Последний рубеж обороны: кто и как отдал под застройку безымянные могилы солдат ВОВ и пейзажи у монастыря под Звенигородом – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Последний рубеж обороны: кто и как отдал под застройку безымянные могилы солдат ВОВ и пейзажи у монастыря под Звенигородом

Перед майскими праздниками депутаты Одинцовского городского округа в условиях самоизоляции приняли на срочном заседании новые правила землепользования и застройки (ПЗЗ). Основной смысл нового ПЗЗ — разрешить застройку частными домами свободной территории вокруг Звенигорода и Барвихи, которые недавно присоединили к Одинцовскому городскому округу. Вокруг самого Одинцово по новому ПЗЗ продолжится уже привычная для города застройка многоэтажками. По мнению активистов, особенно цинично, что ландшафты последнего сохранившегося рубежа обороны Москвы 1941 года отдают под застройку в канун 75-летия победы в Великой Отечественной войне. «МБХ медиа» рассказывает, почему пейзажи, воспетые еще Пушкиным, скоро можно будет увидеть только на шедеврах живописи и фотографиях.

ПЗЗ для безымянных могил

История с переделом земли началась в 2019 году с объединения Одинцовского района и городского округа Звенигород в единый Одинцовский городской округ. После слияния Одинцово, Звенигорода и Барвихи образовался округ площадью более 1200 квадратных километров, что на 300 квадратных километров больше Москвы внутри МКАД и сравнимо с площадью Нью-Йорка, Санкт-Петербурга. Образование новой административной единицы стало поводом для передела земли на всей огромной территории. Особое беспокойство у активистов вызывает судьба окрестностей Звенигорода, где сосредоточено множество достопримечательностей.

«Из-за слияния прежние ПЗЗ и генпланы утратили свою силу. Нужно было склеить два старых ПЗЗ в один, а два старых генплана в один генплан», — поясняет в разговоре с «МБХ медиа» исполнительный директор местного общественного движения «Одинцовская инициатива» Георгий Городецкий.

По новым ПЗЗ на отдельных участках на западе Подмосковья разрешается застроить частными домами до трех этажей 75% территории. Под застройку отдаются все самые ценные культурные ландшафты, которые удавалось спасать последние 20 лет, рассказывает в разговоре с «МБХ медиа» заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников Евгений Соседов: «В первую очередь, это территория вокруг Саввино-Сторожевского монастыря. Важны как вид на монастырь, так и вид из монастыря».

Последний рубеж обороны: кто и как отдал под застройку безымянные могилы солдат ВОВ и пейзажи у монастыря под Звенигородом

Звонница и Троицкая надвратная церковь на территории Саввино-Сторожевского монастыря. Фото: Александр Артеменков / ТАСС

Такая же ситуация с поймой между усадьбой Введенское и Верхним Посадом, откуда открывается вид на Звенигородский городок (кремль), построенный в 14−15 веках. В конце 19 века русская художница Мария Якунчикова, которая считается предвестницей русского символизма и модерна, написала оттуда несколько картин, которые хранятся в том числе в Государственной Третьяковской галерее.

Под застройку пойдет также территория к северу от монастыря в долине реки Сторожки, которая расположена между скитом преподобного Саввы Сторожевского и деревней Дютьково. «Там сохранились прекрасные вековые дубравы. Эти пейзажи запечатлены на полотнах художника Исаака Левитана, а также воспеты Пушкиным», — рассказывает Соседов. Родовое имение Ганнибалов расположено неподалеку от Звенигорода. Пушкин в юношестве посещал Саввино-Сторожевский монастырь, где происходит действие его поэмы «Монах».

Еще в зону, где разрешается застройка, попали парк и пойма напротив усадьбы Медведниковых Поречье, берег реки вокруг дома-музея писателя Михаила Пришвина в Дунине.

Особое внимание Соседов обращает на угрозу исторической памяти о Великой Отечественной войне. Под застройку пойдут территории, откуда начиналось контрнаступление советской армии 5 декабря 1941 года. «К этому относится Дунинский ландшафтно-археологический комплекс с участком рубежа обороны Москвы и святыми источниками. Местные жители привели место в порядок и сделали музеем под открытым небом», — рассказывает Соседов.

«Речь идет о самом драматичном эпизоде битвы за Москву, когда немцы стояли в 30 километрах от города и из подзорной трубы смотрели на башни Кремля, собирались через два дня маршировать по Красной площади», — рассказывает Соседов. Он отмечает, что это единственное направление Подмосковья, где со времен боевых действий сохранился ландшафт, так как территория вдоль Волоколамского и других шоссе уже плотно застроена.

Там сохранилось огромное количество не поднятых останков, которые до сих продолжают находить в полях, говорит он.

Вместо того, чтобы показывать детям подлинные землянки времен ВОВ в Дунино, детей везут в парк «Патриот» в Кубинке, где делают землянки из лакированных бревен, говорит Соседов.

В петиции против новых ПЗЗ на Change.org, которую подписали более семи тысяч человек, говорится, что активистам не удалось уговорить власти поставить эту местность под охрану: «Власти Москвы отказали в постановке под охрану Рубежа обороны, сославшись на письмо одного из сотрудников Музея обороны Москвы от 20.02.2016 с циничной формулировкой: „бои в указанном районе были непродолжительными, не носили кровопролитного характера. Данный эпизод не имеет значимости для обороны Москвы“». Тем не менее активисты надеются на позицию экспертов РАН и Музей обороны Москвы, которые уведомили чиновников о важности сохранения исторической памяти Звенигородского сражения 1941 года.

На картах нового ПЗЗ земля разделена на несколько категорий: земли населенных пунктов, земля под индивидуальную жилищную застройку, рекреационно-жилищную застройку, парковые территории. Но на деле, документ предполагает строительство на всех этих землях, отмечает Соседов. По документу, на территории, отмеченной как «парковая», допускается застройка 75% площади строениями до трех этажей.

«Особо охраняемая природная территория „Масловская лесная дача“, леса Серебряноборского лесничества по новому проекту почему-то включены в территорию населенных пунктов, либо в зону парков, где по документу почему-то возможно строительство, — говорит Соседов. — По логике вещей зона парков не должна подразумевать строительство. Они говорят „мы поместили эту территорию в зону парков“, смотришь расшифровку, а там разрешается такое же строительство, как и в любой другой зоне».

Последний рубеж обороны: кто и как отдал под застройку безымянные могилы солдат ВОВ и пейзажи у монастыря под Звенигородом

Масловская лесная дача. Фото: zastroyke.net.ru

Депутат с ярким оперением и заседание в Zoom

Окончательный вариант принятого ПЗЗ еще не опубликован. В распоряжении «МБХ медиа» есть документы, которые высылались депутатам для ознакомления. Проект ПЗЗ был опубликован еще летом 2019 года. Планы властей вызвали возмущение части местных жителей. В период проведения общественных слушаний жители внесли более 1600 замечаний к проекту, говорит Городецкий: «Замечания были со всех уголков округа».

Депутат от КПРФ Сергей Теняев, который проголосовал против нового плана, сказал «МБХ медиа», что замечания населения не были учтены. Теняев раньше был главой Барвихи, но теперь ее тоже присоединили к новообразованному городскому округу. «Проигнорированы все предложения и замечания, собранные на публичных слушаниях летом-осенью прошлого года. Я сам принимал участие в тех слушаниях. Я отстаивал интересы поселка, в котором проживаю. В новом плане тех изменений, которых мы добивались, я не обнаружил. Я пообщался с другими участниками слушаний. Их пожелания тоже никак и нигде не учтены. В такой ситуации сейчас сотни людей, про которых забыли», — говорит Городецкий, который от имени инициативной группы обратился к губернатору Андрею Воробьеву с просьбой отменить решение депутатов.

На внеочередном заседании совета депутатов, которое прошло по видеосвязи, за новые ПЗЗ проголосовало 26 депутатов, против — четыре, трое воздержались.

Депутат Теняев говорит, что будет в судебном порядке оспаривать принятое решение. По его мнению, заседание было нелегитимным: депутаты получили документы на более чем 500 страниц для ознакомления только в 12 часов ночи, а голосовать по ним надо было уже в 12 часов дня.

На заседании Вячеслав Киреев, который возглавляет фракцию «Единой России» в совете депутатов, на претензии о нехватке времени для изучения документов ответил, что «все грамотные и умные» депутаты смогли ознакомиться с новыми ПЗЗ.

Киреев попадал в репортаж «России 1», как человек, нелегально установивший себе памятник у Третьяковской галереи на Крымском валу.

Журналисты представили его как человека, который «торгует на Минском шоссе метелками». «Крупный самец, яркое оперение, свист соловья весной, надувание пузыря… Он хочет быть героем, звездой», — так по просьбе канала прокомментировал страсть Киреева к ношению на себе многочисленных медалей замдиректора государственного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского Зураб Кекелидзе.

«МБХ медиа» обратились за комментарием е главе фракции «ЕР» Кирееву, но, по словам его помощницы, он мог бы ответить на запрос только после 10 мая, так как занят поездками по округу.

Также часть депутатов на заседании выражала недовольство передачей леса под застройку. Депутат Теняев на заседании сказал, что Бреховский лес в Одинцовском районе отдают под жилищную застройку, но чиновники утверждают, что леса вовсе не существует.

— ПЗЗ согласовывались со всеми министерствами и ведомствами, в том числе и с комитетом лесного хозяйства, где было не подтверждено, что там есть лес, — ответила ему начальник управления градостроительной деятельности Надежда Рыбакова.

— Но по факту он есть, — сказал Теняев

— У лесников есть свои планшеты, — на этом Рыбакову прервали, чтобы провести голосование.

Депутат Александр Галдин на заседании также обратил внимание, что по новым ПЗЗ под индивидуальное жилищное строительство разрешается выдавать до 500 тысяч квадратных метров. «Вы закладываете для областного правительства возможность выделять кому-то поместья?» — возмущался он.

Аналогичное решение ранее приняли красногорские депутаты, напоминает председатель Звенигородского отделения ВООПИиК Мария Уранова. «Воробьев топнул ногой и сказал: „Вы где там шляетесь, давайте все на-гора, всем нужно ПЗЗ, нам строить надо, а вы там спите“».

Тем временем проблемы с землей у коренных жителей остались нерешенными, говорит Городецкий: «В округе тысячи участков с проблемами в вопросах землепользования. До сих пор буксуют дачная и лесная амнистии. Частая проблема — наложение участков Гослесфонда на земли других категорий. Есть целые поселки, построенные во времена СССР, где живут люди, при этом государство их не признает, считает лесом. Вот надо этим заниматься — устранять противоречия, помогать людям привести документы в порядок, приводить категории в соответствие по факту, а не по планшетам. На такую помощь были надежды у людей, когда шли на слушания по новым правилам землепользования и застройки».

Еще один минус для местных — их жилье подешевеет, если начнется масштабная стройка, считает Городецкий, который работает риелтором. В таком случае сработает закон рынка, сказал газете «Коммерсант» директор департамента загородной недвижимости компании Knight Frank Олег Михайлик: «Морально устаревшие дома будут продаваться дешевле, и их будет сложнее продавать. Но это закон рынка. Глобально на рынок Рублевки, Новой Риги это вообще никак не повлияет».

Редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: