in

Спорта нет, но мы за него платим. Во сколько футбольные клубы обходятся госкомпаниям и региональным бюджетам

Спорта нет, но мы за него платим. Во сколько футбольные клубы обходятся госкомпаниям и региональным бюджетам
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

 

 

Пока весь спортивный мир теряет огромные деньги из-за отмены почти всех соревнований, российские футбольные клубы ищут поддержки у государства. Футболисты в России неохотно соглашаются на сокращение зарплат через две недели после того, как на это пошли почти все игроки европейских чемпионатов, а футбольное руководство просит правительство выделить деньги на поддержку команд. Почему налогоплательщики, и так спонсирующие многие клубы чемпионата России, должны платить еще больше, когда эти команды даже не играют?

 

Из-за пандемии коронавируса еще в середине марта во всем мире остановились почти все спортивные, в частности футбольные соревнования. Российские футбольные клубы переживают о своих доходах и, в очередной раз, ищут поддержки у государства. Еще 14 апреля глава Российского футбольного союза (РФС) Александр Дюков рассказал, что его ведомство направило в правительство предложения о мерах поддержки футбольных клубов на время пандемии коронавируса. «Мы подготовили ряд дополнительных мер поддержки — к тем, что уже действуют в стране и распространяются в том числе на клубы», — сообщил он, но конкретизировать предложенные меры отказался.

 

На чем зарабатывают футбольные команды

 

Основной бюджет клубов Российской премьер-лиги формируется за счет спонсорских поступлений и вливаний собственников. В среднем они составляют почти 80% общей выручки команд. В Европе эта цифра почти в три раза ниже: спонсорские деньги — это лишь 30% доходов клубов.

 

Руководитель одного из клубов Футбольной национальной лиги (вторая по силе лига в России) подтвердил корреспонденту «МБХ медиа», что раскладка доходов команд примерно такая, уточнив, что у клубов ФНЛ доходы от трансляций, продажи билетов и атрибутики составляют еще меньшую долю от общего бюджета.

Такая разница в структуре доходов российских и европейских клубов существует из-за того, что россияне не готовы платить большие деньги за поход на стадион, считает экс-президент Фонда развития футбола Алишер Аминов. «Когда уровень жизни населения низкий и болельщик не является самостоятельной экономической единицей в бюджетах спортивных клубов, невозможно создать успешную экономическую модель спортивных соревнований, — рассказал Аминов «МБХ медиа». — Неважно, хоккей это, футбол или какой-то другой спорт. Такая модель может быть выстроена только в развитых странах с высоким уровнем жизни. Например, в Англии, где человек активно ходит на матчи премьер-лиги, болельщики являются главным фактором процветания клуба».

В России, в среднем, на стадионы ходят около 15 тысяч человек на каждый матч премьер-лиги. В Англии — 42 тысячи.

Вторая причина в различии экономических моделей в европейском и российском футболе — дешевизна телевизионных прав. Телеканал «Матч ТВ» в 2018 году приобрел права на показ Российской премьер-лиги на ближайшие четыре года за 26 млн долларов в год. Английская премьер-лига, в среднем, продает права за 4,5-5 млрд фунтов в год.

 

Почему же в России спонсоры не скупятся и дают так много денег футбольным клубам? Большинство команд спонсируются либо из кармана крупных государственных компаний, которые владеют этими клубами, либо из региональных бюджетов.

 

Так, например, дочерняя компания «Газпрома» «Газпром добыча Оренбург» в 2018 году оказала поддержку местному футбольному клубу «Оренбург» в размере 907,18 млн рублей. Это 91,5% от общих доходов клуба. В том же году бюджет самарских «Крыльев советов», который, по оценкам СМИ, составлял 1,37 млрд рублей, на 86,5% спонсировался из бюджета региона. Доход грозненского «Ахмата» на 80% состоит из дотаций регионального общественного фонда имени Ахмата Кадырова.

 

Для сравнения — Москва выделяет футбольной академии и клубу «Чертаново» 250 млн рублей в год, остальное команда зарабатывает на продаже собственных игроков. 12 лет назад «Чертаново» была никому не известной спортивной школой. После смены руководства и прихода на должность генерального директора школы Николая Ларина академия стала одной из лучших в стране. Профессиональная команда, в которой играют исключительно воспитанники школы, у «Чертаново» появилась лишь несколько лет назад, а сейчас она уже претендует на выход в премьер-лигу, откуда может вытеснить те же самарские «Крылья Советов».

Спорта нет, но мы за него платим. Во сколько футбольные клубы обходятся госкомпаниям и региональным бюджетам
Футболисты клуба «Чертаново». Фото: официальная страница ВКонтакте

На что команды тратят деньги

 

Главная статья расходов клубов Российской премьер-лиги — зарплаты. По этому показателю чемпионат России входит в топ-6 мировых футбольных первенств. На зарплаты команды тратят около 72% своих бюджетов. Самые большие оклады в российском футболе у легионеров, среди пятнадцати самых высокооплачиваемых игроков премьер-лиги лишь два россиянина. Один из них — Федор Смолов — находится в аренде в испанском клубе «Сельта», но зарплату, хоть и сокращенную на 30%, ему по-прежнему платит «Локомотив». 3 млн евро в Испании могут платить игрокам только крупнейшие клубы — «Барселона» и «Реал», максимальная зарплата в «Сельте» — 1 млн евро. Вот этот рейтинг:

1. Малком («Зенит», Бразилия) – 8 миллионов евро в год

2. Ведран Чорлука («Локомотив», Хорватия) – 4,5 млн

3. Бранислав Иванович («Зенит», Сербия) – 4,1 млн

4. Максимилиан Филипп («Динамо», Германия) – 4 млн

5. Артем Дзюба («Зенит», Россия) – 3,6 млн

6. Андре Шюррле («Спартак», Германия) – 3,2 млн

7. Федор Смолов («Локомотив», Россия) – 3,1 млн

8-14. Дуглас Сантос («Зенит», Бразилия) – 3 млн

8-14. Гус Тиль («Спартак», Нидерланды) – 3 млн

8-14. Реми Кабелла («Краснодар», Франция) – 3 млн

8-14. Ярослав Ракицкий («Зенит», Украина) – 3 млн

8-14. Сердар Азмун («Зенит», Иран) – 3 млн

8-14. Жоау Мариу («Локомотив», Португалия) – 3 млн

8-14. Гжегож Крыховяк («Локомотив», Польша) – 3 млн

  1. Себастьян Дриусси («Зенит», Аргентина) — 2,7 млн

 

Футболисты большинства российских клубов согласились на сокращение зарплат на время приостановки чемпионата. Например, в петербургском «Зените» и казанском «Рубине» заявили, что урезали зарплаты на 50%. В то же время руководство «Урала» и «Оренбурга» не считает необходимым урезать зарплаты.

«У нас все контракты в рублях, поэтому вопросов нет, — сообщил  председатель попечительского совета «Оренбурга», спонсируемого дочерней компанией «Газпрома». — Нет смысла сокращать зарплаты в связи с тем, что рубль поднялся. Мы посмотрели на ситуацию и поняли, что это некритично для нас».

 

Игроки «Локомотива» (спонсор — РЖД) и «Крыльев Советов» (спонсор — бюджет Самарской области) долго сопротивлялись сокращению зарплат. Тренер московского клуба Юрий Семин говорил: «Вокруг футболистов развернулась настоящая истерия. Иногда создается впечатление, что от этого зависит, остановят ли коронавирус. Причем, судя по информационному потоку, других видов спорта и сфер деятельности в России не существует. Никто не задается вопросом о сокращении зарплат членов Госдумы или топ-менеджеров различных компаний, которые также не могут — полностью или частично — осуществлять свою деятельность».

В итоге оба клуба все же урезали зарплаты футболистов и менеджеров на 40%.

Спорта нет, но мы за него платим. Во сколько футбольные клубы обходятся госкомпаниям и региональным бюджетам
Юрий Семин. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС
Потери футбольных клубов

 

Лишь в Беларуси, где так и не введен карантин, чемпионат страны по футболу продолжается. Команды и лига от этого только выигрывают — крупнейшие телекомпании, такие как SkySports и ESPN, купили права на трансляцию матчей чемпионата Беларуси за сотни тысяч долларов. Как это сказывается на эпидемиологической обстановке в стране судить сложнее — президент Беларуси Александр Лукашенко считает, что занятия спортом и сливочное масло помогут в борьбе с коронавирусом.

Почти все европейские футбольные клубы терпят сейчас огромные убытки, поскольку одни из главных источников их дохода — продажа прав на трансляции матчей, билетов на игры и различной атрибутики для болельщиков.

Одна из сильнейших команд в мире — испанская «Барселона» — по оценкам издания Marca может потерять около 100 млн евро — 10% бюджета клуба на этот год. Парижский «ПСЖ», считает L’Equipe, недополучит около 215 млн евро, что составляет треть бюджета клуба. Президент английского «Бернли» заявил, что команда разорится, если чемпионат страны не возобновится до августа.

Как подсчитала консалтинговая компания Deloitte, 37,3% выручки ведущих европейских футбольных клубов составляют доходы от реализации телеправ, а 14,4% — доходы от продажи билетов на матчи и другие мероприятия.

Российские клубы, согласно подсчетам Deloitte, сейчас лишились лишь 20% своих доходов. Продажа прав на телевизионные трансляции приносит 13,8% доходов команд, продажа билетов — 6,4%. К тому же, большинству клубов удалось сократить главную статью расходов — зарплаты футболистов. В среднем они снизилсь на 35-40%.

 

Зачем государство содержит футбол

 

«Газпром», РЖД, ВТБ, ВЭБ и другие государственные компании имеют собственные команды в Российской премьер-лиге. Эти компании тратят по несколько миллиардов рублей каждый год на содержание своих команд. Главная польза, которую клубы приносят своим владельцам, — названия компаний на футболках игроков и другая реклама.

При этом ни одна из команд не является источником дохода для владельцев. Так, например, бывший президент футбольного клуба «Локомотив» (принадлежит РЖД) Илья Геркус рассказывал, что владение футбольным клубом — это не способ зарабатывать деньги, а «возможность коммуникации».

«Если вы — владелец [например] ФК «Тосно», то к вам на матчи приходит губернатор региона и вы регулярно с ним общаетесь на разные темы, — говорил Геркус. — И ваши друзья, которых вы приглашаете на матчи, тоже регулярно с ним могут пообщаться. Такую возможность футбольный клуб дает своим владельцам, да и спонсорам. Это контакты».

«Таким типичным представителям нынешнего высшего чиновничьего сословия, как Мутко, Фурсенко или Дюков (три последних президента РФС) не нужны строгие законы и порядок в делах, — считает экс-президент Фонда развития футбола Алишер Аминов. — Им проще и удобней финансироваться «сбоку», что всегда могут обеспечить знакомые члены правительства, руководители дружественных госкомпаний и близкие губернаторы. Вопрос об отношениях с государственной властью на основе внятных законов и договоров, на основе выработанных правовых механизмов финансирования государством футбола давно закрыт. Его «замылили» в незапамятные времена. Мы легко миримся с непрозрачностью финансовой деятельности клубов, лиг и РФС, нам не интересны открытые бюджеты и четкая отчетность о расходовании выделенных средств. Никто не знает, как тратятся деньги федерации и клубов, во сколько обходятся гостиницы, аренды чартеров для клубов и сборной, сопоставима ли их цена с рыночными расценками на подобные услуги, платит ли федерация за подготовку сборных напрямую или через посредников».

Выход из сложившейся ситуации, по словам Аминова, только один — государство должно перестать спонсировать футбол. «Если уж госчиновники так рьяно любят и поддерживают спорт, щедро выделяя деньги клубам, за которые болеют, — пусть платят из своих личных прибылей, из многомиллионных бонусов и «золотых парашютов»! Разве не справедливо? Это один из реальных рычагов, который может сработать и заставить коррумпированное чиновничество считать деньги».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Число жертв коронавируса в мире превысило 227 тысяч человек, зараженных — почти 3,2 миллиона

В России в 2019 году отмечен рекордный за 4 года рост осужденных за крупные взятки