Кто в России может сесть в тюрьму за финансирование терроризма? – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Кто в России может сесть в тюрьму за финансирование терроризма?

Кто в России может сесть в тюрьму за финансирование терроризма?

Кто в России может сесть в тюрьму за финансирование терроризма?

Любой человек, который дал денег тому, кого признали участником незаконного вооруженного формирования — как на территории России, так и в другой стране. Деньги передать можно любым способом — наличными, банковским переводом, через платежные системы типа «Юнистрим» и так далее.

Часть 1 статьи 208 УК РФ уравнивает создание НВФ и руководство им с его финансированием и предусматривает наказание от 10 до 20 лет тюрьмы. Первая часть статьи 205.1 УК РФ уравнивает финансирование терроризма со склонением или вербовкой в незаконные вооруженные формирования. Четвертая часть статьи 205.1 УК РФ более тяжкая — наказание по ней от 15 лет до пожизненного, формулировка обвинения тоже более серьезная — организация финансирования терроризма. Есть в уголовном кодексе и описание понятия «финансирование» — это организация сбора средств, предоставление средств или оказание финансовых услуг какому-то лицу, которое планирует осуществлять террористическую деятельность.

Переданная террористу — или тому, кто как-то причастен к терроризму — сумма для суда не важна: это может быть и пять тысяч рублей, и пять миллионов.

Юристы не раз отмечали: для того, чтобы доказать факт финансирования терроризма, нужно подтвердить, что тот, кому перевели деньги — террорист, то есть ему должны вынести приговор. Именно это является подтверждением, что тот, кто финансировал этого террориста, нарушил закон. Также должны быть доказательства, что человек, который переводил деньги, знал, что они идут именно на финансирование террористической деятельности.

На практике же суд может признать человека виновным в финансировании терроризма, даже если адресат его перевода не был осужден и вовсе не подозревается в террористической деятельности. Во многих делах фигурируют только рапорты оперативных сотрудников, которым известно, к примеру, что некто находится в Сирии и состоит в ИГИЛ (организация, деятельность которой в России запрещена). Фактически многие обвиняемые и приговоренные к тюрьме за финансирование террористической деятельности утверждают, что переводили деньги благотворительным организациям или даже своим родственникам, а о том, куда пошли эти деньги, они не знали. Так произошло в деле Лилии Саидовой.

Есть и особенно резонансные случаи — например, дело журналиста из Дагестана Абдулмумина Гаджиева. Его обвинили в организации финансирования терроризма, притом что он не делал никаких денежных переводов. Следствие посчитало, что некоторые его статьи в газете «Черновик» могли склонить других лиц к тому, чтобы переводить деньги запрещенным организациям.

Подробнее о том, как судят «спонсоров терроризма» читайте в нашем расследовании

О деле Гаджиева читайте в нашем материале

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: