in

Выбросы, коммерческая тайна и протесты: что не так со стройкой мусоросжигательных заводов в России

Выбросы, коммерческая тайна и протесты: что не так со стройкой мусоросжигательных заводов в России
30 августа 2018. Россия. Владивосток. Дым над жилыми районами от мусоросжигательного завода. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

В ноябре в Подмосковье начинается строительство четырех мусоросжигательных заводов (МСЗ), а в перспективе может быть построено еще четыре. Реализацию проекта ускорили из-за нехватки свалок. Эксперты говорят, что Россия начинает развивать мусоросжигание в то время, когда в Европе уже от него отказываются. «МБХ медиа» рассказывает, почему российские МСЗ будут грязнее зарубежных, как они могут ухудшить экологическую ситуацию в регионе и почему инвестор скрывает технологические особенности заводов.

Диоксины и выбросы под коммерческой тайной

К 2022 году в Подмосковье в рамках проекта «Чистая страна» планируется построить четыре МСЗ по одинаковому проекту, каждый из которых будет обрабатывать 700 тысяч тонн отходов в год. Аналогичный завод мощностью 550 тысяч тонн запланирован под Казанью, там активисты борются против него с переменным успехом. Операторы проекта — АГК-1 и АГК-2, их контролирует компания «РТ-Инвест», созданная при участии госкорпорации «Ростех».

Проекты эти вызывают беспокойство и у жителей московского региона, и у экспертов. Россияне боятся, что из-за заводов увеличится риск заболеть онкологическими и другими опасными для жизни заболеваниями. Главная претензия к проекту — неэффективная система очистки, из-за которой в атмосферу попадут вредные для человека и окружающей среды вторичные диоксины и другие вещества. Об этом рассказал «МБХ медиа» директор Института экономики природопользования и экологической политики ВШЭ Борис Моргунов.

В июле институт экологии ВШЭ по заданию Минприроды провел анализ эффективности МСЗ для решения проблем с мусором в России. Экологи заявили, что эти заводы используют «устаревшую трехступенчатую очистку», в то время как на зарубежных заводах пять ступеней очистки.

На это в компании ответили, что на зарубежных заводах температура сжигания меньше — 850 градусов, а у «РТ-Инвест» — 1260 градусов, что позволяет диоксинам распадаться на другие вещества, после чего их концентрация будет снижаться на следующих этапах очистки.

Моргунов с ответом «РТ-Инвеста» не согласен, рассказал он «МБХ медиа»: «Такие же заводы с такими же температурами построены в Швейцарии компанией, с которой сотрудничает „РТ-Инвест“. И там пять ступеней очистки. Технология, которую использует „РТ-Инвест“, действительно позволяет разрушать диоксины. Но при этом неизбежно образование вторичных диоксинов. Это то же самое, что и диоксины: они разрушаются, но потом восстанавливаются в меньшем количестве, накапливаясь в окружающей среде. Никто не может опровергнуть возможность образования вторичных диоксинов. Возможно, в „РТ-Инвест“ есть какие-то технологии, которые этому будут препятствовать, но про них никто ничего не знает».

Диоксины высокотоксичны и могут вызывать поражения иммунной системы, гормональные нарушения, бесплодие и раковые заболевания.

«Диоксины накапливаются в почве и по пищевой цепочке, через продукты сельского хозяйства, они попадают в человека, в жировую ткань и печень, — говорит доцент Национального исследовательского ядерного университета „МИФИ“ Валерий Сосновцев.  — В Голландии рядом с аналогичным заводом обнаружили диоксины в продуктах сельского хозяйства в радиусе 10 километров».

Определить точный радиус воздействия невозможно, потому что «РТ-Инвест» не предоставил соответствующей документации, говорит Моргунов: «Информация о тех технологиях, которые собираются использовать при строительстве заводов, закрыта — ее нет в открытом доступе, есть только отрывочные сведения».

Для оценки вреда окружающей среды от новых заводов эксперты берут данные с похожих заводов японско-швейцарской компании Hitachi Zosen Inova, на которые ссылается их партнер «РТ-Инвест». «Когда происходят выбросы диоксина, они разлетаются очень далеко вместе со шлейфом — на десятки километров вокруг завода. Опасность в том, что они вообще не разлагаются. И, хотя их концентрация ничтожна, они постоянно накапливаются и через 10 лет даже при совсем маленьких концентрациях земли могут стать непригодными. Поэтому сельхозпредприятия, которые, возможно, попадают в эту зону, должны быть заранее проинформированы об опасности», — говорит Моргунов.

Пресс-служба «РТ-Инвест» в ответе на запрос «МБХ медиа» утверждает, что показатели содержания диоксиновых соединений будут полностью соответствовать нормативам, что исключит негативное воздействие на окружающую среду.

Выбросы, коммерческая тайна и протесты: что не так со стройкой мусоросжигательных заводов в России
Так выглядит проект мусоросжигательного завода рядом с Казанью. Фото: «РТ-Инвест»

«Такие сложные соединения, как полихлорированные дибензодиоксины и дибензофураны, для простоты называемые диоксинами, распадаются именно при температуре 1260 градусов на составные части с образованием на выходе диоксида углерода, воды и хлористого водорода», — ответила пресс-служба «РТ-Инвест» «МБХ медиа».

Хлористый водород — это ядовитое вещество. Вдыхание его может привести к кашлю, удушению, воспалению носа, горла и верхних дыхательных путей, а при особенно больших дозах— к отеку легких, нарушению работы кровеносной системы и смерти.

Помимо диоксинов мусоросжигательные заводы выбрасывают в воздух другие опасные для человека вещества — оксиды азотов, оксиды серы, говорит Сосновцев.

Но объем выбросов с заводов представитель «РТ-Инвест» «МБХ медиа» не раскрывает: «Вся документация была доступна для ознакомления в рамках прохождения общественных слушаний», — ответили в компании.

Документация МСЗ была предоставлена по запросам трем экологическим организациям, рассказали в «РТ-Инвест». У двух из них — «Независимого центра экологической экспертизы» и Центр общественной экологической экспертизы" — нет собственного сайта.

Президент Независимого института общественной экологической экспертизы и аудита Евгений Уриновский отказался рассказать «МБХ медиа» о проектной документации заводов, сославшись на коммерческую тайну: «Эти материалы не предназначены для публикации. Проектная документация завода имеет статус интеллектуальной собственности. Еще это серьезный объект с точки зрения национальной безопасности. Население имело возможность с ней ознакомится в период общественных обсуждений, который длился около трех месяцев».

Объем выбросов и их состав он назвать тоже не может: «Когда я запрашивал документацию, у меня было четкое понятие, что конфиденциальность я гарантирую».

В ответе пресс-службы «РТ-Инвест» для «МБХ медиа» утверждается, что в Великобритании уже есть такие заводы: «Завод „Риверсайд“ в Лондоне с идентичной технологией и мощностью, как и у российских заводов „РТ-Инвест“. Британские заводы в Ньюхейвене и Риверсайде также имеют три ступени очистки».

В английском Ньюхейвене против построенного МСЗ тоже были протесты. Но там местных жителей успокаивают тем, что сжигаются только остаточные отходы — все, что осталось после переработки и сбора компоста, — и превращают их в топливо, используя мусор вместо угля или газа для выработки электроэнергии.

Выбросы, коммерческая тайна и протесты: что не так со стройкой мусоросжигательных заводов в России
12 мая 2018. Митинг жителей Москвы и Московской области против строительства мусоросжигательных заводов и расширения свалок. Фото: Геннадий Гуляев/Коммерсантъ
Опасений вокруг российских МСЗ добавляет и то, что, в отличие от европейских заводов, российские будут сжигать мусор, который не собирается раздельно, говорит Борис Моргунов: «Раздельный сбор мусора — это не гарантия от образования вторичных диоксинов, но, безусловно, это существенное уменьшение потенциала выбросов. Но у нас переработки нет, а строительство заводов уже идет. А когда у нас уже появится квалифицированный раздельный сбор мусора — никто пока не знает, это какое-то светлое будущее».

«Чтобы приучить наш народ к раздельному сбору мусора, нужны десятилетия, — объяснял гендиректор „Ростеха“ Сергей Чемезова выбор в пользу мусоросжигания. — Только подумайте, кроме четырех различных ящиков во дворе нужно иметь четыре корзины у вас в доме. А если девять человек дисциплинированно разделят стекло и пластик, а десятый скинет в общий бак пищевые отходы — все насмарку».

Обещали как в Швейцарии

Сосновцев рассказал, что правительство Московской области организовало поездку общественности на МСЗ в Швейцарии, который устроен по технологии зарубежного партнера «РТ-Инвеста». «Не волнуйтесь, мы в России будем строить именно тот завод, который вы видели в Люцерне. Будем использовать те же самые технологии, современные, передовые», — говорил гендиректор АГК-1 Игорь Тимофеев.

После поездки Сосновцев убедился, что запланированные в России заводы не соответствуют европейским стандартам, как утверждает компания: «Это вранье. Швейцарский завод выпускает в воздух в разы меньше вредных веществ, проектная документация это подтверждает». То что на российских заводах будет три ступени, а не пять, как на швейцарском, представитель Hitachi Zoccen Inova Мариус Уалднер объяснил швейцарскими требованиями, которые строже, чем в России или ЕС.

Сосновцев говорит, что на новых российских заводах отсутствует две ступени очистки, которые есть на швейцарском: «Нет одной из самых современных и дорогих очисток — каталитической, подавляющей вредные примеси в газе, который образуется во время горения. Пресс-служба «РТ-Инвест» сообщила «МБХ медиа», что ступень будет некаталитическая, подавляющая оксиды азота в котле. Также не будет высоковольтного электростатического фильтра, который нужен, чтобы улавливать мелкодисперсную пыль, говорит Сосновцев. Пресс-служба «РТ-Инвест» и на это ответила: вместо электростатического там будет тканевый фильтр.

В Подмосковье заводы построят в Воскресенском, Ногинском, Солнечногорском и Наро-Фоминском районах. Логики в географии новых МСЗ — нет, говорит Сосновцев: «Самое интересное, что все они расположены далеко от Рублево-Успенского шоссе (вдоль которого живут российские высшие чиновники и руководители госкорпораций — „МБХ Медиа“»).

В наибольшей опасности находятся территории с юго-востока от заводов, так как ветра в средней полосе России дуют в основном с северо-запада, но стоит учитывать особенности розы ветров на местности, говорит Моргунов.

Рядом с Наро-Фоминском находится деревня Могутово, которая теперь находится в особой опасности, рассказывает Сосновцев: «Роза ветров как раз сдувает все выбросы на Могутово, где 16 дачных поселков, и живут тысячи людей. Заводы обязаны иметь санитарные зоны радиусом в километр. Эта норма не соблюдается рядом со всеми четырьмя заводами».

Как влияет на людей уже существующий МСЗ

Депутат Мосгордумы Евгений Ступин с марта 2018 года пытается через суд закрыть уже существующий МСЗ в Косино-Ухтомском районе Москвы. «Заводу официально разрешено выбрасывать в атмосферу свыше 500 тонн различных видов ядовитых веществ в год в атмосферу, включая серную кислоты и диоксины. Жители мне жалуются на характерный запах „стальной гари“. Периодически выбрасывается дым неестественного фиолетового цвета. Раковые заболевания в Косино-Ухтомском районе, где находится завод, увеличились больше чем в четыре раза — это официальная статистика поликлиники № 66, справка от главврача», — говорит депутат Ступин.

Выбросы, коммерческая тайна и протесты: что не так со стройкой мусоросжигательных заводов в России
МСЗ промзоне «Руднево» (район Косино-Ухтомский). Фото: wikimapia.org
Завод управляется компанией «Хартия», которая, по данным «СПАРК-Интерфакс», принадлежит сыну генпрокурора Юрия Чайки Игорю. Депутат Ступин считает, что именно из-за владельца ему не удается добиться закрытия завода через суд. «В километровой санитарной зоне проживает тысяча человек, плюс там строятся новые дома, в том числе под реновацию. Понимая это, они резко сокращают санитарно-защитную зону. На суд они принесли заключение о том, что она якобы сокращена постановлением главного санитарного врача России. По странному совпадению, она задним числом сокращена по границе жилой застройки», — говорит Ступин.

«На каждый суд по закрытию завода приходят десятки человек, хотя это гораздо тяжелее, чем прийти в выходной день на митинг», — говорит депутат. Несмотря на то что Замоскворецкий районный суд отказал в удовлетворении иска Ступина, он считает, что закрыть завод все же возможно — для этого необходимо общественное возмущение и широкая огласка в СМИ. «Я сейчас попросил группу ученых разработать проект альтернативной обработки отходов для нового законопроекта о запрете мусоросжигания в Москве», — добавил депутат.

Протесты и общественные слушания против МСЗ

В Подмосковье местные жители протестуют против мусоросжигательных заводов с 2017 года, когда о планах строительства стало известно. Общественные слушания вызвали ажиотаж у местных и проходили со скандалами. Все желающие не могли пройти в помещения, где проходили заседания. Из-за этого на входе случались потасовки. Активисты жаловались, что охранники не пускали их внутрь, так как на слушания согнали «массовку».

Тем не менее, на голосовании большинство высказывалось против строительства МСЗ, но решение на слушаниях носят рекомендательный, а не обязательный характер при согласовании проекта.

Застройщик МСЗ активно борется с критиками. Противника новых МСЗ политика Геннадия Гудкова и радиостанцию «Эхо Москвы», в эфире которой он выступал, 8 октября суд обязал выплатить свыше 400 тысяч рублей судебных издержек и морального вреда гендиректору «РТ-Инвеста» Андрею Шипелову. Также суд обязал ответчиков опровергнуть часть высказываний Гудкова, где он возлагает вину за «экологический геноцид» на истца, его партнера, и на Чемезова с губернатором Московской области Андреем Воробьевым. Но суд не обязал опровергать утверждения о сокрытии документации заводов и данные вредных выбросах, рассказал сын Геннадия Дмитрий Гудков.

Против строительства МСЗ под Казанью протесты были еще активнее. В селе Осиново регулярно проходили митинги, собиравшие больше тысячи человек. В протесты перерастали и общественные слушания, не поместившихся в зал людей полиция задерживала на улице.

В 2018 году противникам МСЗ под Казанью удалось доказать в Верховном суде Татарстана, что решение о строительстве принималось без учета мнения общественности. Они оспорили территориальную схему обращения с отходами республики в части возведения МСЗ и полигона для золошлаков с него. От планов строительства завода все равно не отказались. В сентябре 2019 года застройщик МСЗ сообщал, что проходит процедуру получения разрешения на строительство.

Впрочем, Сосновцев не верит, что при помощи общественного мнения можно остановить строительство МСЗ: «Народ попричитает и плюнет на это всё. Скажет, что это никого не касается. Даже тех, кого это касается — те, кто живет около этих заводов, уже не реагируют на критику и предложения, — говорит он. — Когда начинаются игрища с большими деньгами из-за повышения тарифов на сбор мусора, люди бьются не за чистоту, а за большие деньги».

Редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Суд обязал выплатить 200 тысяч рублей обвинявшемуся в экстремизме за картинку с Марцинкевичем и Пушкиным

Суд признал законным возбуждение дела об экстремизме против якутского шамана Габышева