in

«Собираетесь ли вы замуж и рожать детей?» Как молодых женщин в России дискриминируют на собеседованиях

«Собираетесь ли вы замуж и рожать детей?» Как молодых женщин в России дискриминируют на собеседованиях
Фото: Rawpixel

При устройстве на работу девушку могут огорошить вопросами, которые вовсе не касаются ее деловых качеств. Я решила узнать, как часто соискательницы сталкиваются с дискриминацией, и провела опрос в твиттере на тему «Сталкивались ли вы при приеме на работу с вопросами о личной жизни или отказами из-за возможного декрета». За несколько часов твит собрал более 700 комментариев с личными рассказами девушек, столкнувшихся с такой ситуацией. А потом я поговорила с адвокатом и карьерным консультантом, чтобы узнать, как защитить себя до и после собеседования.


Самая типичная история, присланная читательницей моего твиттера, выглядит так: «Много раз сталкивалась с вопросами о личной жизни, планах на замужество и детей. Потенциальные работодатели часто агрессивно заявляли, что я молодая значит точно выйду замуж и буду рожать, а потому на работу меня не возьмут. Причем делали это уже на собеседовании. Зачем приглашать фертильную девушку на собеседование и обвинять ее в фертильности, мне непонятно. Потом я действительно вышла замуж, родила двух дочерей подряд. Снова начала искать работу. Претензия к маме маленьких детей у работодателей одна: будут много болеть, вы будете все время на больничном и мы вас на работе не увидим. В какой-то момент начала писать прямо в резюме, что есть бабушка, которая обо всем позаботится» (Ольга, Москва).

Хотя Трудовой кодекс РФ напрямую запрещает дискриминацию по полу, девушки часто сталкиваются с вопросами эйчаров о личной жизни и планах на детей. Почему такие вопросы вообще являются дискриминацией? Адвокат Ксения Михайличенко, руководитель практики трудового права Московской коллегии адвокатов «Солдаткин, Зеленая и партнеры» объясняет это так: «Есть ст. 3 Трудового кодекса, любое ограничение либо наоборот, предоставление преимуществ работнику исходя из его пола, расы, цвета кожи, политических убеждений и других субъективных критериев за исключением деловых качеств является дискриминацией. Вопрос о браке и детях к деловым качествам работника не имеет никакого отношения. Деловые качества работника — это его профессиональные и личностные характеристики, подтвержденные образованием, опытом работы и так далее. То есть вопрос „закончили ли вы университет и какое у вас образование?“ — это не дискриминация, потому что это прямо вопрос, касающийся деловых качеств, а „собираетесь ли вы замуж и рожать детей?“ никакого отношения к профессиональным качествам деловым не имеет. Как только работодатель такой вопрос задает, мы можем говорить, что он это делает для целей отбора. Значит, здесь есть дискриминация, он отбирает человека не по деловому качеству, не по опыту работы, не по наличию или отсутствию образования, а по тому, собирается человек замуж и рожать детей или нет».

Работодатели всячески пытаются защититься от небезопасных, по их мнению, соискательниц. Молодые кандидатки могут отсеиваться на этапе отбора резюме, когда девушек определенного возраста или семейного положения просто не приглашают на собеседование. Во время собеседования в ход идут не только прямые вопросы о браке и планировании семьи, но и, например, проверка на полиграфе. Анастасия Дьяченко, программистка, пыталась устроиться в IT-отдел компании по сертификации рабочих мест: «Полиграф был на втором собеседовании, меня предупредили, что он обязательный и без него не возьмут. HR на этом собеседовании не было, только сам полиграфолог. В основном вопросы были про кражи и подобные инциденты на предыдущих рабочих местах, но спросили и про беременность. Ответила, что беременеть пока не собираюсь. Потом, когда взяли, тимлид удивился, что меня вообще проверяли на полиграфе, сказал, что всех остальных в команде (мужчин) никто не проверял. Возможно, как раз из-за вопросов насчет декрета». Соискательницам могут задавать и еще менее тактичные вопросы. Пользовательница @cause_blessed приводит пример своей подруги, пытавшейся устроиться специалистом по продажам авиабилетов юридическим и корпоративным клиентам у ведущего туроператора: «Мою подругу спрашивали на собеседовании, сколько раз в неделю она занимается сексом с парнем и насколько раскрепощена в постели. Обосновали эти вопросы так: „Если вы часто занимаетесь и раскрепощены, то и с людьми в общении сможете чувствовать себя уверенно, а нам это важно“». «На работу устраиваюсь. Спросили, есть ли парень. Ответила, что есть. Говорят: „Хорошо, а то у нас зарплата такая, что тебя кто-то должен содержать“», — прокомментировала в другая пользовательница твиттера.

«Собираетесь ли вы замуж и рожать детей?» Как молодых женщин в России дискриминируют на собеседованиях
Фото: Rawpixel
Иногда эйчары идут на хитрость, чтобы припугнуть девушек, — предлагают подписать контракт о том, что соискательницы не будут беременеть в течение нескольких лет. Ксения Фандорина рассказала, что такой контракт на три года ей предложили подписать при устройстве на работу в издательство ЭКСМО, хотя сам договор ей не показали и, как считает девушка, он мог быть выдумкой эйчара. Соискательницы сталкиваются с требованиями принести на собеседование справку от гинеколога об отсутствии беременности, силовые структуры требуют перед устройством пройти военно-врачебную комиссию с гинекологом.

Ксения Михайличенко говорит, что эти способы незаконны: «Некоторые работодатели действительно так делают. В любом суде такое положение договора признают недействительным, потому что оно прямо ставит [договор] в зависимость от качеств, которые не являются деловыми, что прямо противоречит и Трудовому кодексу, и Конституции. Тут больше роль играет психологический фактор, HR говорят: „Мы понимаем, что это недействительное положение, но ведь многие девушки этого не понимают и боятся, что если они забеременеют, то им будет штраф или увольнение“. Ничего этого не будет, а если еще пожаловаться в инспекцию труда, то могут еще и штраф влепить работодателю от 30 до 50 тысяч рублей за нарушение трудового законодательства. Со справкой та же самая ситуация, но сложность в том, что это очень сложно доказать, что реально работодатель у тебя ее попросил. В силовых ведомствах это тоже неофициальное требование. Конечно, если девушка беременна, то гинеколог на ВВК это напишет. Это не является противопоказанием к работе. Никто официально по такой причине не откажет в силовых ведомствах. Если у тебя зрение -10, это является противопоказанием к оперативной работе согласно документам, потому что зрение — это деловое качество, а беременность — нет».

Страх работодателей нанять потенциальную декретницу возникает по двум основным причинам. Работодатель опасается, что он потратит время и ресурсы на обучение девушки, а при ее уходе в декрет придется либо нанять работника на декретную ставку и тоже его обучить, либо перераспределить работу на оставшихся сотрудников. Такое перераспределение создает серьезную нагрузку, уменьшает производительность труда.

Вторая причина — финансовая. Стандартная схема выплат декретных пособий сейчас выглядит таким образом: сначала женщина уходит в отпуск по беременности и родам на 140 дней, дальше начинается отпуск по уходу за ребенком, до полутора лет он оплачивается, до трех уже нет. В декрет по уходу за ребенком может выйти любой член семьи, достаточно предоставить на работу справку от остальных родственников, что они этот отпуск не взяли. Работодатель ежемесячно выплачивает декретному сотруднику 100% от его средней зарплаты, а раз в три месяца Фонд социального страхования компенсирует компании затраты, предоставив вычет равный этим выплатам.

Такая схема создает две сложности. Для малого и среднего бизнеса может стать проблемой ежемесячно находить деньги одновременно на выплату декретных пособий и зарплату сотруднику на декретной ставке, так как вычеты компенсируются только раз в квартал. А если в компании работают по гражданско-правовому договору, работодатель не делает взносы в Фонд социального страхования и не получает соответствующего вычета вовсе.

Решением может стать пилотный проект «Прямые выплаты», который уже работает в 69 субъектах Российской Федерации, а с начала 2021 года планируется распространение проекта на все регионы страны. Проект подразумевает прямую выплату работнику декретных пособий фондом социальной защиты, работодатель же должен только предоставить справку о трудоустройстве и документы о зарплате. Такая схема выплат пособий выгодна и женщинам, и бизнесу.

Защитить свои интересы до того, как вас приняли на работу, то есть на этапе собеседования, в России почти невозможно. В отличие от американской системы, где бремя доказывания ложится на работодателя, российский суд требует доказательств от сотрудника. Такими доказательствами могут быть документы, аудиозаписи разговоров, свидетельства коллег. Устную просьбу работодателя принести справку от гинеколога или вопрос о наличии брака и планах на декрет можно доказать только наличием аудиозаписи. Сейчас суды чаще всего приобщают такие записи к делу, если удается установить, что на записи именно представитель компании, то есть на ней сотрудник либо представляется, либо к нему обращаются по имени, в другом случае суд может направить такую запись на техническую экспертизу или не приобщить вовсе.

Ксения Михайличенко объясняет причины сложности ведения дел о дискриминации в российском суде: «Основная причина — бремя доказывания, которое лежит на самом работнике. Во многих странах вопросы о дискриминации рассматриваются не судами, а специальными трибуналами или отделениями при инспекции труда, которые занимаются только дискриминацией. У нас инспекция труда не может рассматривать вопросы дискриминации, только суды, это долго, дорого и не очень приятно. Обычно в таких спорах очень важны свидетельские показания коллег, а кто же у нас в России пойдет против своего работодателя? Если не успел устроиться на работу, отказ в приеме на работу вообще невозможно оспорить, это гиблое дело».

Все же она называет несколько способов защиты своих интересов в подобных случаях. Радикальный способ — идти в суд, если вам удалось сделать аудиозапись, получить какие-либо документы или свидетельства работников, подтверждающие ваши слова. Если вы не готовы к судебному разбирательству, можно обратиться к общественности, как поступила Антонина Филатова, опубликовав пост в фейсбуке. Если же вы работаете в российском офисе международной компании, стоит сначала сообщить в головной офис компании об инциденте, в таком случае руководство компании может принять меры вплоть до увольнения российского топ-менеджмента.

«Собираетесь ли вы замуж и рожать детей?» Как молодых женщин в России дискриминируют на собеседованиях
Фото: Rawpixel
Мы спросили у Ирины Конторевой, карьерного консультанта и создательницы ресурса «Вакансии для хороших людей», как она рекомендует себя вести девушке, которая опасается столкнуться с дискриминацией при приеме на работу.

«Понятно, что молодая девушка всегда вызывает тревожность пограничников в международных аэропортах (а вдруг останется?) и эйчаров (а вдруг выйдет замуж и уйдет в декрет, а мне снова искать сотрудника), — говорит Ирина. — Это есть, это просто нужно знать и тревожность другой стороны чуть успокоить. Например, отвечать: „Вы знаете, я хочу выйти замуж (или я замужем), но мы пока не планируем детей, потому что сейчас у меня в приоритете карьера. Я хочу состояться в профессии и это для меня задача номер один на ближайшие пять лет“. И работодатель, и вы в этот момент понимаете, что если так случится и вы увидите заветные две полоски — никакие ваши обещания, никакие карьерные амбиции уже не будут так важны. Но это правила игры, где вам на собеседовании важно презентовать себя как сотрудника, для которого работа на важном месте, если не на первом, то в тройке приоритетов. Нападать на работодателя или эйчара и заявлять, что готовы отвечать только на профессиональные вопросы, а семья, дети это личное, конечно, можно и это ваше право. Но тогда будьте готовы, что эта работа точно не будет вашей. Такт, уважение, спокойствие — вот ваши мантры. Всегда можно рассказать про мужа, который сидит с детьми, про армию бабушек и дедушек, которые души не чают во внуках и сидят с ними день и ночь, пока родители строят карьеру и зарабатывают деньги. А если даже вы и столкнетесь с сексизом, то так ли вы хотите там работать? Может быть, это счастье, что вы не пройдете дальше собеседования?».

Ксения Михайличенко придерживается схожей точки зрения: «Если работодатель так делает, надо от него бежать, потому что ничего хорошего в этой истории не будет. Как только девушка действительно соберется уйти в декрет, ей начнут вставлять палки в колеса, сажать на сквозняки, перестанут давать работу. Это действительно плохой знак, когда работодатель себя так ведет изначально».

Число погибших от китайского коронавируса превысило 2,6 тысячи человек, заразившихся — более 80 тысяч

«Левада»: 75% россиян хотят видеть во главе страны «сильного и властного» руководителя