in

«Любое строительство на мысу будет губительно». Как в Петербурге пытаются отстоять уникальные археологические памятники

Памятник крепости Ниеншанц
Памятник крепости Ниеншанц на Свердловской набережной Санкт-Петербурга. Фото: Александр Рощин / ТАСС

Уже около 10 лет градозащитное сообщество Санкт-Петербурга и участники археологических раскопок на Охтинском мысу, где обнаружили остатки древних крепостей и артефакты сразу нескольких эпох, ведут борьбу против офисной застройки мыса компанией «Газпром нефть». Археологи, депутаты, активисты и представители застройщика рассказали «Северо-Запад. МБХ медиа» о перспективах исторической земли.

Мыс в устье реки Охты, недалеко от центра Санкт-Петербурга — место уникальных археологических памятников и в то же время  —  удобный участок для застройки. Сейчас обнаруженные здесь остатки шведской крепости Ниеншанц XVII века, участки культурного слоя неолита и раннего металла V–II тыс. до н. э. и грунтовой могильник XVI–XVII вв. признаны предметами охраны объекта культурного наследия федерального значения. Но это лишь часть территории мыса. После того, как 23 декабря Городской суд Петербурга сохранил установленные ранее границы памятника, на остальной части мыса «Газпром нефть» собирается строить общественно-деловой комплекс из двух 28-метровых зданий и ландшафтного парка на набережной. Против этого последние 10 лет выступают археологи и градозащитники — стройка угрожает архитектурным памятникам. Недавно президент Владимир Путин назвал идею создания здесь археологического заповедника мирового класса интересной. Но неясно, поможет ли это спасти землю от офисной застройки.

«На таких встречах не бывает экспромтов»

Идею создания на Охтинском мысу археологического заповедника, которой заинтересовался Путин, высказал на Совете по правам человека (СПЧ) член координационного совета общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов в начале декабря. Тогда Путин заявил, что обсудит это предложение с собственником земельного участка, но пока вопрос остается открытым.

«Я озвучил собственную идею, — рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа» Михайлов. — Но я в этой идее далеко не единственный, кто ее разделяет. Археологический парк — это когда объекты археологического наследия изучены, музеефицированы, а также открыты для осознанного посещения. Необходимо оформить информационные стенды, интерактивные элементы, навесы, чтобы предохранить от осадков. Подобный парк уже существует в Татарстане, в Московском Кремле. Что будет дальше — надо подождать. Я надеюсь, что одобрение поможет спасти мыс от застройки, все зависит от последующих поручений».

Спустя почти неделю после встречи Путина с членами СПЧ депутаты петербургского Законодательного собрания Борис Вишневский и Надежда Тихонова получили ответ на запрос от вице-губернатора Николая Линченко. В своем обращении парламентарии требовали пересмотреть проект планировки территории Охтинского мыса, а также обсудить возможность ее выкупа городом. Но ответы городских властей их не впечатлили. А вот новый запрос, направленный на имя губернатора Александра Беглова, поддержали 45 петербургских депутатов.

«Изначально мы просили дать поручение о пересмотре проекта планировки территории (ППТ) с включением объектов социальной инфраструктуры, открытого археологического музея на основе этого парка, но чтобы там не было никаких офисных построек. Также был поставлен вопрос о выкупе этих земельных участков у “Газпрома” городом. Нам же отвечают, что пересматривать ППТ они не считают нужным, а на вопрос о выкупе вообще не отвечают. Они явно готовили этот ответ до того, как прочли диалог на Совете по правам человека. Думаю, что позиция их будет меняться. Я надеюсь, что это может серьезно повлиять. Я хорошо знаю, что на таких встречах не бывает экспромтов — все вопросы заранее направлялись и все ответы были подготовлены», — рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа» Борис Вишневский.


Охта-центр
Строительная площадка «Охта-центра». Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ / Архив
«Вариантов музеефикации много»

Японское бюро Nikken Sekkei, победившее в закрытом международном конкурсе на разработку архитектурной концепции Охтинского мыса, заверило, что утвержденные законом зоны памятника будут сохранены, строительство там вестись не будет. А участки, на которых расположены объекты культурного наследия, станут частью общедоступного ландшафтного парка.

Активисты и археологи заявили, что строительство «Охта-центра» вне охранной зоны все равно не спасет находки, обнаруженные на мысу еще в 90-х и в период с 2006 по 2009 годы. Тогда в ходе масштабной экспедиции под руководством археолога Петра Сорокина, проведенной в соответствии с законодательством за счет «Газпром нефти», были выявлены стоянки эпохи неолита и раннего металла, мысовое городище древнерусского времени, крепости Ландскрона и Ниеншанц, а также позднесредневековый могильник. Общая площадь участков культурного наследия составила 2,4 га, из которых 0,8 га расположены на территории «Газпром нефти», а остальные — в собственности города.

«Утверждение о том, что строительство на Охтинском мысу не повредит историческим крепостям, не соответствует действительности. Они занимают большую часть мыса и просто не обозначены в утвержденной органами охраны объектов культурного наследия документации. Любое строительство на мысу будет губительно для этих объектов. Сегодня президентская поддержка идеи создания музея очень важна. Рассчитываем на ее продолжение на государственном уровне», — сказал «Северо-Запад. МБХ медиа» археолог Сорокин.

Градозащитное сообщество Петербурга единственным вариантом использования Охтинского мыса видит создание здесь археологического заповедника. Возможных вариантов музеефикации выявленных памятников достаточно много, говорит Сорокин. Но сегодня главная задача — это их сохранение, гарантий которого сейчас нет.

«От небольшого археологического музея с закрытыми объектами в зеленой зоне, свободной от застройки, до современного археологического парка с частичным или полным вскрытием обнаруженных крепостей, которые могут экспонироваться как под открытым небом, так и с перекрытием. Именно подлинные остатки древних сооружений являются наиболее ценным составляющим музея», — объясняет Сорокин.

Но археологи и специалисты по музейному делу не всегда поддерживали идею археологического заповедника с открытыми памятниками на Охтинском мысу – обсуждение началось много лет назад. Тогда старший научный сотрудник Института археологии РАН Николай Кренке заявил, что экспонировать объекты в открытом виде невозможно, это можно сделать только при специальных условиях, поэтому лучше все закопать. Утопичность этой идеи объяснялась ветхим состоянием древесины, из которой сделаны древние крепости, и влажным климатом Петербурга. Но Сорокин убежден, что на мысу необходимо провести реставрационно-консервационные работы по сохранению памятников и подготовить их к показу.

«Любой проект такого рода требует серьезной проработки климатического и гидрологического  режимов. В мире и в России существует множество земляных крепостей, которые прекрасно сохраняются в нашем климате, многие вообще без каких-либо ремонтных работ. Сотни средневековых городищ затеряны на просторах нашей страны. И эти крепости в исторические времена неплохо сохранялись в естественных условиях», — рассказывает Сорокин. 


«Беда Охтинского мыса в том, что он в центре мегаполиса»

Петербургская активистка Наталия Введенская убеждена, что исторический участок в Красногвардейском районе города необходимо сначала взять под охрану целиком, а уже потом думать об устройстве там археологического заповедника, об этом она сказала «Северо-Запад. МБХ медиа». В утвержденных зонах памятника охраняются лишь фрагменты археологических находок, обнаруженных здесь, отмечает Введенская. Она согласна с тем, что любое строительство на этой земле ставит под удар единый археологический и архитектурный памятник мыса.

«Дело не в богатстве памятника, а в наслоении архитектурных объектов. Архитектура, даже дерево-земляная, сохранившаяся в таком объеме, должна охраняться. Ведь археологические памятники сохраняются в земле тысячелетия, если их не трогать. В России многие объекты находятся под охраной. Например, земляные валы в Новгороде и Ростове, а также фундаменты церквей в Довмонтовом городе во Пскове. Беда Охтинского мыса в том, что он в центре мегаполиса и во владении газового гиганта. Будь он в поле или в лесу – его бы незамедлительно поставили под охрану», — говорит Введенская.

Градозащитное сообщество настаивает на сохранении масштабного археологического объекта, который содержит свидетельства сразу нескольких эпох.  Особого внимания заслуживает шведская крепость Ниеншанц, основанная в 1611 году, когда шведские войска захватили часть северо-западных земель. Немного позже напротив сооружения на берегу реки Охта возвели торговый город Ниен. Но в 1703 году крепость Ниеншанц, которую уже успели перестроить в форме пятиконечной звезды, окончательно взял Петр I. Оказалось, что два строительных периода крепости XVII сохранились гораздо лучше, чем можно было ожидать.

Археологический заповедник на Охтинском мысу
Охтинский мыс. Фото: Яндекс карты

Так же археологи оценили и еще одну шведскую крепость на мысу — Ландскрона. Оказалось, что подземная часть главной башни крепости полностью сохранилась на глубину четырех метров. Согласно шведской «Хронике Эрика», башня была последним укрытием защитников Ландскроны. Когда русские ворвались в крепость, рыцари спрятались в подвале башни и сидели там, пока не сдались. 

Здесь также найдена самая древняя из обнаруженных крепостей — мысовое городище, построенное, предположительно, новгородцами в XIII веке сразу после Невской битвы, чтобы закрепить за собой устье Невы.

«Особого внимания заслуживает сам факт обнаружения места, где столетиями жили наши предки, и сохранившиеся там архитектурные объекты. Откуда мы сможем еще узнать о том, как устроены были деревянные европейские крепости XIV века? Их было много, но они не сохранились. А на Охтинском мысу есть! На мысу так называемый мокрый слой – почва, которая позволяет сохраняться органическим веществам – дереву, коже. Есть фотография, где во рву Ландскроны лежат деревянные носилки. Даже неолит там с органикой! Это все большая ценность», — рассказала Введенская.

«Никакие строительные работы там вестись не будут»

Возможно, судьба этой исторической земли в скором времени будет определена, но пока, как и 10 лет назад, Охтинский мыс продолжает ставить в затруднительное положение активистов, депутатов, археологов и музейщиков. «Газпром нефть» в намерении застроить эту территорию ведет себя последовательно. Компания продолжает работать над проектом, подчеркивая, что ориентируется на ограничения, установленные государством.

«Границы объектов культурного наследия на Охтинском мысе определены приказом Министерства культуры России и соответствующим распоряжением КГИОП (Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.  —  «МБХ медиа»). Предмет охраны и границы памятников в ноябре подтвердил во второй, апелляционной инстанции Верховный суд России. „Газпром нефть“ взяла на себя обязательства по сохранению всех объектов культурного наследия на своей территории на Охтинском мысе. Эти участки будут интегрированы в состав ландшафтного парка. Никакие строительные работы там вестись не будут», — заверили «Северо-Запад. МБХ медиа» в пресс-службе «Газпром нефти».

Депутат ЗакСа Надежда Тихонова совместно с членом петербургского отделения ВООПИиК Анной Капитоновой и другими противниками застройки Охтинского мыса подали иск против КГИОП. Истцы считают, что комитет не принял никакого решения относительно заявления Петра Сорокина о включении объекта «Оборонительные рвы и основание башни крепости Ландскрон» в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Политик Алексей Навальный

ФСИН пригрозила Навальному заменить условный срок на реальный

Сотрудники правоохранительных органов и глава Чечни Рамзан Кадыров (слева) на улице Мира, где было совершено нападение на полицейских

Нападение на полицию в Грозном: что об этом известно