Тихановская встретилась с главами МИД Евросоюза в Брюсселе и призвала ЕС ввести санкции против белорусских чиновников — их список формировался всю предыдущую неделю, все ждали лишь его обнародования. Однако санкции ввести не удалось: Кипр, единственный из 27 стран Евросоюза, заблокировал решение.

О том, что Кипр выступает против белорусских санкций, первым сообщил глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич. «К сожалению, сегодня мы не смогли договориться о санкциях, связанных с нарушением прав человека, так как одна из стран-членов произвела „захват заложников“, что посылает неправильный сигнал белорусам, нашему обществу и всему миру», — написал он в твиттере, имея в виду блокировку решения по санкциям Кипром.

В ответ глава МИД Кипра Никос Христодулидис заявил, что реакция Евросоюза на нарушение прав во всех странах должна быть одинаковой, а не выборочной. В таком случае, по мнению Кипра, следует ввести санкции и против Турции. Именно такой ультиматум поставил Кипр Евросоюзу: на санкции против Белоруссии страна согласится только в случае, если будут предприняты меры в отношении Анкары.

Дело в том, что уже несколько месяцев в Средиземном море развивается процесс, который сильно обостряет обстановку в регионе и, как считают некоторые аналитики, может угрожать территориальной безопасности Кипра. Причина в том, что Турция решила начать разведку и добычу газа в Средиземном море в водах, которые Кипр и Греция считают своей исключительной экономической зоной.

«Второе турецкое вторжение»

Выступая в понедельник 21 сентября на совместной конференции с президентом Республики Кипр Никосом Анастасиадисом, президент Греции Катерина Сакелларопулу заявила, что готова сделать все возможное, чтобы разрешить кризис, в который оказался втянут Кипр, и «предотвратить второе турецкое вторжение» на остров.

Первое произошло в 1974 году и де-факто разделило остров на две части. В 1960 остров Кипр, на протяжении столетий переходивший из одних колониальных рук в другие, обрел независимость. Изначально на острове жили в основном греки, но после трехсотлетнего периода в составе Османской империи там осталось много этнических турок, и между двумя общинами начались столкновения. Вскоре сторонники присоединения Кипра к Греции совершили военный переворот, а турки в ответ высадили на остров войска, оккупировав существенную часть территории.

В итоге Кипр оказался разделен на две части: «греческую» Республику Кипр и признанную только Анкарой Турецкую Республику Северного Кипра. В этом состоянии остров живет до сих пор.

Поэтому неудивительно, что во время обострения отношений Греции и Турции вокруг газового месторождения в Средиземном море Кипр ощущает себя в опасности: остров может стать местом столкновения сил двух этих стран, которые уже «бряцают оружием».

Исследовательское судно в сопровождении военных кораблей турецкого флота с июля ходит по спорным водам Восточного Средиземноморья, между Грецией, Турцией и Кипром. Турция начала переброску танков на границу с Грецией, Греция демонстративно провела военные учения, а на помощь ей уже готовится прийти Франция, направившая самолеты в регион для предотвращения агрессивных действий Турции.

Конфликт Афин и Анкары вызывает напряжение во всем Восточном Средиземноморье: Турция занимается развитием региона по соглашению с Ливией, а Греция в свою очередь сотрудничает с Египтом.

«Новая Османская империя«?

Отдельную опасность для Кипра представляет внешняя политика Турции, которая становится все более агрессивной, напоминая амбиции Османской империи. Некоторые политологи считают, что Эрдоган старается расширить географические, экономические и политические зоны влияния Турции, а сам режим становится все более авторитарным и все менее секулярным.

Так собор Святой Софии, который был главной достопримечательностью Стамбула-Константинополя и местом паломничества туристов со всего мира, независимо от вероисповедания и конфессии, в июле стал мечетью. Это возмутило греков и вообще всех христиан, так как собор строился и существовал почти тысячу лет как христианская святыня.

Имперские амбиции Турции могут включать и воды в восточной части Средиземного моря, так как большая часть этой территории долгое время принадлежала Османской империи. И Кипр, кажется, справедливо опасается, что в зоне риска может оказаться его территориальная целостность.

Именно поэтому на острове, по-видимому, решились на ультиматум ЕС: либо потерять «лицо», не выполнив обещаний по белорусским санкциям, либо требовать введения санкций или предпринять другие меры против действий Турции в Средиземном море.

Обсудить еще раз список белорусских чиновников, против которых в Евросоюзе введут санкции, планируют 24 сентября. Окончательное решение по ним примут лидеры стран на особом саммите Совета Европы. Однако введению белорусских санкций может вновь воспрепятствовать Кипр.

Тихановская объявила себя единственным «лидером, который избран белорусским народом»

Тихановская объявила себя единственным «лидером, который избран белорусским народом»

Генпрокурор России предложил усилить контроль за интернет-контентом ради безопасности подростков

Генпрокурор России предложил усилить контроль за интернет-контентом ради безопасности подростков