МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Они не конченые, а жертвы». Бывший псковский полицейский объяснил поведение ОМОНа на митингах

«Они не конченые, а жертвы». Бывший псковский полицейский объяснил поведение ОМОНа на митингах

Андрею Иванову 52 года, более двадцати лет он прослужил в правоохранительных органах Псковской области и ушел на пенсию в 2015 году. То, что сейчас ОМОН избивает людей дубинками на улицах Москвы, его совсем не удивляет. Все иллюзии о «спецах» у Иванова исчезли в 2010 году, когда он вместе с ними ездил в командировку на Северный Кавказ. Иванов утверждает, что омоновцы тогда были готовы оставить человека в плену за двух баранов.

«Зачем мне Крым?»

Андрей Иванов пошел работать в милицию в родных Новосокольниках (городское поселение в Псковской области. — «МБХ медиа») в 1993 году. По первому образованию он историк, уже во время службы получил второе высшее в Санкт-Петербургском университете МВД. Иванов признается, что о «гадостях» в органах знал еще до начала работы, но все эти годы пытался привести облик полиции «в цивилизованную норму».

В 2014 году, дослужившись до заместителя начальника райотдела полиции, Андрей Петрович, по его словам, понял, что государство ему не переделать, и отправил письмо Владимиру Путину.

«Мне как гражданину России хочется знать, зачем мне и другим россиянам нужен Крым? Как место отдыха — нет, территория способная поднять экономику — нет, как географический объект, завоеванный неприятелем и являющийся национальной болью — нет. Проиграв Западу внешнеполитическую борьбу за Украину в начале 2014, Россия в тяжелый для соседней страны час совершает поступок абсолютно не приемлемый для норм международного права, здравого смысла и самое главное перспективно губительный для всех сторон. <…> Какой отвратительный образ складывается сейчас у России в мире и как надолго он закрепится за страной!» — написал президенту полицейский.

Путин на письмо не ответил, но на работе Андрея Петровича начали «прессовать», и в 2015 году он ушел на пенсию, а через год стал депутатом от псковского «Яблока».

«Мы не будем мыть туалет, потому что мы крутые»

Несколько дней назад Андрей Иванов обратился к «МБХ медиа» и объяснил, что после «неоправданно жестокого применения силы на митингах в Москве» хочет рассказать о своем опыте профессионального общения с ОМОНом.

«Они нарушили даже нормы по применению спецсредств, — говорит Иванов. — Они мне коллеги, жизненный опыт не выбросишь, но после такого в приличном обществе не сказал бы, наверно, что служил в полиции — стыдно за них».

Андрей Иванов во время службы. Фото из личного архива

Как рассказывает Иванов, год сотрудники ОМОНа служат на месте, а в следующем едут на полгода на Северный Кавказ — одна треть службы проходит в командировках. «В силу трудного опыта они ожесточаются, видимо. Общения с людьми, как у участковых и следователей, у них нет. Они ежедневно тренируются на закрытой базе, ну и идеологически их накачивают, и сплачивают. Хотя сплочение — это еще и признак ОПГ, вот и получается довольно опасная структура», — объясняет Иванов.

В 2009—2010 годах его вместе с другими офицерами тогда еще милиции и отрядом ОМОНа отправили в командировку на Северный Кавказ и уже в поезде на Моздок Иванов был вынужден создавать стихийный «профсоюз» для защиты следователей от «спецов». «Они себя считают элитой и воспринимают следователей и оперов как шелупонь, — объясняет Иванов. — В поезде сразу заняли самые удобные места, а с остальными полицейскими общались по-хамски, с толчками и пинками. Было несколько конфликтов с мордобоем, ОМОН прямо унижал остальных ментов. Эти спецы очень агрессивны, очень заносчивы. Конфликты возникали даже от того, что кто-то кого-то коснулся рукавом! А командиры не вмешиваются, они временщики — едут на полгода туда, им главное, чтобы никого не убили. К дракам относятся спокойно — ну, мужики же».

Иванов вместе с пятью офицерами пытались вести переговоры с ОМОНом, заступались за коллег, но понимания почти не находили. «Нам приходилось себя защищать. Омоновцы считают, что они с оружием, касками, боевыми приемами — настоящие мужчины, а остальные — так, неважные. Это полудетская, полукриминальная психология, как на зоне, где есть авторитеты, а есть „мужики“, которые моют парашу. ОМОН — это почти машина для убийств, и как простой следователь может ей противостоять?» — говорит Иванов. Он подчеркивает, что проблема таких командировок со «спецами» сохранилась и сейчас, просто «все законсервировано». По его информации, в одной из недавних таких поездок конфликт дошел до того, что один из офицеров достал оружие и угрожал выстрелить в омоновца. Полицейского отправили назад и уволили, «спец» остался служить.

В командировке Иванова ситуация накалилась по приезде в Малгобек, когда омоновцы заявили, что вопреки правилам убирать общую территорию и мыть туалеты не будут. «Были фразы типа: „Я не буду мыть туалет, потому что мы крутые и никогда этим раньше не занимались. У нас тут работа боевиков уничтожать“. Да, это можно назвать дедовщиной. Но если в армии, среди вчерашних школьников, она может пройти, то здесь мне было 40 лет, а некоторым омоновцам — по 28−30 лет. Это какие-то сержанты-пэтэушники бывшие, понимаете? Ограниченные люди с низким интеллектом. И вот этот говнюк заявляет: „Я не буду мыть туалеты!“. Переварить это офицерам было невозможно. Мы обратились к руководству, спецы об этом узнали, стали вылавливать бузотеров и совершенно цинично угрожать побоями. Стихийный профсоюз отреагировал довольно быстро: было недвусмысленно объявлено, что у каждого побитого при себе имеется пистолет, а в кубрике на кровати висит автомат. Командир потом, выкручиваясь ужом, убедил омоновцев соблюдать минимальные правила общежития», — рассказывает Иванов.

Меняем Колю на баранов

В один из кавказских рейдов по кошарам (загоны для нескольких сотен овец с примыкающим к нему строением хозяина — прим. «МБХ медиа») с досмотром территории и проверкой документов, рассказывает Иванов, нашли казахского пленника. 49-летний Николай Ростокин рассказал, что попал на Кавказ еще в 1995 году. Тогда его пригласили в Чечню на заработки, пообещали хорошие деньги, но по факту стали использовать в Грозном как раба (в том числе и на стороне сепаратистов) — заставляли рыть окопы и зинданы и выполнять грязную работу в быту. Николай утверждал, что пытался бежать несколько раз, но «федералы» на блокпостах все время «за ящик водки» возвращали его обратно. В один из таких «переходов» он попал в Ингушетию, здесь хозяева часто менялись, среди них, по словам Ростокина, был даже прокурор Малгобека. На момент встречи с псковским полицейским Николая использовали как пастуха на кошаре.

Коля рядом с ОМОНом. Фото: из личного архива Андрея Иванова

«Я сразу понял, что он говорит правду, в душе у меня были сочувствие и злоба одновременно. Дал Николаю указания забираться в „Урал“, и тут стали хищно крутиться ингушские участковые. Подошли ко мне и сказали, что хозяин готов отдать за Колю хороших баранов и заплатить, чтобы мы его не забирали. Омоновцы, услышав это, завопили, что Коля с нами ехать не хочет, и пусть он с богом остается работать на свежем воздухе, так как он даже не россиянин, а гражданин Казахстана», — рассказывает Андрей Петрович.

В конфликте Иванова поддержали офицеры-сослуживцы и Ростокина сначала привезли на базу псковских правоохранителей в Малгобеке, а через несколько месяцев при участии Красного Креста и посольства Казахстана он благополучно уехал домой.

«Я был поражен, как быстро омоновцы среагировали на „бараньи посулы“. Это противозаконно! Это низость! А они просто хотели баранины, вот так тривиально», — возмущается Иванов.

«Убили щенка из мести»

Потерянные бараны стали, по словам Андрея Петровича, последней каплей для омоновцев, которые с первого дня в поезде его невзлюбили. Он говорит, что причин для усиливающейся с каждым днем ненависти было много. Он разоблачал злоупотребления командира, когда тот на выделенные на премии участникам командировки деньги купил роскошную кизлярскую саблю для начальника управления, не давал омоновцам приватизировать большую часть общей тушенки, возмущался отсутствием медиков, отказывался подписывать ведомость о проведенном инструктаже по безопасности, которого не было. «Ну, командиру пришлось построить всех, в бронежилетах, с оружием, вызвали омоновцев, и они полтора часа проводили инструктаж. Конечно, это не нравилось. Их раздражало, что я много фотографирую, они же сверхзасекреченные товарищи, нельзя, чтобы их лица где-то мелькали. А я в этом ничего такого не видел, сам без маски ходил. И сейчас на митингах очень неправильная история происходит в части гражданского паритета. Обычным людям сейчас нельзя приходить на митинг в маске, а противоположная сторона обезличена абсолютно. Так нельзя, это нарушает баланс, это нонсенс!» — убежден экс-полицейский.

Фото: из личного архива Андрея Иванова

Иванов вскрыл тайный заработок силовиков: перед отъездом домой омоновцы загрузили полвагона дешевой безакцизной водкой (по 15 рублей за бутылку) из Владикавказа. Андрей Петрович утверждает, что это спиртное потом расходилось по псковским ресторанам, а руководство отряда совсем не возражало против такого бизнеса.

«Я всегда открыто приходил и говорил: „Что вы творите?“. Потом руководство даже стало омоновцев противопоставлять мне. Проскальзывали фразы вплоть до того, что „Псковская область маленькая, приедем к тебе домой“ — чушь всякая. Но все-таки отомстили на месте — убили моего щенка Филю», — со злостью говорит Андрей Петрович.

Филя прибился к ним совсем маленьким, его выкормили, играли с ним, щенка любили даже омоновцы. Но когда он подрос, тем стало неинтересно, а перед отъездом начальство и вовсе отдало приказ очистить базу. Андрей Иванов хотел забрать собаку с собой в псковскую деревню к родственникам, но за два-три дня до отъезда пес пропал. «Его не было нигде! Я очень расстраивался, искал Филю, но не нашел, и в поезд мы грузились без него. А уже дома сослуживец рассказал мне по секрету, что во время одного из последних выездов омоновцы поймали Филю, забросили в „Урал“, выпустили на окраине Малгобека, а когда он попытался запрыгнуть назад, расстреляли из автомата. Это была персональная месть мне», — уверен полицейский.

Виновата идеология

«Спецов», избивающих в Москве безоружных людей, Иванов называет прямыми наследниками НКВД, потому что «они полностью отстранились от норм права и уверены, что могут творить любые беззакония». Иванов убежден, что 50% из них будут послушно стрелять по людям, если появится такой приказ. Рецепт спасения у него один: «Нужна массовость, чтобы выходило не 10 тысяч человек, а 100 тысяч — тогда это будет серьезно».

«Нельзя говорить о том, что они там (в ОМОНе. — „МБХ медиа“) все конченые. Безусловно, это нормальные люди в целом. Это же не они виноваты. Это виновата машина, идеология! Когда их зомбируют, накачивают ересью, пропагандой, они становятся тем, чем становятся. Они, по большому счету, жертвы. Да, они дубасят людей, но их система такими сделала», — заключает полицейский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

12 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий

    Несчастные жертвы? Ну тогда и всё Гестапо и СС несчастные жертвы пропаганды.

  • анонимус

    +1

  • Иван

    Был в этой командировке в составе спецназа, в целом все правильно, за исключением, что в самом подразделении все не так однозначно. Были там парни кто и в мытье туалетов по очереди проблем не видел и за Колю перед своими вступались и убийство собаки осуждали. К сожалению во внутренней борьбе побеждает не самый честный и справедливый, а самый наглый, хитрый и безпринципный. Тогда в само подразделение пришли сотрудники из УВСИН и привнисли свои ценности, основанные на их проф деградации «навязывания зоновских понятий». Они и стали активом в подразделении которому удалось выжить ценности достойных спецназовцев прошлого пока ления. К сожалению повествуемое в статье лишь вершина айсберга

  • Иван

    И дела здесь совершенно не в пропаганде, те кто руководствуется ей может и заблудшии овцы, но тоже борьться за светлое будущее родины, у основной массы же вместо пропаганды лишь желание урвать свой кусок и ситуация с баранами пример тому

  • Гуманизм это конечно хорошо, но не к преступникам. Преступники должны быть наказаны, а система их такими желающая изменена.

  • Как раз не хватает интервью с действующим росгвардейцем, хотя бы анонимного. От первого лица, взгляд изнутри, из-под колпака. Ведь есть же там человеки с человеческими чувствами. Мне кажется, такое интервью — важно, чтоб не делить на нас и их, не видеть в них только гадов и врагов, а понимать, что мы в заложниках у заложников, что освободиться можно вместе.

  • Геннадий Перечнев

    Поразили слова этого бывшего честного Полицейского, называние им вещей своими именами. Убеждён, что именно от таких людей и избавлялись в процессе реформирования милиции в «полицию»…

  • Юрий

    Все нацгвардейцы должны иметь крупные личные номера на спине, чтобы при нарушении ими ЗАКОНОВ РФ привлекать их к УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ!!! Все оборотни в погонах должны понести уголовную ответственность за все их преступления.

  • Александр

    Автор статьи или Андрей Иванов нагло искажает действительность, наверное собрался на выборы. Спросите у Николая, кто его из кашары вывез и занимался отправкой домой?

  • Юрий

    для того, чтобы победить врага надо иметь более дальнюю цель, чем у него и неуколонно к ней стремиться. тогда даже враг, который вначале кажется сильнее, будет побежден.
    Россия — неотъемлемая часть мира и бесчеловечность в России угрожает всему миру, а победа в России гуманизма будет победой гуманизма во всем мире.

  • Наглая ложь, ни слова правды в статье. Я сам прослужил в ОМОНе 25 лет, все время сколько служил, ОМОН всегда работал в тесном контакте со всеми структурными подразделениями МВД.

    • Эка… Да менты размажут любого по принципу «свои — чужие» и кинут и подставят. Это одно из примитивных сообществ, во главе которого физическое и властное могущество. Это их Бог Мало что ли примеров? Или я сам не видел как у ОМоновцев сносило башню после Чечни от накататывющейся временами жестокости. Или это делается от их миролюбивой законопослушности? Я знаю немного о том мире, но что знаю — гадость.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: