Улучшение семейных отношений, самолечение и нелегальные аборты. К чему приведет отмена врачебной тайны для подростков – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Улучшение семейных отношений, самолечение и нелегальные аборты. К чему приведет отмена врачебной тайны для подростков

В июле Госдума приняла закон, согласно которому родители смогут узнать от врачей информацию о состоянии здоровья их детей в возрасте от 15 до 18 лет. Это вызвало в соцсетях бурную негативную реакцию — большинство подростков заявили, что если бы у них были доверительные отношения с родителями, то они сами бы сообщали о своих диагнозах и ходе лечения.

«МБХ медиа» поговорило с самими подростками, родителями и врачами и выяснило, какие есть плюсы и минусы от гиперконтроля, почему подростки не доверяют медикам, и как государственные инициативы могут привести к нелегальным абортам и самолечению.

Изменения в закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» после третьего чтения в Госдуме направили в Совет Федерации. С его принятием врачи будут обязаны по запросу родителей или опекунов сообщать медицинские сведения об их детях, пока те не достигнут совершеннолетия. Раньше медицинские данные детей разглашались только до их пятнадцатилетия (или до шестнадцатилетия, если подросток употреблял наркотики).

Многие подростки и раньше стеснялись идти к врачам, боясь, что медик расскажет о проблемах родителям, а те их не поймут. Вопрос доверия — самый главный в этой неоднозначной истории про этику и врачебную тайну.

19-летний трансгендерный парень Евгений рассказал «МБХ медиа», как из-за проблем в отношениях с родителями стеснялся обратиться к врачу, когда медицинская тайна даже имела силу. «В 17 лет я полностью осознавал себя как транс-парня. Из-за недостатка нужной информации о том, как безболезненно утягиваться, я начал утягивать грудь эластичным бинтом, что привело к боли в груди. Она ныла, было невозможно даже бегать, — рассказывает Евгений, — Тогда я хотел обратиться к маммологу, но из-за страха, что врач все расскажет родителям, я не пошел в больницу. „А вдруг они узнают, что я утягиваю грудь? А вдруг будут спрашивать, зачем я это делаю? Узнают и мне не поздоровится!“ — думал я в то время».

Сейчас Евгений признает, что мог не бояться визитов к врачу, а сохранение медицинской тайны могло стать для него весомым аргументом. Теперь он беспокоится за тех подростков, которые будут остерегаться получать помощь из-за отмены конфиденциальности.

Готовы решать за себя

Проблема врачебной тайны беспокоит большинство родителей. Но чаще всего их интересует не вопрос доверия к докторам, а другие моменты: может ли их ребенок отвечать за собственное здоровье и поступки, способен ли обойтись без совета и помощи, в том числе материальной.

Марина (имя изменено), мама 17-летней девушки, рассказала, что, как родитель, хотела бы знать правду о здоровье своего ребенка и в целом поддерживает законопроект. «Подросток просто не в состоянии оценить возможные риски и последствия, которые несут попытки самостоятельно решить проблемы со здоровьем. Кроме того, и финансово подростки не самостоятельны, а квалифицированная медицинская помощь стоит недешево. Конечно, все это возможно только при доверительных отношениях между детьми и родителями», — отмечает Марина.

Врач акушер-гинеколог в клинике Фомина и Docdeti, в том числе детский гинеколог, Екатерина Антонова считает, что отмена врачебной тайны для подростков неоправданна и необоснованна. По ее мнению, в этом возрасте подростки уже могут отдавать себе отчет в том, что делают.

Улучшение семейных отношений, самолечение и нелегальные аборты. К чему приведет отмена врачебной тайны для подростков

Фото: Вова Жабриков / URA.RU / ТАСС

Отец 17-летнего сына Семен выступает против всех государственных инициатив по контролю за подростками, в том числе принудительного тестирования на наркотики в школах и комендантского часа (например, в Москве детям до 18 лет запрещено находиться на улице без сопровождения с 23 до 6 часов — «МБХ медиа»): «Раскрытие врачебной тайны родителям? А почему, собственно? Наши правители считают, что если оставить детей без присмотра, то они немедленно начнут употреблять наркотики и учинять разврат, и хотят снизить риски запретами, — отмечает Семен. — Но, во-первых, запретами риски не снижаются, это мы знаем и на примере „Синих китов“, и на примере подростковых беременностей, количество которых растет в тех странах, где минимум просвещения и максимум запретов. Так в консервативных штатах США, ну, и у нас».

По мнению отца подростка, риски может снизить только за счет повышение уровня осведомленности среди детей, например, с помощью секс-образования. Очень важны и доверительные отношения в семье. «Разговаривайте с вашим ребенком, демонстрируйте принятие, и он сам расскажет вам о своем диагнозе, если не дай бог что-то случится. Доверие и право на тайну гораздо эффективнее тотального контроля, потому что тотальный контроль унизителен, развращает и все равно невозможен», — подытожил Семен.

Недоверие к врачам и закон против этики

Подростки нередко не доверяют врачам и при действующей врачебной тайне — есть много случаев, когда она нарушалась, хотя и была закреплена законодательно. Так, например, родители 16-летней Алены (имя изменено) узнали от ее врача-психиатра из районного ПНД о том, что у нее есть шрамы на руках. «Так будет лучше для тебя и для них», — сказала психиатр. По словам Алены, стало только хуже. Ее дом стал для нее «тюрьмой» с постоянным контролем и запретом на встречи с друзьями. Это продолжается уже более полугода. Отец запретил девушке посещать врача, сказав: «Ты нормальная, выкинь этот бред из головы».

По словам Алены, из-за того, что обстановка дома стала еще более напряженной, суицидальные мысли появляются только чаще. Сейчас она живет в ожидании совершеннолетия, которое, по ее словам, гарантирует ей «свободу». Сейчас отдушина школьницы — это социальные сети и YouTube, через которые она взаимодействует с миром. Из школы ее забирают мама или бабушка.

«Какая-то минимальная тайна должна сохраняться хотя бы относительно диагнозов. Учитывая, что доверие к врачам и так невысоко, а приверженность к терапии низкая, если врач будет раскрывать какие-то тайны родителям, процент обращения подростков к врачу только снизится, — считает гинеколог Екатерина Антонова. — В первую очередь, станет меньше обращений по поводу инфекций, передающихся половым путем (ИППП), и беременностей».

Педагог и психолог Московской психологической лаборатории № 12 Наталья Белова считает, что наличие конфиденциальных отношений между врачом и пациентом очень важно. Она отмечает, что после полной отмены медицинской тайны для подростков многое будет зависеть именно от профессионализма конкретных врачей, и уже врач будет решать, говорить с родителями о диагнозе ребенка или нет. «Есть закон, а есть внутренний этический кодекс у каждого специалиста. Врач поступает в соответствии с тем, как он сам относится к этическому кодексу профессии», — рассказала Белова «МБХ медиа».

Также она отмечает, что в этом вопросе все сугубо индивидуально и надо рассматривать конкретные случаи, а не ситуацию в целом — все зависит от отношений в семье. Но любое излишне публичное обсуждение диагноза подростка, по мнению психолога, нарушает личные границы и наносит психологический вред.

Нелегальные аборты и самолечение

В пояснительной записке к законопроекту его авторы признают, что «дети старшего подросткового возраста зачастую не склонны сообщать своим родителям, усыновителям и попечителям о проблемах переходного периода», а именно о беременностях, об ИППП, увечьях, нанесенных ровесниками, об употреблении алкоголя, сигарет, наркотиков. Поэтому переменить сложившуюся ситуацию решено на законодательном уровне.

Гинеколог Екатерина Антонова опасается, что отмена врачебной тайны приведет к росту уровня нелегальных абортов. Кроме того, некоторые дети, боясь идти к врачу, начнут лечиться самостоятельно, руководствуясь советами друзей или статьями из интернета.

Улучшение семейных отношений, самолечение и нелегальные аборты. К чему приведет отмена врачебной тайны для подростков

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

«Из-за самолечения и того, что подростки не будут обращаться к врачу за помощью своевременно, появляется риск получить осложнения, и в будущем это повлияет на репродуктивную функцию. Возможно, девушка уже в осознанном возрасте не сможет зачать ребенка из-за этого», — рассуждает Антонова. Она считает, что подросток должен сам выбирать, раскрывать ли диагноз родителям.

В последние годы число несовершеннолетних мам в России снижается незначительно — 11 247 в 2019 году и 11 361 в 2018-м. Количество абортов у девушек до 18 лет тоже немного уменьшилось. Нелегальные аборты попадают в статистику только в том случае, если требуется госпитализации пациентки из-за осложнений, поэтому корректно оценить, как меняется их количество в последние годы, нельзя.

Детский психолог, руководительница педиатрического отделения Международного института психосоматического здоровья Ирина Таранова считает, что с одной стороны неплохо, когда родители больше информированы о том, что происходит с их ребенком. Тем самым они могут уберечь его от развития более серьезных заболеваний. «С другой стороны, подростки могут совсем перестать доверять врачам, и когда у них будут возникать сомнения по поводу своего здоровья, они не будут больше обращаться с этой проблемой к профессионалам, а начнут лечиться самостоятельно», — подтверждает она.

Семьи бывают разные

«Я доверяю своим родителям, но не хотела бы, чтобы им все без разбора докладывали о моем состоянии. Если я посчитаю нужным, то сама поделюсь с ними», — сообщила «МБХ медиа» 14-летняя Алина Календжян. Хотя в ее семье доверяют друг другу, она беспокоится за других подростков — из семей, в которых это не так, поэтому она против нового закона.

Анастасия (имя изменено), мама 17-летней девушки, имеет противоположную точку зрения. «Родитель должен знать, что происходит с его ребенком, тем более, пока несет за него ответственность до его совершеннолетия. Я рада, что это наконец урегулируют. А если вдруг, не дай бог, ребенок оказался бы без сознания, и врач не мог предоставить полную картину из-за этих запретов?» — вопрошает она.

Анастасия нехотя соглашается с тем, что не все так однозначно: «Конечно, бывают разные ситуации, бывают неблагополучные семьи или излишне строгие родители. Но, как я поняла, медицинская информация выдается только по запросу родителей, а при личном общении врач может понять, что с родителями что-то не так, и сообщить в соответствующие службы».

Она надеется, что отмена медицинской тайны для подростков только улучшит внутрисемейные отношения. «Многие вещи ускользают в быту, в повседневности не всегда есть время на откровенный разговор даже со своим ребенком. Возможно, эти новые правила станут толчком к тому, что дети станут сами больше рассказывать своим родителям, думая: „пусть лучше от меня, чем от врача“», — считает Анастасия.

С ней не согласна психолог Ирина Таранова. Она считает, что законопроект только ухудшит отношения детей и родителей — по ее мнению, если ребенок не сообщает о своем здоровье, то проблема уже существует. Если родитель будет включен в коммуникацию с ребенком не напрямую, а опосредованно, через медицинские карты и слова врачей, это еще не сделает отношения более доверительными, говорит Таранова.

Гинеколог Екатерина Антонова рассказала, что у нее на приемах бывают самые разные семьи. «Бывают подростки, которые доверяют родителям, а родители, в свою очередь, нормально реагируют на всю информацию, но по большей части это все же не так, — рассказывает врач. — Когда ребенок хочет скрыть, он по несколько раз спрашивает: „А вы точно не расскажете?“; „Точно ли это не станет явным?“».

«Часто сами родители приходят спрашивать, иногда даже приводят девочек для определения, девственница она или нет», — рассказала врач. По словам Антоновой, подростки боятся сообщать гинекологу о любых контактах, даже если не ведут полноценную половую жизнь.

Ранее, как отмечает Антонова, наличие врачебной тайны было аргументом врача, подтверждением, что ему можно доверять. Теперь у врача этого аргумента нет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: