in

В погоне за вирусом. Будет ли в России третья волна?

Врач в защитном костюме в больнице во время пандемии коронавируса. Фото: Кирилл Зыков / Агентство "Москва"

Пока Европу, включая Украину, захлестнула новая волна коронавируса, российские чиновники продолжают спорить, стоит ли ждать обострения эпидемии в нашей стране. По общему мнению экспертов, скорее всего, с приходом теплой погоды нам удастся «проскочить» новые пики. Но если власти не возьмутся за вакцинацию населения всерьез, уже осенью новых потерь будет не избежать.   

О том, что россияне в лучшем случае лишь к осени 2021, а то и только к началу 2022 года, смогут свободно посещать европейские страны, совсем недавно заявил исполнительный директор Ассоциации туроператоров России. И неспроста. О старте третьей волны коронавируса в Европе официальные лица заговорили уже в середине марта. К 19 числу о ее наступлении заявили представитель Еврокомиссии Дана Спинант, глава Минздрава Австрии Рудольф Аншобер и министр здравоохранения Германии Йенс Шпан. А к началу апреля большинство европейских стран оказались вновь вынуждены ввести жесткие карантинные меры.   

В одной Германии, если к началу марта регистрировалось всего пять-шесть тысяч новых случаев заболевания, к концу месяца этот показатель перевалил за 26 тысяч. Ежедневный прирост во Франции, также вынужденной уйти на третий локдаун, составил и того больше, «пробив» к началу апреля отметку в 50 тысяч заражений за день.  

Мнения профильных чиновников о том, захлестнет ли эта волна Россию, разделились. Так, 30 марта о возможном обострении ситуации с коронавирусом заявила замминистра здравоохранения Татьяна Семенова: «Показатели заболеваемости и течение заболеваний позволяют говорить и о третьей волне коронавирусной инфекции», – еще неделю назад цитировал ТАСС ее слова, сказанные на профильной конференции. Вскоре, впрочем, дезавуировать их пришлось лично министру здравоохранения Михаилу Мурашко.

Министра здравоохранения РФ Михаил Мурашко
Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко. Фото: Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

«Заболеваемость снижается ежедневно, поэтому говорить пока о третьей волне преждевременно», — прокомментировал в тот же день глава ведомства в эфире «Первого канала» мнение собственного заместителя. А через несколько дней советник директора по научной работе Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора и вовсе предположил, что к августу пандемия в мире закончится, а уже летом число заболевших в России снизится до сотен, а может быть, даже и до единиц. 

В целом с ним согласен и доктор медицинских наук, бывший руководитель отделения микробиологии латентных инфекций Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи Виктор Зуев, к которому мы обратились за комментарием: «Каждый процесс, который имеет свое начало, имеет свой конец», — объяснил он «МБХ медиа». 

«Я вирусолог с очень большим стажем, мне 92 года, и термин “волна” совсем не связан с тем явлением, к которому его приплетают. Это понятие возникло во время гриппозных эпидемий. Развивается она по нарастающей, входит в пик, потом начинает стихать и вот на исходе эпидемии гриппа типа А у больных начинают выделять грипп типа Б. Это и есть “вторая волна”. Теперь же понятием “волна” называют усиление заражаемости и заболеваемости», — подчеркивает Зуев. 

«Несмотря на то, что этот термин  уже используют не только журналисты, но и Минздрав, он дезориентирует обывателя. Волна — это природное явление. Мы можем управлять волнами в море, в реке? Нет. Стало быть и тут у граждан складывается впечатление, что речь идет о неуправляемом стихийном явлении. Как себя не веди — она все равно придет. А это не так», — настаивает он.     

Доктор медицинских наук Виктор Зуев
Доктор медицинских наук Виктор Зуев. Кадр из видео: «Яндекс.Кью» / YouTube

Однако профессор подчеркивает, что к концу лета пандемия закончится лишь в случае иммунизации 70% населения: естественным образом, за счет переболевших, в том числе в бессимптомной форме, и за счет вакцинации.

Но как убеждены другие эксперты, с которыми пообщалось «МБХ медиа», именно с вакцинацией в нашей стране могут возникнуть большие проблемы. Чтобы привить половину взрослого населения потребуется при нынешних темпах полтора года. «Пролетев» при благоприятном стечении обстоятельств сезонное летнее затишье, страна вполне еще может столкнуться с резкой вспышкой заболеваемости осенью.

Сезонный вопрос

«Мы не можем полагаться на официальные данные Роспотребнадзора, но ориентируясь на цифры избыточной смертности, а на конец февраля это 435 000 человек, мы можем говорить, что более 30% россиян уже имеют естественный иммунитет», — убежден специалист в области статистической физики, с начала пандемии много писавший о моделях ее развития, доцент МИЭМ НИУ ВШЭ Михаил Тамм. 

Несмотря на то, что все официальные цифры заболевших, госпитализированных, умерших и выписанных из больницы, регулярно публикуются санитарным ведомством на специальном сайте, многие считают, что показатели, представленные там, сильно занижены. Для того, чтобы вычислить реальное число заболевших исследователи предпочитают брать за основу данные смертности от коронавируса, публикуемые с задержкой в месяц Росстатом и прибавлять к ним так называемую «избыточную смертность» по диагнозам, совпадающим с последствиями осложнений коронавируса: в первую очередь это внебольничные пневмонии и заболевания сосудистой системы — инсульты и инфаркты.      

«Поскольку смертность вряд ли превышала 1% даже с нашей системой здравоохранения и достаточно пожилым населением, всего у нас переболело коронавирусом как минимум 45 миллионов человек. То есть привить нужно не меньше 50 миллионов», — заключает Тамм. И напоминает, что с зимы в России было привито лишь порядка 8 миллионов. Это значит, что до ноября и сезонного осложнения ситуации стране вряд ли удастся успеть выйти по числу вакцинированных на безопасный уровень. 

Рассчитать развитие эпидемии непросто, но, скорее всего, стране нужно готовиться к новым пикам, если не весной, то осенью этого года, убежден он.

Демограф Алексей Ракша
Демограф Алексей Ракша. Фото: личный архив

С ним согласен и демограф Алексей Ракша, уволенный из Росстата в июле 2020 года после смелых комментариев зарубежным СМИ относительно российской коронавирусной статистики. «По факту популяция всегда очень неоднородна, у людей совершенно разный уровень социальной активности, и в каждом из подмножеств люди заражаются с разной интенсивностью», — объясняет исследователь.

 Для построения своих прогнозов  эпидемиологам приходится использовать достаточно сложные модели, учитывающие одновременно множество факторов, но даже они не позволяют предсказать «волну» с вероятностью хотя бы в 80%, говорит он. 

Считается, что количество новых случаев инфекции, вызываемой коронавирусом, зависит от сезонности, подчеркивает Ракша. Хоть говорить в данном случае, по его мнению, стоит не о погодных факторах, а о поведенческих паттернах: как люди перемещаются, как часто они находятся в чужих помещениях, оказываются в ситуациях, когда возможность передачи вируса наиболее высока. 

«Я думаю, что до 10 апреля у нас не будет никакого ухудшения, потом оно, возможно, начнется, но не слишком быстрыми темпами, и очень скоро затормозится майскими праздниками», — полагает исследователь. По его мнению так в случае с коронавирусом работают любые выходные. 

«Зимние январские каникулы, когда большинство людей все-таки сидели по домам, очень снизили заболеваемость, равно как и осенние школьные каникулы резко переломили взлет заболеваемости прошлой осенью», — особо подчеркивает он. 

Поправка на штамм 

Впрочем, если осеннее обострение в Европе имело действительно сезонный характер, то, что происходит сейчас, объясняется не столько сезонностью, сколько мутациями вируса, считает Тамм. 

«Примерно с того момента, когда были обнаружены новые штаммы коронавируса и стало очевидно, что эти штаммы, все три (британский, южноафриканский и бразильский) более заразны, несложно было предвидеть, что как только они просочатся и начнут доминировать, это неизбежно приведет к новой волне», — говорит он.  

Доцент МИЭМ НИУ ВШЭ Михаил Тамм
Доцент МИЭМ НИУ ВШЭ Михаил Тамм. Фото: Наталия Демина / Facebook

Важно, что граница популяционного иммунитета, необходимого для того, чтобы остановить пандемию, а стало быть и сроки ее завершения, зависят от заразности вируса, подчеркивает Тамм. «Про старый штамм коронавируса мы знали, что этот параметр составляет где-то 60-65%. Причем тут были некоторые факторы, влияние которых было способно сдвинуть указанную границу даже ниже», — говорит он. Один из таких факторов состоит в том, что те, кто чаще заражаются, сами чаще заражают, но именно они первыми и приобретают иммунитет, выбывая из эпидемического процесса.

Новый, более заразный вариант, сдвигает границу заразности вверх до примерно 75%. Но человечество уже вряд ли вернется к стилю жизни, который оно вело еще полтора года назад и многие люди  продолжат работать из дома, а те, что вернутся в офисы, будут более осторожны. В итоге, насколько именно появление новых штаммов должно повлиять на прежние расчеты, пока сказать сложно. Тем более, как это скажется на течении российской эпидемии. 

Привычный вирус

Хорошие новости: от британского вируса помогают все известные вакцины. Плохие: от южноафриканской — только часть (Pfizer и Moderna). AstraZeneca и «Спутник», кажется, в их число не входят, замечает Тамм. 

Но российский выездной туризм находится на очень низком уровне, границы закрыты, а значит ожидать такого же стремительного, как и в Евросоюзе, распространения новых штаммов, в России не приходится. «Европа —  это очень связанная территория, сеть городов, дорог там на порядок плотнее, люди гораздо больше перемещаются, кроме того, намного больше проводят времени в кафе, ресторанах, то есть сама социальная активность там повыше», — замечает Ракша. 

Вакцинация от COVID-19
Вакцинация от COVID-19. Фото: Сергей Ведяшкин / Агентство «Москва»

И заключает, что даже в том случае, если пандемию удастся остановить, это не положит конец распространению инфекции, просто вирус постепенно станет сезонным, а поскольку его последствия с каждым годом будут все мягче, человечеству не составит проблем жить с ним бок о бок. 

Того же мнения придерживается и Зуев. «Коронавирус при этом с нами останется, как и остальные пневмотропные вирусы, которых сейчас насчитывается больше двухсот. Просто мы будем регулярно прививаться от его новых штаммов, так же как прививаемся каждый год от гриппа», — говорит он.

Благодаря вакцинации и естественной иммунизации даже в отсутствии антител (со временем, как известно, они пропадают) остается клеточный иммунитет, при котором человек если и заражается вирусом, то болеет им в сравнительно легкой форме.

«Примерно так оно работает и с гриппом. Если вы вакцинировались старым штаммом, а заболели новым, то болезнь все равно будет протекать легче, не семь дней, а два дня, причем без осложнений», —  подчеркивает исследователь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Термометр и таблетки

Эксперты предупредили Минздрав о риске дефицита лекарств от гемофилии

Здание Государственной думы РФ

Правительство предложило ввести служебную тайну в области обороны