in

«Здесь больше никто не поет». Россиянка о жизни в Италии во время коронавируса

Пустые улицы города Тренто, столицы области Трентино-Альто-Адидже. Фото: Pierre Teyssot / AP

Полина переехала учиться в Италию из Ростова-на-Дону больше года назад. Уже больше трех недель она не выходит из дома. Она рассказала о жизни в изоляции, мерах безопасности и ошибках, которые не стоит допускать.

 

«Целых десять минут я шла по улице до ближайшей аптеки  — это было такое счастье!»

 —  Последний раз я выходила из дома 5 марта. С тех пор не выходила ни разу. Карантин, вероятно, продлят до мая. Я разревелась, когда узнала об этом. Я немножко потеряла счет времени. Я вижу, как цветут деревья на соседней улице и не могу подойти к ним. Это ужасно.Сегодня к нам приходили налаживать интернет и не сняли обувь. Мы их остановили и заставили это сделать. В Италии у людей нет привычки при входе в дом снимать обувь и мыть руки. Вероятно, карантин их этому научит. Изначально вспышка была в Ломбардии, потом — в Венето. Их закрыли на неделю в конце февраля — начале марта. Я живу между этими областями, в Трентино. Из-за того, что мы посередине, нас тоже закрыли. Потом сказали, что все в порядке и выпустили на три дня. Это было своего рода счастье, но мы не знали, чем это обернется. 

4 марта нам сказали, что мы на карантине до 15 марта. Потом нас закрыли до третьего апреля. Сейчас вот ходят разговоры о мае. Наша учебная программа тоже говорит, что карантин будут продлевать. Мы занимаемся по удаленке. Мы должны были сдавать экзамены в середине апреля, но их скорее всего перенесут.

Недавно я заболела. Вероятно от того, что слишком много времени провела на балконе. У меня был кашель и немного поднялась температура. Когда я позвонила врачу, она попросила меня покашлять в телефон, спросила мой вес и возраст. Сказала делать ингаляции с каким-то раствором, выписала витамины и какой-то порошок от температуры. Она выписала мне рецепт и целых десять минут я шла по улице до ближайшей аптеки. Это было такое счастье! Когда я начала из-за этих ингаляций задыхаться, я позвонила ей снова. Она ответила, что у меня может быть все, что угодно и предложила выписать мне антибиотики. Не приезжает она, потому что у меня нет высокой температуры. Пришлось обратиться к знакомым врачам из России, и вот уже несколько дней я иду на поправку. Думаю, что это не коронавирус. На днях я узнала о смерти девочки во Франции. У нее не было типичных симптомов: не было температуры, но был кашель и она задыхалась. Теперь я собираюсь попасть на рентген легких. Наверное, опять придется звонить врачу и просить направление. Вероятно, меня выпустят для этих целей, но это не точно. Общественный транспорт не ходит. С такси здесь тоже сложно. До больницы идти минут сорок. 

Больница Santa Chiara провинции Трентино. Фото: Pierre Teyssot / AP
«На юге был случай, когда человек «выгуливал» баклажан»

 —  Сейчас здесь уже никто не поет, не веселится. Когда число зараженных стало расти, а в день умирает по 700 человек, всем уже не до веселья. Поначалу все рисовали плакаты, снимали видео, пели на балконах. Когда все стало совсем плохо, это прекратилось. Вокруг очень тихо. Иногда только доносится шум дрели соседа. Многие во время карантина занялись ремонтом. Боюсь, еще чуть-чуть и люди здесь сойдут с ума или взбунтуются. Итальянцам очень тяжело переживать карантин. Они очень коммуникабельные люди, у них это буквально физическая потребность. Они даже утром приветливые! 

Все урезали постепенно. Сначала не было так жестко, не нужно было разрешение, чтобы выйти. Был просто карантин: сказали просто сидеть дома. Но запрета на выход на улицу не было, и все выходили. Сразу пошли стричься, гулять в парки, кататься на лыжах. По сути, объявили каникулы. Закрыли школы и детские сады, но люди продолжали работать. Когда правительству стало понятно, что эти меры неэффективны, и люди относятся к ним несерьезно, оно ужесточило порядки. Всех, кого можно было, перевели на удаленку. Тех, кто удаленно работать не может, просто закрыли дома. Границы тоже закрыли, я не успела уехать домой. В итоге закрыли абсолютно все, кроме аптек и супермаркетов, в это же время запретили выходить без разрешения.

Зять людей, у которых я живу, ездит один раз в неделю за продуктами для двух семей. Это единственный раз, когда кто-то из окружения выходит. Есть форма, которую нужно заполнять. В ней ты пишешь, куда ты идешь, зачем ты идешь. Там должны быть все паспортные данные, адрес и номер телефона. Если тебя останавливают, ты ее предъявляешь. Сейчас стали проверять время, в которое был оформлен чек, чтобы люди не гуляли с продуктами. На юге был случай, когда человек «выгуливал» баклажан, а когда полиция его остановила, обнаружилось, что чек на него был пробит три часа назад. И сейчас очень много шуток по поводу того, что парикмахера и мастера маникюра ходят по домам. Мэры призывают людей к осознанности, мол «гроб накрывают крышкой, никто не увидит вашу прическу».

Фото: Pierre Teyssot / AP
«Изначально никто очевидно не относился к происходящему серьезно»

 —  Нужно обязательно надевать маску и перчатки. По возвращении обувь оставлять за дверью, а выходить всегда в одной и той же обуви. Это связано с тем, что на асфальте коронавирус живет до девяти дней. Его здесь поливают горячей водой. Говорят, вирус погибает при высоких температурах. Одежду верхнюю тоже не надо вносить в дом и не трусить. Если есть возможность, лучше положить ее на солнце, как можно дальше от жилья. Не рекомендуют надевать украшения. Советуют собирать волосы и как можно больше пить горячей воды. Естественно, почаще мыть руки. 

Изначально никто очевидно не относился к происходящему серьезно. Проблема была в том, что многие жители северной Италии ринулись на юг и давай разносить заразу. А остановить их тогда никто не мог. Сначала никто не верил, сейчас все молчат и с ужасом смотрят на ежедневно растущее число умерших и зараженных. 2, 3 и 4 марта карантина не было. Видимо в эти три дня все и произошло. Мы на три дня вернулись к обычной жизни, ходили по улицам, ездили на общественном транспорте. Школьники радовались, что их отпустили с занятий, бабушки обвиняли во всем политиков. То же, что и везде. Первые недели полторы люди нарушали режим, потом это прошло. Сейчас два раза в день по улицам колесит пожарная машина с мегафоном и сообщает, что мы должны сидеть дома или будем оштрафованы. Сумма штрафа сегодня составляет от 300 до 4000€.

О ситуации в больницах знаю в основном по рассказам. Сама, слава богу, там не была. Аппаратов ИВЛ катастрофически не хватает. Из-за этого докторам постоянно приходится выбирать, кого оставить в живых. Чаще предпочтение отдают молодым: у них вероятность выжить больше. Они тоже умирают, но случаев куда меньше. В Ломбардии, например, в крематориях не хватило места, поэтому трупы развозили по соседним городам, а потом урны с прахом отдавали семьям. Если раньше в новостях говорили про карантин и больных, то сейчас там только цифры. Докторов не хватает настолько, что повыходили все, кто уже ушел на пенсию и те, кто только выпустился из университета. 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Путин подписал указ о начале весеннего призыва с 1 апреля

В московских СИЗО из-за коронавируса запретили посылки и передачи для заключенных