МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Умышленно своими коленями бил меня по голове». Суд признал незаконным отказ СКР возбудить дело против надзирателей

«Умышленно своими коленями бил меня по голове». Суд признал незаконным отказ СКР возбудить дело против надзирателей

Сегодня, 22 января, Ленинский районный суд Перми признал незаконным и необоснованным очередной отказ возбудить уголовное дело по очередному заявлению 51-летнего осужденного пранкера Сергея Давыдова. За полтора года СКР не усмотрел оснований начать расследование о пытках со стороны сотрудников правоохранительных органов, из-за которых заключенный получил перелом правой ключицы.

«Коленями бил меня по голове»

Пранкер Давыдов угодил за решетку 10 мая 2016 года. Накануне, 1 мая, на YouTube были опубликованы записи телефонных разговоров, где мужчина с похожим на его голосом представляется как замруководителя СКР Александр Федоров, замглавы МВД РФ Игорь Зубов и зампредседателя Верховного суда РФ Василий Нечаев. На вопросы о контроле за назначенными на 22 мая 2016 года праймериз партии «Единая Россия» ему услужливо отвечают собеседники, интонации которых похожи на голоса руководителя СУ СКР по Пермскому краю Марины Заббаровой (ныне в отставке), замначальника ГУ МВД РФ по Пермскому краю — начальника полиции Алексея Овсянникова и председателя Пермского краевого суда Владимира Вельянинова.

Уголовное преследование пранкера было начато еще 3 марта 2016 года — и отнюдь не по фактам из YouTube. Давыдова заподозрили в интернет-вымогательстве 100 тысяч рублей у начальника отдела образования Свердловского района Перми Ирины Красноборовой, совершенном 29 сентября 2015 года. Затем в одно производство с этим делом соединили расследование об интернет-клевете на замглавы администрации Перми Виктора Агеева.

Находясь с 12 мая 2016 года под стражей в пермском СИЗО-1, Давыдов написал множество жалоб на конвоиров и надзирателей. Вот содержание одной из них, направленной в прокуратуру Пермского края:

«19 марта 2017 года ко мне в карцер пришла группа сотрудников и потребовала, чтобы я самостоятельно пошел на сборный пункт. Я не мог это сделать по причине боли в ноге. Тогда двое сотрудников заломили сзади руки и потащили, от чего я испытал сильную боль. Притащили меня на сборный пункт, выдали все вещи, а именно 11 пакетов, сказали взять их, идти самостоятельно в камеру. Я вновь отказался, так как не мог ступать на больную ногу. Меня вновь схватили те же сотрудники, стали заламывать кисти рук и ломать пальцы, при этом один сотрудник схватил сильно за шею, чтобы я не кричал. На данный момент у меня поврежден мизинец на руке и повреждена кость возле мизинца. Данный палец сейчас торчит вбок. Также, когда поднимали по ступенькам, моя голова была внизу. Сотрудник, который шагал вверх, умышленно своими коленями бил меня по голове, в результате чего выбил мне нижний зуб. На данный момент уже выбито два зуба, сломан палец и образовался отек левой ноги, к тому же я заработал язву желудка, отказывают почки».

Сергей Давыдов в суде. Источник: ompromatural.ru

Рассмотрев заявление, следователи СО по Ленинскому району Перми СКР четыре раза отказали в возбуждении уголовного дела по факту применения насилия. Использование физической силы сотрудниками СИЗО-1 названо обоснованным, обусловленным противоправным поведением самого Давыдова. В действиях дежурного помощника начальника СИЗО Лядова, отдавшего приказ о применении силы, младших инспекторов Палкина и Криницына, исполнивших приказ, не выявлено признаков тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершенного с применением насилия»).

Ударное воздействие твердого тупого предмета

В двух последних постановлениях — от 14 августа 2017 года и 1 ноября 2018 года — цитируется заключение эксперта от 8 августа 2017 года. По результатам проведенной 27 апреля 2017 года рентгенографии у Давыдова выявлен перелом правой ключицы, «который, судя по характеру, образовался от ударного воздействия твердого тупого предмета». Давность образования перелома — не менее одного месяца до рентгенографии, то есть до 27 марта 2017 года. Повреждение расценено экспертом как вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья (на срок более 21 дня).

Ленинский районный суд Перми 6 июня 2018 года не согласился с выводами доследственной проверки об отказе возбудить уголовное дело. Признав незаконным постановление старшего следователя Толкачева от 14 августа 2017 года, судья Олег Порошин указал на необходимость провести дополнительные медицинские исследования — с целью определить, как выявленные у Давыдова заболевания левой стопы могли повлиять на его возможность самостоятельно передвигаться.

«Мне с 2016 года крутили руки»

Отвечая в суде 18 января 2019 года на вопросы прокурора Михаила Никонова, пранкер уточнил: «Мне с 2016 года крутили руки. Возможно, была трещина, возможно — перелом. Болело! Это пытка (…) Мне тогда рентген не делали».

Адвокат Лариса Алферова назвала высшим пилотажем доводы следователя Третьякова о том, что в возбуждении уголовного дела надо отказать из-за не установления факта — кто именно из силовиков причинил перелом ключицы.

«19 марта 2017 года Давыдов сказал сотрудникам СИЗО, что не может самостоятельно передвигаться по уважительной причине — болит нога. Есть справка, что у него на ступне обнаружена киста. Сейчас он находится в другом месте — СИЗО — 6, и ему разрешено ходить с тросточкой. Давыдов не совершил ничего противоправного. Оснований применять силу не было», — заявила адвокат Алферова.


Опираясь на стенку

Старший следователь Третьяков 1 ноября 2018 года, как и прежде 25 сентября 2017 года, отказал в возбуждении уголовного дела по другому заявлению Давыдова. Там, в частности, говорится:

«3 мая 2017 года я попросил у сотрудника СИЗО-1 Титкина машинку для стрижки волос, чтобы побриться. Мне было предложено проследовать в сборное отделение СИЗО-1 (…) Вместе с Титкиным я самостоятельно вышел на территорию СИЗО-1, где я заявил, что дальше без посторонней помощи следовать не могу.

СИЗО № 1 в Перми. Источник: saltan.spb.ru

Инспектором отдела режима СИЗО-1 Черкасовым и старшим инспектором отдела режима Русаковым, которые должны были сопровождать меня, было предъявлено требование самостоятельно проследовать в сборное отделение. Я ответил, что сам туда дойти не смогу (…) Черкасовым и Русаковым ко мне была применена физическая сила в виде приема загиб обеих рук за спину. После этого меня принудительно за руки оттащили в сборное отделение (…) После доставления в сборное отделение мне еще некоторое время заводили руки за спину. После этого я побрился, отказался пройти медицинское освидетельствование и в сопровождении сотрудника СИЗО-1 проследовал обратно к корпусу, откуда, самостоятельно опираясь на стену, проследовал в камеру".

Приличное считать оскорбительным

На слушаниях в суде говорилось о не менее девяти отказах возбудить уголовное дело о пытках. Тем временем в декабре 2018 года в отношении самого Давыдова завершено пятое расследование. В 2014—2016 годы он привлекался к уголовной ответственности за воспрепятствование правосудию, клевету и вымогательство с использованием интернет-технологий. А теперь обвинен по части 2 статьи 297 УК РФ («Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи»). Оскорбительными «по смыслу и по содержанию» признаны «приличные по форме» слова и выражения «олень», «фетишист», «царь гороховый» и т. д. По версии старшего следователя СО по Ленинскому району Перми СКР Третьякова, пранкер сказал это и совершил новое преступление 7 мая 2018 года при оглашении приговора по уголовному делу о дезорганизации деятельности СИЗО-1.

Дезорганизация состояла, согласно приговору в том, что осужденный Давыдов вечером 29 июня 2017 года бросил в зарешеченную дверь карцера хлебную корку весом 190 граммов, которая отрикошетила от стальных прутьев и попала в голову майору Василию Марамыгину, сломав тому нос. С учетом неотбытого наказания по приговору Свердловского районного суда Перми от 1 июня 2017 года за интернет-клевету и интернет-вымогательство судья Алексей Полевщиков отмерил восемь лет заключения в колонии строгого режима, из которых первые три года — тюремный режим.

Сергей Давыдов в Ленинском районном суде, 4 мая 2018 года. Фото: Лариса Алферова

Еще три эпизода оскорбления, полагает следствие, совершены с 7 мая до 31 июля 2018 года при написании апелляционной жалобы и дополнений к ней. Между тем жалобы оказались обоснованными. Апелляционная инстанция Пермского краевого суда 14 августа 2018 года смягчила наказание до 7,5 лет, оставив неизменными первые три года в тюрьме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: