in

«Любимый человек за 20 лет может надоесть, а тут президент». Суд снова оставил Анастасию Шевченко под домашним арестом

«Любимый человек за 20 лет может надоесть, а тут президент». Суд снова оставил Анастасию Шевченко под домашним арестом
Анастасия Шевченко. Фото: личная страница в Facebook

Активистку, которую судят за сотрудничество с нежелательной организацией, в третий раз оставили под домашним арестом. Суд снова удовлетворил все ходатайства следствия, не обратив внимания ни на одно ходатайство защиты.

В самом начале судебного заседания адвокат Анастасии Шевченко Сергей Бадамшин заявил ходатайство о ведении фото и видеосъёмки. Но обвинение в лице следователя ходатайство отклонило, внезапно сославшись на тайну следствия.

Следователь выступал первым. Уткнувшись в бумаги на столе, он отчитался обо всех проведённых оперативно-розыскных мероприятиях, сослался на всевозможные экспертизы, документы, свидетельские показания. Напомнил он и о риске побега обвиняемой в страны Прибалтики, сговора со свидетелями, уничтожения документов, об угрозе обороноспособности страны и подрыве конституционного строя РФ. Все эти аргументы вновь были приведены в пользу продления домашнего ареста.

В защиту Шевченко сначала выступил адвокат Сергей Ковалевич. Он ходатайствовал о разрешении прогулок и попросил приобщить к материалам дела ответ инспекции, в котором сказано, что в случае принятия судом соответствующего решения стационарное контрольное устройство будет заменено мобильным. Сергей напомнил, что запрет на прогулки сопряжён с проблемами со здоровьем. Не так давно Анастасия страдала от острой зубной боли, но скорая отказалась помочь, а чтобы сходить к стоматологу, пришлось писать запросы и ждать ответы.

— На протяжении многих месяцев происходит форменное издевательство над личностью Анастасии, — сказал защитник. — Ничего нового по делу нет. Никаких подтверждений угрозы обороноспособности и подрыва конституционного строя РФ следствие так и не привело. На аргументы защиты следствие вообще не обращает внимание. Нигде нет такой строгости. Даже заключённым в тюрьмах и колониях строгого режима полагается прогулка. Мы просим изменить меру на подписку о невыезде или хотя бы разрешить прогулку.

Ковалевича поддержал второй адвокат Шевченко Сергей Бадамшин. Он напомнил суду, что никаких доказательств того, что Анастасия может скрыться в странах Прибалтики, предоставлено не было. Мало того, вступить в сговор со свидетелями она не может, потому что даже отечественное сетевое движение «Открытая Россия» уже ликвидировано. Как отметил Бадамшин, повлиять на предварительное следствие тоже уже не получится. За прошедшие полгода изъяты всевозможные документы, проведены обыски и экспертизы, допрошены десятки свидетелей.

— Избрание меры пресечения должно быть предусмотрено реальной степенью общественной опасности совершённого деяния, — напомнил суду Бадамшин. — Действия Шевченко не были сопряжены с причинением реального вреда. Вы говорите о сговоре и уничтожении документов, но если документы не изъяты в течение полугода, то это говорит только о нерасторопности следствия и некачественной проведённой работе, в том числе о безобразном оперативном сопровождении ЦПЭ по Ростовской области.

После этого Бадамшин рассказал о том, как вчера замначальника центра «Э» по Ростовской области Владимир Краснокутский приехал в Псков к бывшему координатору «Открытой России» Лие Милушкиной и предложил помощь в её уголовном деле (Лия обвиняется в сбыте наркотиков в крупном размере) в обмен на показания против Шевченко. Кроме того, Бадамшин напомнил, что среди свидетелей есть прямые политические противники Шевченко — члены организации НОД, которые, по мнению защиты, её оговаривают.

Наконец слово предоставили самой обвиняемой.

— Меня попросили рассказать, как я живу. Живу я хорошо настолько, насколько можно жить под домашним арестом. Слава богу, закончилась школа и не надо переживать, как дети учатся и добираются до школы. Слава богу, дети не болеют. Приходилось вызывать скорую и отправлять старшую дочь с сыном в больницу. Хотя у меня сын аллергик, сейчас начнётся сезон аллергии, он очень сильно болеет, вплоть до приступов астмы. По этому поводу я уже написала обращение следователю и уже получила ответ, что к аллергологу мне ходить нельзя. Мне рекомендовали обратиться к органам опеки, чтобы они туда сводили моего сына. Спасибо. Будем заниматься самолечением. Я гуляю, насколько это возможно: в суд, к стоматологу, к следователю, к психиатру.

Анастасия Шевченко рассказала, что приняла решение выдвигаться кандидатом в депутаты Ростовской гордумы. По её словам, это было давно обдуманное решение. Она попросила суд не препятствовать её избирательной деятельности. Анастасия рассказала, что активно готовилась к избирательной кампании: участвовала в таких кампаниях других людей, читала учебники, изучала зарубежный опыт, работала с избирателями. Планирует выдвигаться она по 14 округу, где жила и планирует жить, когда всё закончится.

— Я обвиняюсь в том, что провела лекцию, хотя я вообще не лектор, и в том, что стояла с флагом «надоел» на митинге, — сказала Шевченко. — Это слово правоохранительные органы почему-то сразу относят к Путину. В принципе правильно, потому что это факт. Мне надоел Путин. Любимый человек за 20 лет может надоесть, а тут президент. И я думаю, что таких людей в стране много. Перед арестом рейтинг доверия президенту был 40%. А значит, в стране 60% таких же, как я. Что, всех будут судить как нежелательных? Не все являются агентами британской организации, которой нет. Российского движения, кстати, тоже нет. А вы почему-то продолжаете меня судить. Основа конституционного строя — это местное самоуправление. И оно расшатано не мной. И я прошу вас не просто отпустить меня из-под домашнего ареста, а вообще прекратить дело, извиниться передо мной и декриминализовать эту статью.

Следствие все аргументы защиты сочло недостаточными для изменения меры пресечения. Следователь счёл, что прогулки при домашнем аресте не соответствуют УПК. Самым лаконичным на сегодняшнем заседании оказалось выступление прокурора.

— Согласен со следствием, — сказал он, едва приподнявшись со стула.

Ленинский районный суд удовлетворил все ходатайства следствия и оставил Анастасию Шевченко под домашним арестом до 17 сентября без права на прогулки.

«Позор! Позор!» — крикнул кто-то в конце зала после объявления решения.

«Эхо Москвы» обратится в ЕСПЧ из-за штрафа главному редактору

Жители в Пензенской области перекрыли трассу М5 после гибели человека в драке