in

«Мне отомстят за мой побег». Журналистка «Новых колес» о том, почему ей нельзя возвращаться в Россию

«Мне отомстят за мой побег». Журналистка «Новых колес» о том, почему ей нельзя возвращаться в Россию
Светлана Березовская. Фото из личного архива

Бывший соучредитель калининградской газеты «Новые колеса» Светлана Березовская вот уже несколько лет живет в Швеции. Там она оказалась после того как на главного редактора издания Игоря Рудникова завели уголовное дело за вымогательство 50 тысяч долларов у генерала СК Виктора Леденева, а сама она была в жесткой форме задержана сотрудниками ФСБ во время якобы передачи денег. Проходившая по этому делу свидетелем Березовская сбежала к брату в Швецию. Однако власти этой страны отказались предоставить журналистке политическое убежище. Светлана Березовская и ее брат Олег Березовский рассказали «Северо-Запад. МБХ медиа», почему журналистке пришлось покинуть Россию и что будет, если ее депортируют из Швеции.

В 2016 году на главного редактора «Новых колес» Игоря Рудникова было совершено покушение. Приехавшие из Петербурга в Калининград киллеры нанесли ему пять ножевых ранений прямо в центре города, на выходе у одного из кафе. Однако Рудников выжил. Несмотря на большой резонанс, дело о покушении первоначально было квалифицировано как хулиганство и толком не расследовалось. По словам Рудникова, делом занялся генерал следственного комитета Виктор Леденев.

«Леденев обещал мне переквалифицировать дело на 105 статью — покушение на убийство, чего я давно добивался. Также он пообещал передать часть материалов», — рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа» Рудников.

Именно за этими материалами на встречу с Леденевым и была отправлена журналистка «Новых колес» Светлана Березовская.

«Мы встретились с ним в кафе напротив нашей редакции. Я пришла первой, заказала себе обед. Потом подошел Леденев. Передал мне толстую прозрачную папку с документами. Я положила ее себе в сумку и продолжила обедать», — рассказала «Северо-Запад. МБХ медиа» Березовская.

По ее словам, Леденев очень удивился тому, что она не стала раскрывать папку и смотреть, что в ней находится.

«Уже потом поняла, что по их замыслу я должна была открыть папку, где между документов по покушению были спрятаны пачки долларов и в этот момент появлялись бы сотрудники. Но я просто убрала все в сумку. Эти документы предназначались не мне, и у меня не было никакого интереса читать их. Леденев как-то поднапрягся. Спросил: „А можно я немного с вами посижу?“. Я ответила: „Как хотите“», — вспоминает Березовская.

После этого Леденев подал сотрудниками сигнал и в кафе ворвалась оперативная группа, которая все это время находилась в машине скорой помощи, припаркованной возле кафе.

«Вбежала куча людей с оружием и в масках. Кричали: „Это ФСБ, всем сидеть!“ Как будто террористку задерживали. Всех посетителей кафе выгнали, ну, а надо мной начали реально издеваться. Продержали там до самого вечера. Не давали ни попить воды, ни в туалет сходить. Мне стало плохо. Через пару часов они все-таки вызвали врача. Тот зафиксировал у меня повышенное давление, но сотрудникам было все равно», — рассказала Березовская.

Вечером Светлану отвели на допрос в ФСБ и отпустили только ночью. Как вспоминал в разговоре с «Северо-Запад. МБХ медиа» ее брат Олег Березовский, редакция «Новых колес» отправила к ней адвоката, но тот так перепугался от всего увиденного, что в дальнейшем пропал и перестал отвечать на звонки.

«Он просто куда-то испарился. Не отвечал даже юристу газеты. Это показывает уровень запуганности нашей адвокатуры. На первом допросе Света вообще не знала, что это ее адвокат. А он, оказывается, сидел рядом, и все время молчал», — рассказал Березовский.

«Мне отомстят за мой побег». Журналистка «Новых колес» о том, почему ей нельзя возвращаться в Россию
Светлана Березовская и Игорь Рудников. Фото из личного архива
По словам Светланы, на допросах от нее требовали фактически оговорить Рудникова, сделав ее ключевым свидетелем обвинения. Ей нужно было сказать, что тот послал ее на встречу с Леденевым не за документами, а за деньгами. Однако Березовская отказалась.

«Им не удалось меня запугать и сломать. Хотя мне угрожали, что из свидетеля я могу превратиться в обвиняемую. За мной начали следить. Я уже не могла чувствовать себя безопасно в Калининграде, но мне запретили покидать город», — рассказала Березовская.

В итоге журналистка решилась на побег. В канун Нового года, 31 декабря 2017 года, она улетела на самолете в Минск, а уже оттуда к родной сестре в Киев:

«Специально выбрала дату 31 декабря. Надеялась, что перед праздником они потеряют бдительность. Так и вышло. Но все равно до последнего думала, что меня развернут в аэропорту. Уезжала без всего. Все мои сбережения хранились в сейфе в редакции: 4800 долларов, 200 евро и 40 тысяч рублей. Сотрудники забрали все. Я начала возмущаться. Говорить, что это мои последние деньги. В итоге рубли вернули. Остальных денег я так и не увидела».

Пробыв два месяца у сестры в Киеве, журналистка обратилась в Управление ООН по делам беженцев. Там ей посоветовали ехать к брату в Швецию и просить убежище в этой стране. Приехав туда, Березовская на правах политического беженца попыталась это осуществить, но миграционная служба Швеции в 2019 году отказала ей. Светлана дважды обжаловала это решение в суде, но оба раза безрезультатно. Миграционный суд Швеции посчитал, что Березовской ничего не угрожает в России.

«К тому моменту Рудникову переквалифицировали дело на более мягкую статью и выпустили на свободу. В Швеции решили, что политического преследования в этом деле больше нет», — рассказал Олег Березовский.

По его словам, депортацию Светланы удалось отложить благодаря письмам правозащитных организаций «Мемориал» и «Агора». Но в августе этого года стало известно, что суд не нашел никаких новых фактов, которые могли бы позволить Березовской остаться в стране. 1 октября данное решение было оставлено в силе.

«Они даже не стали изучать политическую составляющую этого дела. В отказе было написано, что права Светланы защищает Конституция Российской Федерации. Это уже какой-то особый цинизм», — недоумевает Березовский.

Он рассказал, что пытался наводить справки, что может ждать его сестру после возможного возвращения в Калининград. По его словам — ничего хорошего. В калининградских силовых структурах до сих пор помнят побег Светланы и те проблемы, которые он им доставил. «Ей обязательно захотят отомстить», — уверен Березовский. Однако на официальном уровне в калининградском ФСБ никаких комментариев по поводу Березовской не давали.

Сама Светлана тоже считает, что после возвращения в Россию ее жизнь будет окончательно сломана:

«Газета „Новые колеса“ была делом моей жизни. Я пришла туда, когда мне было тридцать лет, а сейчас — 45. Я всю себя отдавала работе. Теперь газета, по сути, разгромлена ФСБ, существует только интернет-версия. От многочисленной прежде редакции остался лишь один журналист — Алексей Малиновский. Но властям и этого показалось мало. В начале октября сотрудники ворвались к нему домой, сломали дверь, положили его лицом в пол. И это все лишь из-за одной публикации. Что будет со мной, если я вернусь? Мне даже страшно думать о возвращении».

По словам Светланы, отношения с Игорем Рудниковым у них испортились, а в России у нее только одна перспектива — новое преследование: «В Калининграде у меня никого нет, возвращаться мне некуда. А если вернусь — все равно жить спокойно мне не дадут. Как человека, работавшего в „Новых колесах“, ни в одно СМИ меня не возьмут. Но это еще полбеды. Я уверена, что если меня выдворят из Швеции в Россию, ФСБ мне обязательно отомстит за мой побег. Поднимут что-то старое, или придумают новое. Мне нельзя туда возвращаться».

Иду на запах. Почему медведи начали активно ходить в народ

Иду на запах. Почему медведи начали активно ходить в народ

Суд без особого мнения. Кто и против чего высказывался в Конституционном суде

Суд без особого мнения. Кто и против чего высказывался в Конституционном суде