in

«Спецоперация по недопуску в СИЗО». Что происходит с журналистом, арестованным в Крыму

Владислав Есипенко.
Владислав Есипенко. Кадр из видео: Крым 24

Уже три недели к внештатному корреспонденту радио «Свобода» Владиславу Есипенко, задержанному в Крыму 10 марта, не пускают адвокатов. А его признания на работу спецслужб Украины, показанные в телеэфире крымского канала, по мнению защитников, получены под пытками. «Юг. МБХ медиа» рассказывает, что происходит с делом Есипенко.

Интервью

«Меня задержали за то, что у меня в машине было взрывное устройство. Его передали из схрона в районе Армянска. Я подъехал на схрон и извлек его оттуда. Это, скорее всего, схрон спецслужб Украины. Мне эту информацию передал Виктор Кравчук (ТАСС, ссылаясь на ЦОС ФСБ, называет его полковником, «офицером действующего резерва 8-го отдела 5-го департамента СВР Украины», никакой иной информации об этом человеке найти не удалось. — «Юг. МБХ медиа»). Это один из руководителей СБУ», — рассказывает мужчина в синей спортивной кофте в эфире телеканала «Крым24».

Генеральный продюсер телеканала «Крым 24» Олег Крючков берет интервью у Владислава Есипенко. Кадр из видео: Крым 24

Он отвечает на все вопросы спокойно, но его реакции явно заторможены. «Владислав Есипеко, агент украинских спецслужб, журналист радио “Свобода”», — гласит титр внизу экрана. Напротив него сидит интервьюер — генпродюсер телеканала Олег Крючков — и расспрашивает о работе на «Свободу» и украинские спецслужбы. Есипенко говорит, что являлся внештатным сотрудником подразделения радио «Свобода», которое работает в Крыму. Гранату, найденную у него, взял для самообороны. Кравчука знает через знакомого с 2017 года. В Крыму снимал репортажи о жизни людей, выборах, состоянии водохранилищ, блиц-опросы. Снимал и положительные, и отрицательные материалы. Редакция «Крым. Реалии» сама определяла, какую информацию публиковать. Те же материалы он передавал спецслужбам через гугл-диск. В интервью Есипенко утверждает, что по редакционному заданию отправился снимать дом президента Украины Владимира Зеленского в Ливадии. Тогда его и поймали.

 —  А вы кем больше себя ощущаете, сотрудником украинских спецслужб или журналистом? Как бы журналистика слабо коррелирует и пересекается с работой на спецслужбы, — спрашивает генпродюсер российского госканала.

— У меня нет образования журналиста, я репортер, — отвечает ему собеседник.

А вот как двумя днями ранее Центр общественных связей ФСБ сообщал о задержании Есипенко: «Указанный гражданин осуществлял фото и видеофиксацию местности, объектов жизнеобеспечения и мест массового пребывания людей на территории Республики Крым. С целью исключения проведения Есипенко В.Л. подрывных акций в интересах украинских спецслужб, он был задержан, а в ходе обследования его личного автомобиля обнаружен и изъят предмет с внешними признаками самодельного взрывного устройства». 

Украинская разведка сначала отказывалась комментировать произошедшее, однако позже разместила у себя на странице в фейсбуке сообщение, что арест Есипенко — «пропагандистская акция накануне годовщины оккупации Крыма для отвлечения внимания населения от многочисленных внутренних проблем полуострова».

«Это какой-то абсурд»

Утром 12 марта Екатерине Есипенко позвонила адвокат по назначению и сообщила, что ее мужа задержали. Целый день до этого Екатерина провела в поисках супруга. Они жили вместе в Украине и каждую его командировку в Крым постоянно были на связи.

«Я начала подозревать, что что-то случилось. Не могла подумать, правда, что там ФСБ и взрывчатка, это какой-то абсурд. Начала писать во все службы Крыма: ГИБДД, МВД, прокуратуру. Говорила о пропаже человека. Предпосылок к этим событиям не было, слежки или каких-то других факторов внимания со стороны спецслужб никто из нас не замечал», — рассказала Екатерина «Юг. МБХ медиа».

Владислав Есипенко во время задержания в Крыму
Владислав Есипенко во время задержания в Крыму. Фото: ЦОС ФСБ РФ / ТАСС

По ее словам, Владислав часто ездил в Крым по заданиям редакции «Крым. Реалии», всегда хотел быть журналистом, хоть и работал много лет в бизнесе, связанном с недвижимостью. Сейчас она плотно работает с МИДом Украины и ожидает помощи в возвращении супруга на родину. Она понимает, что из-за наличия у него российского паспорта его будут судить как гражданина России, что только осложняет ситуацию. При этом она уточнила, что гражданство РФ он получил в Крыму по принуждению.

11 марта Екатерина Есипенко заключила соглашение с крымским адвокатом Эмилем Курбединовым, но его к подзащитному не пустили, мотивировав это отказом журналиста от адвоката. 

«С 11 марта я начал его поиски. С помощью коллег мне удалось узнать, что его задержала крымская ФСБ. С этого момента он не выходил на связь. Я пытался попасть в здание ФСБ, но следователи под различными предлогами меня не пускали. Затем я поехал в ИВС в Симферополе, там сказали, что Есипенко там не было. Далее я поехал в суд и узнал, что в пятницу ему избрали меру пресечения в виде содержания в СИЗО до 11 мая. 15 марта, когда я туда пришел, следователь ФСБ известил меня, что Есипенко от меня отказался. При этом он отказался предоставлять мне свидание с ним. Совокупность этих ситуаций дает мне понять, что этот отказ был получен под давлением. Я критически отношусь ко всем его обвинениям и ко всему, что он говорит на видео. Мы опасаемся, что к нему применяют пытки. Я и мои коллеги считаем, что нарушено право на защиту из-за недопуска адвокатов по соглашению», — рассказал Курбединов «Юг. МБХ медиа».

«Какие у него основания от нас отказываться?»

После отказа от Курбединова в дело попытался войти адвокат Алексей Ладин, но его попытки пообщаться с Есипенко тоже не увенчались успехом. Недопуск в СИЗО для встречи с подзащитным он называет спецоперацией. Он, как и его коллега, не сомневается в применении незаконных методов ведения следствия к Есипенко.

Адвокат Алексей Ладин
Адвокат Алексей Ладин. Фото: личный архив

17 марта Ладин впервые попытался попасть в СИЗО Симферополя. Адвокат рассказал «Юг. МБХ медиа», что с утра до обеда он прождал у входа в спецчасть. Когда ему наконец удалось попасть внутрь, ему сообщили, что в карточке Есипенко написано, что вызывать его можно только к одному адвокату. Практически сразу появился следователь ФСБ Виталий Власов и сообщил Ладину, что тот в деле не участвует, предложил подать заявление и пообещал его рассмотреть. После этого появились замначальника СИЗО и начальник спецчасти, которые, посовещавшись, в итоге выдали адвокату талон на посещение дежурной части.

В дежурной части все следственные кабинеты оказались закрыты, а Ладину сообщили о мероприятиях по очистке помещений. К концу рабочего дня защитника отвели к начальнику спецчасти СИЗО. Тот ему сообщил, что Есипенко от него отказался, но никакой бумаги, подтверждающей этот факт адвокату не показали. Начальник спецчасти отправил адвоката Ладина к начальнику СИЗО, который мог бы разъяснить ситуацию с отказом клиента от его услуг, но у начальника СИЗО внезапно началось совещание с руководством ГУ ФСИН.

«Есть этот отказ или нет, я его все равно не увижу. Скорее всего, его вынуждали дать отказ сотрудники СИЗО, но, собственно, какое право они имели работать по уголовному делу, брать какие-то процессуальные документы. Курбединов пишет заявление в ФСБ, что он его защитник, тут же рождается отказ. То же самое со мной. Он ни меня, ни его в глаза не видел. Откуда он может знать? Только от сотрудников ФСБ и ФСИН. Какие у него основания от нас отказываться? Только принуждение», — уверен Ладин.

23 марта адвокату Ладину удалось попасть в Киевский районный суд Симферополя, где должна была состояться апелляция на меру пресечения Есипенко. Самого подсудимого на заседание не привезли, сообщив адвокату, что он в этот день задействован в следственных действиях. Заседание отложили, несмотря на выход за рамки сроков рассмотрения апелляции. Адвокат считает, что решение не привозить Есипенко в суд было принято кулуарно, а действия следствия выходят за любые разумные рамки.

О том, что Есипенко пытали, сообщило украинское издание судебной журналистики «Ґрати» со ссылкой на источник в Симферопольском СИЗО. По информации источника, который говорил с Есипенко, сотрудники ФСБ надевали задержанному на голову «некий предмет», подключали к нему провода и давали по ним ток, постепенно увеличивая напряжение. Таким образом оперативники заставили его дать признательные показания и озвучить их в интервью телеканалу «Крым24».

Реакции

Президент «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» Джейми Флай практически сразу после новости о задержании выступил в поддержку Владислава Есипенко и потребовал его немедленно освободить.

«В то время, когда Кремль применяет преследования и запугивания против любого возможного альтернативного голоса в аннексированном Россией Крыму, недавнее задержание Владислава Есипенко, фрилансера украинской службы Радіо Свобода, вызывает тревогу. Есипенко следует немедленно освободить, чтобы он мог воссоединиться с семьей», – заявил Джейми Флай.

С аналогичными заявлениями выступили МИД Украины и Представительство президента Украины в Автономной республике Крым.

Заместитель постоянного представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева
Заместитель постоянного представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева. Фото: Ilya / WikiCommons

«Позиция представительства президента Украины в Автономной Республике Крым предельно проста: Владислав Есипенко — это наш гражданин, которого мы должны защищать всеми возможными способами. Это и наша позиция, и позиция МИДа. События, которые происходят на территории полуострова — политические. Мы считаем, что человек преследуется за свою гражданскую позицию и профессиональную деятельность. К большому сожалению такие случаи мы видим не в первый раз. Чаще всего для получения признательных показаний российская оккупационная власть в Крыму использует методы давления, в том числе пытки. Мы со своей стороны об этих фактах уже сообщили ряду наших международных партнеров, которые следят за ситуацией на территории Крыма», — заявила «Юг. МБХ медиа» заместитель постоянного представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева. 

Она добавила, что в Украине уже возбуждено уголовное дело по факту незаконного лишения свободы Есипенко. В представительстве считают, что к ответственности необходимо привлечь и Олега Крючкова, потому что человек, который называет себя журналистом, должен выполнять журналистскую работу, а не прикрывать деятельность Кремля.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Екатеринбурге напали на журналиста Александра Агафонова

Константин Одиноков

Автоинспекторам назначили до пяти лет колонии за ограбление иностранцев на 11 млн рублей