in

Бюджет 2020: с кем будут делиться?

Бюджет 2020: с кем будут делиться?
Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Снижение трат на здравоохранение, образование и культуру, повышение трат на оборону и безопасность плюс разные «секретные» триллионы. О новых запланированных цифрах российской экономики — Сергей Жаворонков.

Бюджет 2020: с кем будут делиться?
Сергей Жаворонков.
Госдума приняла в первом чтении проект бюджета на 2020−2022 г., который выходит за парламентский избирательный цикл (выборы в Госдуму состоятся в сентябре 2021 г.). Второй год наблюдаются устойчиво высокие цены на нефть, хотя, конечно, не больше $100 за баррель, как это было пять лет назад. Международный валютный фонд летом 2019 г. повысил прогноз мировых цен на нефть на 2019 и 2020 годы — на $6,4 и $4,9 доллара — до $65,52 и $63,88. При том, что в 2017 г. среднегодовая цена на российскую нефть Urals была всего $53, но уже в 2018 г. выросла до $70, а в 2019 г. незначительно упала, составив за январь-август $64.54.

В этой ситуации власти резко нарастили резервы Фонда национального благосостояния — с сентября 2018 по сентябрь 2019 г. с 5 трлн. 160 млрд. рублей до 8 трлн. 170 млрд. Рост ВВП планируется ускорить с 1.3% (ожидаемых в 2019 г.) до 1.7% в 2020 г., и 3.1% в 2021 г. и 3.2% в 2022 г. Доходы же и расходы бюджета увеличены по сравнению с прошлогодними проектировками на 2020−2021 г.: в 2020 г. расходы бюджета должны составить 19.5 трлн. рублей (вместо прежних 18 трлн. с небольшим), в 2021 г. — 20.6 трлн. (вместо прежних 20 трлн. с небольшим), а в 2022 г. вырасти до уровня 21.8 трлн. рублей. Скорее всего, доходы вырастут и больше, так как в бюджет заложена довольно консервативная оценка цены на нефть, ниже нынешней в 2020-м — $57, в 2021-м — $56, в 2022 году — $55. Курс рубля к доллару США планируется близко к нынешнему: 65.4 — 66.5 рублей. Здесь тоже есть потенциал для роста доходов бюджета, если курс доллара будет ниже. Впрочем, скорее при высоких ценах на нефть продолжится нынешняя тенденция: если в начале 2019 г. курс доллара превышал 67 рублей, то к 22 октября снизился до 63.67.

Инфляция должна сначала замедлиться (в январе-сентябре 2019 г. цены выросли на 2.26%, что видимо даст инфляцию ниже плановых 3.8% на 2019 г.), но потом расти: с 3% в 2020-м и до 4% в 2021—2022 годах. При этом заработные платы вырастут на 1,5% в 2019 году, на 2020−2022-х на 2,3−2,6% в год. Целевой прогноз по росту ВВП РФ в 2020 году составит 2% против 1,7% в базовом прогнозе, отмечается в проекте федерального бюджета на 2020 год и плановый период 2021—2022 годов. Базовый и целевой прогноз по росту экономики в 2021 и 2022 годах совпадает и составит 3,1% и 3,2% соответственно.

И вот с этим ростом-то и есть большие сомнения. Как известно, после подчинения Росстата (т.е. ведомства, которое должно оценивать экономический рост) Минэкономики (т.е. ведомству, которое ответственно за экономический рост) начали происходить многочисленные чудеса — бесконечные пересчеты показателей прошлых лет (только 2015 год умудрились пересчитать пять раз, догадайтесь, в какую сторону каждый раз!), резкий рост статистической погрешности, месячный рост инвестиций, перекрывающий годовой спад, нефиксируемый статистически рост в малом бизнесе, рост теневой экономики и так далее. После того, как Росстат по итогам 2018 г. пересчитал доходы населения и вместо спада обнаружил рост, сменившийся, впрочем, падением, а затем резким ростом в III квартале 2019 г., многие экономисты — например Игорь Николаев или Кирилл Тремасов прямо заговорили о подтасовках. Официальные лица, например, глава Счетной палаты Алексей Кудрин, в своих высказываниях аккуратнее и прогнозируют на 2019 г. рост в 1% вместо официальных прогнозов 1.3%. Кудрин также назвал плановый рост до 3.1% к 2021 г. «необоснованным и малообъяснимым», назвав «потолком» российского роста 1.5−2%.

Хотя бюджет и будет сверстан с профицитом, в 2020—2022 годах ожидается рост объема госдолга. По итогам 2019 года он составит 15,6 трлн руб. (в том числе 4,2 трлн внешнего долга), а к концу 2022-го — 21,2 трлн руб. (из них 4,6 трлн руб.— внешний долг). В отношении к ВВП это будет означать рост с 14,3% до 16,5% — по сравнению с нагрузкой развитых стран этот показатель в РФ остается довольно низким. В частности, займы в ОФЗ составят в 2020 году 2,3 трлн руб., в 2021-м — 2,5 трлн руб., в 2022-м — 3 трлн руб. С учетом погашения ОФЗ цифра нетто-привлечения составит 1,55−1,8 трлн руб. в год. На внешних рынках лимит займов установлен в размере $3 млрд в год

Всегда интересно посмотреть расходную часть бюджета в динамике. И в этом году у нас есть значимые изменения по некоторым статьям. Ничего особенно интересного нет в содержании огромного госаппарата: чуть снизятся пропорции на его содержание 1.555 трлн. в 2020 г. и 1.665 трлн. в 2021—2022 гг. (снижение с 1.4 до 1.3% ВВП). Зато вырастут государственные инвестиции: и в абсолютных цифрах, и в долях ВВП с 2.638 трлн. рублей в 2020 г. до 3.246 трлн. рублей в 2022 г. (рост с 2.3 до 2.5% ВВП). Растут в номинале, но чуть падают в долях ВВП оборонные расходы (с 3 100,8 трлн. до 3 332,7 трлн., снижение с 2.7 до 2.6% ВВП). То же с безопасностью (рост с 2.458 трлн. до 2.479 трлн, снижение в номинале 2.2% до 1.9%). А вот из-за пенсионной реформы траты на социальную политику снижаются даже в номинале: с 5.010 трлн. в 2020 г. до 4.827 трлн. в 2022 г. (с 4.4 до 3.8%). Образование растет с 911 млрд. в 2020 г. до 947 г. в 2021 г., и вновь падает до 903 млрд. в 2022 г. (с 0.8 до 0.7%). Расходы на здравоохранение планируется снижать с 1 трлн. 22 млрд. в 2020 г. до 961 млрд. в 2021 г. и 976 млрд. в 2022 г. (с 0.9% до 0.8% ВВП). Расходы на культуру снижаются с 138 до 124 млрд., на спорт с 69 до 64 млрд. Почти не меняются межбюджетные трансферты (снижение 1 трлн. 8 млрд. до 1 трлн. 4 млрд.), расходы на субсидии бюджетным и некоммерческим организациям (1 трлн. 507 млрд. до 1 трлн. 655 млрд., оставаясь на уровне 1.3% ВВП). Растут расходы на обслуживание государственного долга (с 896 млрд. до 1 трлн. 155 млрд., 0.8−0.9% ВВП).

Если сравнивать с 2019 г., при первом рассмотрении бросается в глаза существенное увеличение расходов на здравоохранение: с 637 млрд руб. в 2019-м до 990 млрд руб. и на «национальную безопасность и правоохранительную деятельность» (с 2 трлн. 254 млрд. до 2 трлн. 479 г.). Уменьшены же будут статьи «государственное управление» (1 трлн. 643 млрд. до 1 трлн. 555 млрд) и с 3 трлн. 211 млрд. до 3.100 млрд. военные расходы. Впрочем, что с чем сравнивать. Если говорить о здравоохранении, то речь идет о минимальном «поддержании штанов» после дикой ситуации 2014 — 2018 г., когда расходы по этой статье падали в номинале (с 494 млрд. в 2013 г. до 460 млрд. в 2018 г.), в то время как цены за тот же период выросли на 41% (для сравнения, вспоминая ту бюджетную политику и то, что власти мол «снижают» военные расходы, стоит вспомнить как их увеличили с 2 трлн 141 млрд. в 2013 г. до пика в 3 трлн 775 млрд. в 2016 году, а потом «милостиво» стали снижать.

Очень интересно, что власти хотят продолжить наращивание засекреченных частей бюджета. Это такой «параллельный бюджет», к которому относится скажем около 60% бюджета Министерства обороны. Но он разбросан по всем министерствам. Сумма расходов, доступных в Приложении 14 к бюджету, равна 16.1 трлн. рублей, в то время как общие расходы, как мы помним, составляют 19.5 трлн. В 2022 г. из общих 21.7 трлн. засекречено будет уже 4.4 трлн. (рост с 17% до более чем 20% расходов бюджета), что будет сопоставимо со всеми расходами на социальную политику. А официальные траты на открытую часть бюджета «национальная оборона» и «национальная безопасность и правоохранительная деятельность», вместе с разбросанными по другим направлениям закрытым статьям, превысят 7.1 тлрн. — треть бюджета, в 7−8 раз больше, чем на образование или здравоохранение!

Счетная палата опубликовала почти тысячестраничное заключение на проект бюджета, которое довольно любопытно как в деталях, так и в ключевых выводах. Например, в этом: «…Расходы на развитие образования планируются в среднем за 2020−2022 годы на уровне 3,7% ВВП, расходы на здравоохранение — 2,9% ВВП, что значительно ниже, чем в странах „Группы семи“. Так, в Великобритании в 2018—2019 финансовом году фактические расходы на здравоохранение составили 7,2% ВВП, на образование — 4,2% ВВП; в США на 2020−2022 годы на обязательные расходы на здравоохранение предусмотрено 10,1% ВВП ежегодно; во Франции в 2020 году на здравоохранение — 8,0% ВВП, на образование — 4,7% ВВП». Ну, так и есть, просто образование и здравоохранение не относятся к приоритетам. К приоритетам относятся военно-полицейские расходы, государственные инвестиции, а также рост резервного фонда. Кстати, совершенно непонятно, зачем правительству при таком профиците бюджета планировать нарастить внутренний госдолг с 11. 3 трлн. рублей в 2019 г. до 16.6 трлн. рублей в 2022 году. Государственный внешний долг при этом не сокращается, а так же растет (хотя и незначительно). Видимо, «мало денег не бывает» (у правительства, для граждан же действует логика «денег нет»).

Эксперты Счетной палаты указывают и некоторые другие важные шероховатости бюджета. Например, по прогнозу темпы прироста реальных располагаемых денежных доходов населения ускорятся с 0,1% в 2019 г. до 2,3% в 2022 г. и до 2,4% в 2024 г. — из-за снижения долговой нагрузки, но при этом проценты, уплачиваемые населением за кредиты, растут с опережением по отношению к другим платежам, а их доля в доходах увеличивается. Государство планирует «стройки века» — ведь государственными инвестициями всегда приятно порулить, но при этом «…В 2018 году не введен в эксплуатацию 181 объект, или 45,5% подлежавших вводу объектов Федеральной адресной инвестиционной программы». Пишут эксперты и о рисках не поступлений доходов бюджета на сотни миллиардов рублей, в частности из-за традиционного нежелания государственных компаний платить дивиденды.

В целом же бюджет подчинен достаточно простой логике. О расходных приоритетах мы уже говорили. Что же касается доходов, то необходимо копить резервы, с помощью которых можно будет переждать падение цен на нефть (в 2014—2017 гг., напомню, резервы сократились более чем вдвое, а затем стали вновь наполняться благодаря конъюнктуре). В целом побольше государственных инвестиций, нужны деньги, надо повышать налоги (конечно, одним НДС правительство не ограничивается, с нового года нас ждет, например, рост торгового сбора, единого налога на вмененный налог и платы за патенты), побольше госкорпораций хороших и разных. Ну и, конечно, увеличивать долю секретных расходов. Социалка социалкой, а геополитика, Африка, Сирия, Донбасс, Венесуэла — это святое.

Несмотря на приближение парламентских выборов в 2021 году, власти не демонстрируют желания увеличивать социальные расходы (хотя многие исследования говорят, что крайний срок подкупа избирателя это полгода до выборов, дальше раздача денег государством бессмысленна — избиратель понимает, что это «под выборы» и не верит). Видимо, есть желание поговорить с избирателем на другом языке, как мы видели летом 2019 г.

Ну что же — это хотя бы честно. Новый бюджет никому (кроме чиновников и силовиков) хорошего даже не обещает.

В Якутии задержали сторонников шамана, который собирался «изгнать Путина»

«Би-би-си» сообщила о пропаже в Сирии около 50 россиянок с детьми