in

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Андрей Пивоваров, Михаил Светов и Евгений Ройзман около моста через реку Вычегда. Фото: "Северо-Запад. МБХ медиа"

В Республике Коми 14−15 декабря прошел форум «Свободные люди». Федеральные политики приехали в Сыктывкар и на станцию Шиес, чтобы поддержать протест эковолонтеров Севера. Экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, политик Андрей Пивоваров, представитель Либертарианской партии Михаил Светов, член ОНК Москвы Марина Литвинович и администратор паблика «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов переночевали в палаточном лагере, побывали на постах и побеседовали с активистами на Шиесе о перспективах протеста.

Мост через Вычегду. «Другого пути нет»

Наше путешествие в городок-коммуну Шиеса начинается в Сыктывкаре. Участники конференции встречаются здесь в аэропорту. На утреннем самолете 14 декабря должен прилететь экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман — но по информации «Аэрофлота» на самолете, на который уже был куплен билет, не оказалось мест.

«Тем не менее, все, кто летел этим рейсом, заверили меня, что свободных мест в салоне самолета было предостаточно. Сложно сказать, что это было за решение, возможно так противодействуют нашему форуму, но однозначно ответить нельзя. Ройзман прилетит вечерним рейсом и позже присоединится к нам», — говорит организатор форума Андрей Пивоваров.

Нам предстоит автомобильное путешествие на Шиес, ведь на поезде теперь не добраться — летом станцию закрыли для пассажиров. В путешествии нас сопровождает Виктор Вишневецкий, председатель движения «Комитет спасения Печоры». У него сегодня день рождения и он отпразднует его на Шиесе.

«Конечно, на этот день рождения я изначально строил несколько другие планы — хотел провести его с друзьями, семьей. Но когда еще ко мне на праздник приедут такие гости — Ройзман, Светов, Пивоваров», — улыбается Виктор.

В его багажнике не только спальники и дорожные сумки, но и целая связка тортов. По пути он рассказывает, как устроен лагерь, какие бытовые условия нас ждут. Нам предстоит переночевать в лагере, где, по словам Виктора, все готово к зиме самым лучшим образом. Участники форума взяли много теплых вещей, а Михаил Светов прихватил пушистую меховую ушанку. «Северные охотники ее оценят — красивая и невероятно теплая», — уверен политик.

За веселой беседой мы за пару часов добираемся до села Межег. На Севере темнеет рано и когда к 15 часам мы подъезжаем к железнодорожному мосту, становится совсем темно. По этому мосту через реку Вычегду мы должны пешком дойти до поселка Мадмас. И там, уже на «буханке», приехать в сам протестный лагерь.


Мост выглядит устрашающе — по центру, между рельс, он проложен деревянными мостками, по краям, в местах для пешеходов, натянута железная сетка. Зимой попасть из Межега в Мадмас проще по льду. Но в этом году, по словам Виктора, выпало много осадков, река переполнилась, и лед на ней все никак не может встать.
Каждый берет себе по коробке с тортом, и мы поднимаемся на железнодорожный мост. Главное — не смотреть под ноги. На глаза попадается предупреждающая табличка: «Проход запрещен. Опасно для жизни». «Другого пути нет», — говорю я себе и делаю шаг за шагом.

«Если слышите предупреждающий сигнал — значит, едет поезд. Нужно прятаться в „карманы“», — поясняет Виктор Вишневецкий. И действительно, вскоре раздается гудок, и мы набиваемся в карман, пропуская железную махину. Поезд сигналит нам в знак приветствия. Мы продолжаем путь. Я иду по рельсам впереди колонны, в руках у меня торт, перевязанный бантом. Все это походит на сцену из какого-то абсурдного фильма.

Под моими ногами Вычегда — та самая река, которая впадает в Северную Двину. В нее самым первым делом потекут ядовитые болотные воды, если на Шиес все же свезут московский мусор. Из Вычегды в Двину, из Двины в Белое море, оттуда в Арктику — отходы быстро отравят Север, а за ним и всю планету. Вокруг меня тайга, уже частично вырубленная, для все тех же помойных целей. С высоты моста, в свете проезжающих поездов, местная природа выглядит еще более загадочной, холодной и неприступной.


Стройка «Технопарка». Локации Fallout и «авангард протестного движения»

Сразу за мостом нас ждут «буханки», в которых мы едем на Шиес по заснеженным дорогам. Спрашиваю Пивоварова — почему именно Шиес стал местом проведения форума.

«Наш форум называется „Свободные люди“ и поэтому мы здесь. Мы считаем, что на станции Шиес в коммуне самые смелые и свободные люди, истинные граждане своей страны. Шиес — авангард протестного движения, важно, чтобы о нем говорили не только в Архангельске или Коми, но и на федеральном уровне. Главное, чтобы это были представители разных движений, партий и сил. И деятели искусства, как Сокуров, и политики, как Ройзман. Мы со своей стороны готовы оказать помощь активистам, ведь они ежедневно сталкиваются с беспределом», — говорит Пивоваров.

Еще через час пути мы оказываемся на первом посту «Костер». Когда-то здесь был вагончик, деревянный навес и большой костер, у которого дежурили активисты. Затем вагончик изъяли полицейские, но люди не отчаялись, а выстроили времянки для ночлега и утепленную кухню. На этом посту эковолонтеры не пропускают бензовозы, когда они едут со стороны Мадмаса.

Своими впечатлениями от посещения первого поста делится либертарианец Михаил Светов:

«Впечатления отличные, на самом деле. Есть такое ощущение, что ты попал в игру Fallout. Ну до Даймонд сити еще не дотягивает, но на Мегатонну уже чем-то похоже. Здесь все сделано на коленке, такой shanty town, трущобы-город. Мне интересно, как в регионах появилось такое мощное политическое движение. Оно совершенно автономное от общеполитической движухи, а потом, постепенно, в нее интегрируется. Мне это очень нравится, потому что это движение снизу вверх, от людей, не от власти».

Следующий пункт посещения — территория стройки «Технопарка». Сейчас вся техника покинула Шиес, вместе с ОМОНом и рабочими. На месте остались только охранники ЧОП «Гарант Безопасности». С августа территория вырубки, на которой в ангарах живет ЧОП, обнесена забором и прогуляться по ней, как в былые времена, невозможно. Но оказалось, это правило не работает, если на Шиес приезжают федеральные политики. У входа на территорию нас встречает начальник охраны Игорь Попов. На вопросы администратора канала «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова, почему охрана работает без нагрудных знаков и в балаклавах, Попов отвечает, что эти люди на данный момент не работают, это их нерабочее время, а значит, они выглядят как хотят.

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Сотрудники ЧОП «Гарант безопасности», нанятые ООО «Технопарк», на строительной площадке мусорного полигона, июль 2019 года. Фото: Юлия Невская / Коммерсантъ

«Если они так выглядят в нерабочее время, то пусть снимут остальную амуницию и находятся в гражданской одежде. Если же они в спецодежде, то бейдж с именем должен быть», — отрезает Воронцов.

Начальник охраны сникает и на все дальнейшие вопросы отвечает покорным молчанием. Воспользовавшись его растерянностью, Вишневецкий ведет нас на территорию, занятую «Технопарком» — на экскурсию. Сопровождают нас по меньшей мере десять охранников в балаклавах. Политики забрасывают их вопросами — откуда вы приехали, сколько вам платят, знаете ли вы, что здесь планируется строить, почему волонтеры живут в протестном лагере, ваше отношение к стройке?

Охрана молчит и только один молодой человек в маске, который представился Дмитрием, коротко отвечает, что ему нравится работать на «Технопарке» и своей работой он гордится.

«За то, что они говорят с журналистами или волонтерами их здесь жестко наказывают, увольняют, лишают денег. Поэтому разговорить кого-то из них здесь нереально. Раньше мы говорили с ними, многих переубеждали и они больше не возвращались работать на охрану помойки. Но сейчас привозят сюда только людей из далеких регионов, для которых эта земля чужая. И поэтому они считают, что их это не коснется», — рассказывает гостям эковолонтер Елена.

Михаил Светов обращается к охранникам с речью о том, что они защищают преступную власть. «Нашу страну, в Архангельске, Волоколамске, Москве, отравляют конкретные люди. У преступников есть имена, разделили нас по разные стороны баррикад люди, которые сегодня сидят в Кремле. И не нужно этим людям служить. Вы, такие большие и сильные, посмотрите, против кого вы стоите — женщины, молодые ребята, студенты, пенсионеры. Все они отважнее вас — они не прячутся за маской, и у них хватает смелости выступать не на стороне преступного режима. Им уважение, вам — презрение».

Охранники ничего не отвечают, но хочется верить, что кто-то из них, после окончания месяца не вернется охранять строительство мусорного полигона. Мы тем временем отправляемся в сам протестный лагерь «Ленинград». Вместо летних платок посреди сугробов красуются деревянные времянки и утепленные вигвамы.

Лагерь «Ленинград». Ройзман, политизация протеста и Человек-тьма

В кухне за большим столом нас ждут активисты. Печь горячо растоплена, становится весело и жарко. Угощаемся гречей с котлетами, пьем чай с тортом. Правила строгие — мусор здесь разделяют, посуду за собой каждый моет сам. В лагере человек пятьдесят, большая часть из них женщины и пенсионеры.

«Мужики работают, молодежь учится, а постоянно дежурить могут женщины, поэтому у нас тут отчасти матриархат. Но если нужно, мы кидаем клич и поддержать нас приедет от ста до семисот человек. Это регулярно случается, когда нам грозят разогнать лагерь», — рассказывает Виктор Вишневецкий.

Форум «Свободные люди» протекает в свободном формате — за одним столом сидят спикеры и эковолонтеры, вспыхивают оживленные дискуссии. Правозащитница и член ОНК Москвы Марина Литвинович первая выступает с предложением политизировать протест.

«Важно, чтобы о вас говорили на федеральном уровне, чтобы ваши требования звучали в Кремле. Для этого нужно постоянно идти на повышение, не останавливаться на достигнутом, заниматься региональной политикой, составлять конкуренцию власти», — считает Литвинович.

Активистка Анна Шекалова возражает: «О нас и так уже знают в Кремле, о нас говорят по всей стране, под Казанью появился лагерь „Шиес-2“. Давайте сначала победим Шиес, потом остальное», — заключает экоактивистка под гул одобрения. Пивоваров заверяет волонтеров, что никто намеренно им политизацию не навязывает.

«И все же, это было бы хорошим шагом к дальнейшей победе и по Шиесу и по другим проблемным точкам в регионе. Например, участие в грядущих выборах в Госсовета Коми, в губернаторских выборах, в думских. Это дает гораздо больше возможностей для озвучивания своих требований на всю страну, для оказания постоянного давления на власть», — считает Пивоваров.

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Оксана Владыка в протестном лагере «Ленинград». Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»
Слово берет экоактивист Архангельска Оксана Владыка. Она рассказывает, что те, у кого есть политические амбиции, уже занимают посты в регионах, организовывают общественные движения и проводят митинги:

«Мы вам всех планов озвучивать не будем, но выборы, мы конечно, тоже держим в голове и имеем в виду. Как только мне стали в комментариях люди писать „Оксану в губернаторы“, на меня сразу завели уголовное дело за распространение порнографии. Так что прямо называть фамилии тех, кто планирует политический рост, мы не будем. Но эти люди есть. Ко всем активистам лагеря эти требования по политизации относить бессмысленно — каждый делает, что может и что ему интересно. Кто-то колет дрова и дежурит, кто-то готовит поесть, кто-то в городах проводит акции раздельного сбора, отвечает за сбор денег, организацию протестов».

Светов вызывал самую неоднозначную реакцию в лагере. Он фрустрировал волонтеров своей пышной шапкой-ушанкой, белой рубашкой и пессимистичным настроем

«Я хочу подчеркнуть — несмотря на то, что техника покинула Шиес, не время праздновать победу. Они берут вас измором, и вы устанете и сдадитесь. Такое мы видели много раз, например, в ситуации с Химкинским лесом. Эйфория от победы не должна захватить вас, они того и ждут, что вы расслабитесь и устанете, чтобы возобновить стройку. Создание политического движения, участие в выборах, радикализация протеста в этом русле — вот, что может спасти положение», — считает Светов.

«Он просто Человек-тьма, — вздыхает пожилой мужчина. — Почему же не радоваться? Да разве раньше мы могли предполагать, что доживем здесь до зимы, что не сдадимся? Это уже победа».

Кухня почти физически раскололась надвое — одни выступают за политизацию протеста, другие считают, что главное — чтобы не построили свалку на Севере. Это было и есть единственной важной задачей лагеря и нечего заниматься политикой — «грязным делом».

Тем временем приехал экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Его приняли тепло, напоили чаем. Он в свою очередь сказал, что давно поддерживает Север в антимусорном протесте.

«Это не просто экологический протест. Я понимаю, что для людей это вопрос принципа — везут на их родину мусор. Но я считаю, если постоянно давить на власть, она отменит строительство полигона, это реально. Только нужно немного сменить методы, сделать их явно политическими. Чайка, Собянин, Золотов — вот чей это бизнес, а не самой власти. И поэтому можно добиться решения в вашу пользу. Эта власть при всех ее качествах все же нормально мониторит ситуацию. Как только в Кремле увидят, что градус протеста здесь повысился, Собянина возьмут за ухо и скажут — сворачивай свою стройку, ищи другое место. Но пока здесь такой средний градус, Собянин говорит, что он якобы справляется с ситуацией, а у Кремля и вопросов нет», — объяснил Ройзман.

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Евгений Ройзман. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»
Затем экс-мэр Екатеринбурга отправился на экскурсию по лагерю, посетил несколько постов, пообщался с экоактивистами и выразил восхищение устройством эковахт.

«Здесь очень хорошо выстроена логистика, каждый знает, за что он отвечает. Содержать такой лагерь сложно, но тем не менее здесь очень чисто, нет мусора вообще, здесь сухой закон — образец общежития. Радует, что хоть здесь и не много активистов, в любой момент подтянутся люди, готовые отстоять лагерь, из ближайших населенных пунктов», — рассказал Евгений Ройзман «Северо-Запад. МБХ медиа».

В заключение форума политики задали самый важный вопрос — чем помочь лагерю? Совместно было принято решение, что будет оказана юридическая помощь с возвращением остановки на станции Шиес. Все присутствующие политики пообещали волонтерам информационную поддержку протеста на своих ресурсах. А тем, кто соберется на выборы, представители форума согласны помогать с агитацией.

После форума участники за чаем дискутировали о раздельном сборе мусора, политике и взаимодействии с властью. По палаткам разошлись лишь под утро. Перед самым отъездом на станции Шиес началась разгрузка угля около железнодорожных путей. Администратор паблика «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов зашел за ограждение из охранников и пообщался с охранниками и полицией.

«От людей перекрыли территорию люди в масках и без нагрудных знаков. Я пытался общаться с охраной и полицией, они не могут объяснить, почему нарушают закон. Некоторые из них не могут общаться, ведь им запрещают. Лица закрыты масками и балаклавами. Но те, кто решился общаться, признался, что не поддерживает мусорный проект и верит, что люди не будут сдаваться», — рассказал Воронцов.

Сыктывкар. Опыт Шиеса

Попрощавшись с активистами на всех постах, мы отправляемся в Сыктывкар — на пресс-конференцию. Через несколько часов пути на машинах вновь преодолеваем мост через Вычегду. При свете дня он уже не такой пугающий и почти привычный. Попадаем в Межег и снова — дорога. Нас ждут в независимом культурно-общественном пространстве «Револьт-центр», где политики ответят на вопрос: «Как опыт Шиеса может повлиять на защиту экологии в других регионах России».

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Мост через реку Вычегда. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»
На пресс-конференции одним из первых выступил Евгений Ройзман: «Нет, это не „Экотехнопарк“, это свалка, помойка. Не нужно позволять власти маскировать свои намерения. Я смог увидеть протест на Шиесе своими глазами и уверен — экоактивисты Севера сдаваться не собираются», — заявил он.


Либертарианец Михаил Светов призвал всех присутствовавших не пугаться политики: «Вам нужно обязательно запускать региональные политические движения, которые не будут ограничиваться проблемой Шиеса, а сосредоточатся и на других региональных проблемах. Тогда вас сложнее будет сломать, и вы сможете влиять на ситуацию».

Местный депутат госсовета Коми от КПРФ Олег Михайлов подчеркнул, что Шиес уже является политической проблемой. «Это не только вопрос экологии нашего края, это политические требования, которые мы постоянно озвучиваем. Но власть не готова к диалогу», — считает депутат.

«Шиес — слово нарицательное». Как в Коми прошел форум «Свободные люди»
Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»
В ответ на эту реплику федеральные спикеры пообещали Михайлову и всем присутствующим, что на ближайших выборах в Госсовет Коми информационно поддержат независимых кандидатов.
«Шиес — слово нарицательное, это пример для регионов, где еще нет такого сформированного гражданского общества. Не сдавайтесь», — сказал напоследок Андрей Пивоваров.

Мосгортранс получил исполнительные листы по иску к оппозиционерам

В Казани суд арестовал полицейского, державшего в рабстве местного жителя