in

Территория с особым статусом. Как чеченские власти помогают землякам, подозреваемым в преступлениях

Рамзан Кадыров и Адам Делимханов
Рамзан Кадыров и Адам Делимханов (слева направо). Фото: Сергей Киселев / Агентство "Москва"

Молодой человек, вступивший в драку с ОМОНом на оппозиционном митинге в Москве, может избежать наказания — по крайней мере, ему уже готовы помочь чеченские власти. Похожих случаев за последние годы набралось сразу несколько. О том, кого и как защищали соратники Рамзана Кадырова — в материале «МБХ медиа».  

Перевоспитание «берсерка» 

Депутат Госдумы от Чечни Адам Делимханов от имени главы республики Рамзана Кадырова пообещал оказать помощь чеченцу, который подрался с ОМОНом во время акции в поддержку Алексея Навального в Москве. Видеозапись инцидента получила большой резонанс в интернете, а пользователи соцсетей даже прозвали молодого человека на этих кадрах «чеченским берсерком» из-за яростного сопротивления, оказанного силовикам. 

Видеообращение Делимханова на чеченском языке было опубликовано в Instagram. При этом парламентарий выдвинул условие: участник инцидента должен отречься от оппозиции. «С твоим отцом мы поговорили, и если ты эту позицию не поддерживаешь, и если понимаешь что такое мужество, ислам, то тогда любому из нас напиши в директ или как-то свяжись с нами», — заявил Делимханов (перевод издания Baza).  «Но если ты не их взглядов, тогда Рамзан сказал, что с властями тебе поможет», — добавил депутат.

На каком правовом основании будет оказана эта помощь, Делимханов не уточнил. При этом парламентарию не впервой «работать с молодежью»: например, в августе прошлого года он встречался в Грозном с 100 молодыми людьми, которые якобы пристрастились к наркотикам и нарушали общественный порядок в Москве. В репортаже ЧГТРК «Грозный» утверждалось, что их вернули в Чечню по инициативе властей, а за проступки заставили выполнять «самую грязную работу». При этом не уточнялось, идет ли речь об административных правонарушениях или уголовных преступлениях, и было ли наказание в виде общественных работ официально вынесено каким-либо судом.   

Что касается молодого человека, подравшегося с бойцами ОМОНа, то его, как утверждает Baza, зовут Сайд-Мухамад Джумаев. В своем обращении Делимханов упомянул, что тот учится в МГУ. 20-летний юноша уже пообщался со своими родителями и объяснил, что в толпе его кто-то ударил по голове, а когда он пришел в себя, то «уже был в невменяемом состоянии и начал драться с ОМОНовцами». Родные Джумаева утверждают, что тот никак не связан с оппозицией и не ходит на митинги. Где именно находится молодой человек сейчас, неизвестно. Мобильный телефон, предположительно принадлежащий Джумаеву, недоступен.

Рамзан Белялов и Магомед Маздаев за решеткой в зале суда
Рамзан Белялов и Магомед Маздаев (слева направо). Фото: Валерий Матыцин / ТАСС
Из Чечни выдачи нет

О том, что на Чечню очень часто фактически не распространяется российское законодательство, СМИ сообщают регулярно. Так, известны случаи, когда находившиеся в федеральном розыске подозреваемые в тяжких преступлениях годами жили на территории республики. Сразу два примера — участники банды Шамиля Басаева Рамзан Белялов и Магомед Маздаев. Они участвовали в нападении боевиков на Буденновск в июне 1995 года, но на протяжении следующих 20 лет так и не понесли наказания. Маздаев был задержан лишь в декабре 2014 года, когда выехал из Чечни в Волгоградскую область. В июне 2015 года задержали и Белялова, который, как оказалось, почти все эти годы жил в Гудермесе. При этом за него вступился чеченский уполномоченный по правам человека Нурди Нухажиев — омбудсмен утверждал, что чеченец был насильно вывезен за пределы республики ставропольскими силовиками. В конце 2017 года оба бывших боевика получили длительные тюремные сроки: Маздаев — 13 лет лишения свободы, а Белялов — 15 лет.

Похожая ситуация произошла и при попытке найти ключевых фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова Руслана Мухудинова и Руслана Геремеева. Еще в ноябре 2015 года агентство «Росбалт» со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщило, что те скрываются в районе села Беной Ножай-Юртовского района Чечни (родовое село главы республики Рамзана Кадырова). Несмотря на это, нерешительные попытки следствия доставить их в Москву не увенчались успехом. «Коммерсант» писал, что обоим даже пытались вручить повестки о вызове на допрос, но не застали их дома. «При этом родственники господ Геремеева и Мухудинова, отказавшиеся принять повестки, сообщили, что оба давно отсутствуют, а где именно они находятся и когда появятся дома, не сказали. По данным источника «Коммерсанта», никаких попыток обыскать дома свидетелей или допросить их родственников чеченским следствием не предпринималось», — сообщило издание.

Политологи и правозащитники неоднократно заявляли, что в Чечне действует особый правовой режим, а местные силовики фактически независимы от федеральных коллег и подчиняются только Рамзану Кадырову и его окружению. «Без его отмашки никто из его подчиненных не может кого-то «прикрыть». За попытку сделать это, не получив «добро» от Рамзана, этот человек, как бы он близок к нему ни был, лишается всех привилегий. Поэтому никто даже не пытается что-то сделать  без разрешения Кадырова», — рассказывал «Кавказскому узлу» политолог Руслан Мартагов.

При этом существуют примеры и других, не таких громких дел, когда показательное правосудие все-таки вершилось и над чеченцами. Один из сравнительно недавних эпизодов произошел в марте 2019 года, когда уроженец республики Муслим Джамбеков на Можайском шоссе в Москве столкнулся с другой машиной и скрылся с места происшествия. В ДТП погибли сидевшие в том автомобиле женщина и ее несовершеннолетняя дочь. Джамбеков уехал в Чечню, однако Кадыров оказался не на его стороне: глава республики призвал виновника аварии «ответить за содеянное». В итоге тот быстро записал покаянное видеообращение, в котором извинился перед родными жертв и самим Кадыровым, а также сообщил, что сдался полиции. Судили Джамбекова в Кунцевском суде Москвы, а не в Чечне, но при этом приговор все равно оказался довольно мягким: 2,5 года колонии общего режима (прокурор просил четыре года). К смягчающим обстоятельствам отнесли наличие у Джамбекова двоих детей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Статуя Фемиды в Москве. Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»

Правозащитники пожаловались в Совет Европы на репрессивные законы в России

Полицейский в суде

В Иркутске суд арестовал участника митинга за расклеивание стикеров на здании администрации