in

«У меня ощущение, что есть группа лиц, которая отстаивает свое желание бить в семье всех»: скончалась очередная жертва домашнего насилия

«У меня ощущение, что есть группа лиц, которая отстаивает свое желание бить в семье всех»: скончалась очередная жертва домашнего насилия
Регина Гагиева. Фото: личный аккаунт в Instagram

Во Владикавказе умерла Регина Гагиева, на которую неделю назад напал с ножом бывший муж, бывший полицейский. Девушка неоднократно обращалась в полицию, но мужчину только оштрафовали на пять тысяч рублей. Журналистка «МБХ медиа» выясняла, что нужно было сделать, чтобы это предотвратить.

Нападение произошло днем 18 сентября. 22-летняя Регина находилась на работе в компьютерном магазине, куда зашел ее бывший муж 31-летний Вадим Техов. Он сначала потряс перед ее лицом телефоном, а потом десять раз ударил ножом в шею.

«Все произошло молниеносно, мы не успели помочь ей, она уже была в бессознательном состоянии. В офис набежало много народу, все синхронно набирали в скорую помощь», — рассказал один из коллег Гагиевой.

Девушку доставили в больницу в тяжелом состоянии, по словам врачей, «от шеи практически ничего не осталось», ее сердце трижды останавливалось.

После нападения Техов скрылся с места преступления, но ночью сдался полиции. На него завели уголовное дело о покушении на убийство. 20 сентября Советский районный суд Владикавказа избрал мужчине меру пресечения в виде ареста на два месяца.

Вадим Техов работал в полиции пять лет назад, его уволили после того, как он избил свою первую жену — она попала в больницу с сотрясением мозга. Мужчину подозревали в незаконном обороте наркотиков и в том, что он ударил знакомого ножом в грудь. Но в тюрьме он никогда не сидел.

Регина и Вадим уже год в разводе, трехлетнего сына мужчина забрал. Сестра Регины Роксана Гагиева рассказала «Кавказ.Реалии», что Вадим угрожал девушке убийством и раньше, когда они были женаты, избивал ее, а полиция не вмешивалась, ссылаясь на то, что это «семейные разборки». В 2017 году президент Владимир Путин подписал закон о декриминализации домашнего насилия. В тот же год Регина обратилась в полицию с заявлением о побоях, но Вадим отделался штрафом в пять тысяч рублей, рассказала Роксана.

Девушка лежала в реанимации Республиканской клинической больницы, ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, она потеряла много крови, в результате нападения была задета сонная артерия. Через шесть дней, в ночь на 25 сентября, Регина скончалась, так и не придя в сознание. Врачи объяснили: «Из-за того, что кровь не поступала в мозг, он умер еще до прибытия в больницу».

Руководительница Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян объяснила «МБХ медиа», какую роль в таких трагических историях играет тот факт, что в России нет закона о домашнем насилии.

«Преследование в таких делах — классическая история. Самый опасный период — когда пострадавшие от домашнего насилия пытаются прекратить отношения с агрессором: в деле Грачевой преступление произошло, когда она решила развестись, Елену Вербу убил муж, когда она решила развестись, — говорит Давтян. — Такие случаи показывают, насколько эффективна декриминализация. Штраф как за неправильную парковку — это не наказание, он ни на что не влияет. У государства есть обязательства как на международном, так и национальном уровне — защищать людей от насилия, особенно когда риск насилия очевиден».

Около 20 лет Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин, а Россия — член Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, и ЕСПЧ настаивают на том, что Россия обязана заниматься профилактикой домашнего насилия, защищать жертв в случаях очевидного риска повторения насилия. Каждый случай должен быть расследован, виновные адекватно наказаны, а потерпевшим должна быть взыскана компенсация, им должны оказать социальную и психологическую помощь, говорит адвокат:

«Сами посудите, что из этого сегодня делает государство. Чтобы обезопасить жертв домашнего насилия, используется в основном механизм защитных предписаний и охранных ордеров, чего у нас нет. Может быть прямой запрет преследования, запрет приближаться, обязательство покинуть жилое помещение. Это целый комплекс мер, поэтому мы и говорим, что нужен закон о домашнем насилии: должно быть понятно, что такое домашнее насилие, от чего мы защищаем, какие права у потерпевших, какой механизм межведомственного взаимодействия».

Уголовное дело Вадима Техова после смерти потерпевшей может быть переквалифицировано либо по статье об убийстве, либо — о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, но все зависит от конкретного расследования и деталей, говорит Мари Давтян.

«У меня есть четкое ощущение, что единственное препятствие для принятия закона — это нежелание государственных деятелей, потому что все написано давно, было бы желание, закон можно принять за месяц. У меня четкое ощущение, что есть группа лиц, которая совершенно откровенно отстаивает свое желание бить в семье всех, иначе аргументы не сходятся, — говорит адвокат. — Сколько еще убитых и покалеченных женщин нужно, чтобы приняли закон о домашнем насилии, я не знаю».

В Оренбурге арестовали священника, воспитывающего 70 приемных детей

Более 20 человек пострадали при авариной посадке «Боинга» в Барнауле