in

«Сережа Есенин — это наше все!». Министерства и ведомства не могут разобраться, кто и как будет застраивать родину поэта под Рязанью

На территории Государственного музея-заповедника С.Есенина в селе Константиново. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

В есенинских местах, на высоком берегу Оки — селах Константиново, Пощупово, Новоселки, Федякино, Кузьминское — было престижно жить и строиться, пока в 2018 году администрация Рыбновского района не перестала выдавать новые разрешения на строительство. Остальные ведомства тоже «закрутили гайки» — да так, что коренные жители в пятом поколении теперь не могут ни перекрыть крышу родительского дома, ни пристроить теплый клозет. Общественники и чиновники регионального и федерального уровней пытаются «разрулить» ситуацию, но пока у них не очень получается.

 

И сын мэра, и Сабина Цветкова

Почти «рублевские» особняки в три-четыре этажа, высокие заборы, шлагбаумы с предупреждающими надписями о частной территории — все это «великолепие» начало появляться на родине поэта Сергея Есенина примерно в 2007 году. В 2010-м об этом заговорили в местных СМИ. Казалось бы, в зоне природных охраняемых ландшафтов на территории Государственного музея-заповедника Сергея Есенина строить нельзя. Но если у этих самых ландшафтов нет поставленных на кадастровый учет границ — то можно. Поставить на кадастровый учет поворотные точки границ участка в 45 тыс. га мешали препятствия непреодолимой силы, которые так и остались в секрете. Была разработана схема выдачи разрешений на строительство в охранной зоне, которая до 2017 года ни разу не дала сбой: владелец участка приходил в районную администрацию, где разрешения на строительство ему не выдавали, но давали справку об этом прискорбном обстоятельстве. С этим отказом владелец частички родины Есенина шел в суд, в котором районную администрацию обязывали выдать разрешение на строительство: действительно, непонятно ведь, входит ли данный участок в границы охранных зон или нет — ведь четко обозначенных границ не существует. 

Рыбновский район граничит с Московской областью, жители которой готовы по выходным преодолевать по 200-300 км ради отдыха от мегаполиса. Поэтому малая родина поэта оказалась востребованной и московскими, и рязанскими покупателями. Среди них — члены правительства Рязанской области или их жены, сын мэра, начальник регионального УФСБ и прочие высокопоставленные лица. Участок с домом-развалюхой через забор от усадьбы Есениных приобрела даже руководитель Центра социальных проектов организации «Офицеры России» Сабина Цветкова. 

Дом Сабины Цветковой (слева) и дом-музей Сергея Есенина (справа). Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

После того, как редактор рязанского бюро «Новой газеты» Алексей Фролов в 2014 году на медиафоруме рассказал о застройке музея-заповедника президенту Владимиру Путину, а тот в свою очередь назвал застройщиков «неумными людьми» и обещал разобраться, многие владельцы поспешили передать в дар свою недвижимость муниципалитету района или области. 

В 2018 году, спустя более 10 лет с начала застройки, случилось невероятное: поворотные точки границ охраняемого природного ландшафта были нанесены на кадастровую карту. Если раньше в есенинских местах строить было просто запрещено, то теперь стало нельзя категорически, ни при каких обстоятельствах. И тут о себе громко напомнили местные жители, прадеды которых хорошо знали семью Есениных, а прапрадеды участвовали в пьянках «озорного гуляки». 

 

От любви до ненависти

«Остановим истребление 38 сел и деревень в есенинских местах!» — петиция с таким призывом появилась на платформе Change.org в 2018 году. Как оказалось, пока новоявленные соседи дома-усадьбы Есениных на якобы законных основаниях строили дворцы, небогатым местным было запрещено заменить кровлю, пристроить террасу или теплый туалет вместо уличного. Им не выдавали разрешения на строительство небольшого дома на месте развалившегося старого даже в том случае, если участок находится в глухой глуши зоны охраняемых природных ландшафтов, на достаточном отдалении от мест, которые посещают туристы. По словам местных, туда не только иностранный турист, туда не всякий знаток родных канав и зарослей добраться сможет — если только на хорошем вездеходе.  

Перекосы в трактовании законодательства привели к возникновению абсурдных ситуаций. С одной стороны, горизонт за родительским домом-музеем Есениных пестрит малиново-зелеными крышами особняков, с другой — к деревне Путково, до которой от дома-музея 25 минут (20 км) езды на вездеходе, невозможно проложить дорогу — нельзя нарушать вдохновлявшие поэта природные ландшафты. Высокий берег Оки, на котором любил бывать поэт, перекрыт высоченными заборами из профлиста, а к участкам, выданным многодетным семьям в селе Летово (в 11 км от дома-музея Есенина) невозможно провести газопровод. В 2011 году постановлением губернатора Олега Ковалева (в настоящее время заседает в Совете Федерации) 74 га пахотной земли близ села Новоселки были переведены под жилую застройку, за бюджетный счет к новому коттеджному поселку подведены дороги, свет и газ. В то же время жители деревни Марково (в 25 км от усадьбы Есениных) сидят без воды, так как 60-летний водопровод пришел в негодность, а на строительство нового водозаборного узла получить разрешение было невозможно. 

Берег Оки в Новоселках, отведенный под застройку в 2010 году. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

26 июня житель села Пощупово Абдусалам Залбегоев напомнил всей стране о проблемах местных: в Москве он облил себя бензином и потребовал встречи с министром строительства Владимиром Якушевым. У Залбегоева в селе Пощупово есть участок под ИЖС, но разрешения на строительство он получить не смог. Поэтому «совершил акт отчаяния», — так мужчина сообщил журналистам. Чуть позже оказалось, что собственник участка слегка неуравновешенный — его признали психически больным и поместили в одну из московских клиник. 

Жители попавших в охранную зону сел и деревень уверяют, что они с невероятной силой любят своего знаменитого земляка, и они согласны с тем, что какую-то часть земель необходимо оставить в первозданном виде — хотя бы для того, чтобы показать настоящие русские просторы, но нельзя же настолько откровенно притеснять коренных жителей. 

— Сережа Есенин — это наше все! — признается юрист Олеся Мокина, которая ведет больше 100 дел об оспаривании запрета на строительство в охранной зоне. — Но он жил и в Москве, и в Санкт-Петербурге, даже в Америке. Почему же только нам так «повезло» с наложением ограничений на строительство и другую хозяйственную деятельность, да еще на такой огромной территории? Конечно, он мог гулять по всем 45 тысячам гектаров земли Рыбновского района и вдохновляться, но вся ли земля из-за этого столь ценна?

Недостроенный особняк на берегу Оки в селе Новоселки. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

На стене ее кабинета размещена карта есенинских мест, на полях — данные о российских музеях-заповедниках других писателей с мировым именем. Так, объект культурного наследия «Достопримечательное место, связанное с жизнью и творчеством А.С. Пушкина в селе Михайловском» Псковской области занимает 8,6 тыс. га, подобное достопримечательное место, связанное с жизнью и творчеством писателя Ивана Тургенева в Орловской области — 9 тыс. га. При этом строительство и другая хоздеятельность на территории этих мест в черте населенных пунктов разрешены. 

Многодетная мама Анастасия Васильева, которая приобрела участок для строительства дома без всяких обременений в селе Окаемово, недоумевает: кто теперь возместит ее семье затраты на покупку участка — губернатор, региональная инспекция по охране культурного наследия (ОКН), общественники Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), которые инициировали настолько жесткие регламенты? 

— При покупке земли мы все проверили: участок без обременения, да и на нем уже был построен гараж. Мы выбрали проект скромного дома, не в четыре этажа, конечно, но и такой нам не разрешают построить. Пусть решают, кто нам будет выплачивать компенсацию, раз у них то можно строить, то нельзя, — требует она. 

Местные — кто с невеселой улыбкой, кто достаточно жестко — говорят, что скоро имя Сергея Есенина будет восприниматься ими только в негативном свете. К тому времени их старые дома окажутся разрушенными, села и деревни опустеют. Они даже заподозрили, что какое-то мощное лобби таким образом освобождает земли от местных жителей с тем, чтобы потом в одночасье снять запреты и выставить на продажу под застройку скупленные за копейки земли. 

Современные коттеджи в нескольких стах метрах от усадьбы Есениных. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

 

Коттедж под видом коровника

В первой половине сентября 2019 года в Общественной палате России прошел круглый стол, в котором участвовали представители регионального и федерального ВООПИиК, министерства культуры и аппарата президента. Дело в том, что «поверх» территории охраняемых природных ландшафтов в 2015 году на есенинские места «наложен» статус достопримечательного места «Есенинская Русь», но градостроительные регламенты в границах достопримечательного места так и не прописаны. Статус достместа предполагает разрешение на ведение такой хозяйственной деятельности, как садоводство и животноводство, а данный факт, по мнению общественников, спровоцирует очередной бум жилищного строительства в есенинских местах. По утверждению зампредседателя Рязанского отделения ВООПИиК Игоря Кочеткова, разрешения на ведение садоводство и овощеводство предполагают строительство дачных домиков, коровников и свинарников, а под видом дачных домиков снова начнется строительство особняков. 

Игорь Кочетков. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

— Да и животноводство в тех местах — не слишком популярная сфера деятельности. Мы (Рязанское отделение ВООПИиК) нашли по карте одно «животноводческое хозяйство», подъехали туда, а там трехметровые заборы, охрана и дорогие иномарки подъезжают. Коровьих лепешек не обнаружили. Изучили спутниковую карту — обнаружили четырехугольник, очень напоминающий теннисный корт, — рассказал общественник «МБХ медиа». 

Он убежден, что само понятие «Достопримечательное место» пора исключить из законодательства, поскольку оно скрывает множество лазеек для коррупционных решений. Заместитель директора департамента госохраны культурного наследия Минкульта Николай Никифоров не согласился с этим утверждением. Региональный инспектор по охране ОКН Денис Зайцев во время публичного отчета заявил, что правила землепользования и застройки в границах «Есенинской Руси» будут приняты до конца 2019 года. До знаменательного события осталось два месяца. 

В начале октября в Рязани побывал еще один знаменитый земляк, писатель и экс-советник главы самопровозглашенной ДНР Захар Прилепин. Совсем скоро выйдет в свет написанная им биография Есенина. На встрече с рязанцами Прилепин рассказал, что именно с Есенина началось его становление как личности, патриота и писателя, и теперь одна из его святых обязанностей — не допустить окончательной застройки родины поэта. От вопроса из зала о том, как же быть местным жителям, отмахнулся — мол, известно, кому там хочется строиться. Похоже, каждый останется при своем: одни — с уже построенными добротными особняками, другие — без малейшей надежды на новый водопровод. 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У министра финансов Антона Силуанова нашли пентхаус в Москве за полмиллиарда рублей

Greenpeace сообщил о возобновлении ввоза в Россию отходов обогащения урана из Германии