in

Эпоха открытий: как россияне заново познают окружающий мир. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Эпоха открытий: как россияне заново познают окружающий мир
Фото: Валерия Савинова / «МБХ медиа»

Привет, меня зовут Евгений Снегов, и на этой неделе я, как и многие другие, внимательно следил за тем, что происходит с задержанными на недавних акциях протеста в поддержку Навального 23 и 31 января. Складывается впечатление, что Россия внезапно открыла для себя целый новый мир, который до этого сознательно игнорировала. Нет, разговор вовсе не о мире государственного насилия и беззакония, давно ставшем органичной частью окружающего пейзажа.

Речь об изоляторе в Сахарово, который официально называется центром временного содержания иностранных граждан. По сути, он представляет собой тюрьму для мигрантов, нарушивших режим пребывания в России, в которой они находятся в ожидании выдворения на родину. Из-за того, что обычные спецприемники в Москве оказались переполнены, задержанных на акциях протеста людей массово повезли в Сахарово, и новости оттуда стали едва ли не главной темой недели.

Оказалось, что людей в Сахарово держат в условиях, которые едва ли можно назвать человеческими. Если переполненность камер еще можно объяснить большим количеством задержанных, то отсутствие постельного белья, антисанитарию и туалеты без перегородок формата «дырка в полу» (на которые вдобавок направлены камеры видеонаблюдения) в XXI веке не поддаются пониманию в принципе. При этом нельзя сказать, что об условиях в Сахарово никто не знал раньше. Изолятор работает не первый год, свидетельства побывавших там людей не были тайной — просто почти никого не интересовали. Между тем вскоре после открытия центра в 2015 году восемь человек порезали себе вены в знак протеста против условий содержания, а такие жесты даже законченный циник вряд ли сможет назвать позерством.

Две параллельных вселенных — та, в которой живут участники протестов, и та, с которой вынуждены сталкиваться некоторые мигранты — неожиданно перемешались при довольно драматических обстоятельствах. Однако мир мигрантских тюрем и бесчеловечные условия, царящие в них — далеко не единственное открытие, сделанное российским обществом за последние месяцы. С выходом расследований об отравлении Навального, о предполагаемой дочери Путина и его огромном особняке под Геленджиком многие вещи из категории домыслов перешли в категорию более или менее доказанных фактов.

Знали ли мы о том, что президент Путин, мягко говоря, не является образцом морали? Многие как минимум догадывались. О том, что он живет в роскоши, которую большинство населения страны в принципе не может представить? Даже горячие поклонники главы государства никогда не упирали на его аскетизм. Но в последнее время все подозрения получили очень весомые подтверждения, хотя бурной реакции не вызвали. Слегка удивил разве что масштаб вышедшего на поверхность, но поразить среднего россиянина до глубины души, кажется, не может уже ничто. Возможно, людям требуется еще какое-то время на осознание, или же это сознательное игнорирование реальности: все-таки жить в мире без политических убийств и с хорошим царем гораздо приятнее, чем наоборот.

Сколько подобных открытий нас еще ждет в будущем? Наверняка сказать нельзя, но, скорее всего, немало. Говорить о творящейся вокруг несправедливости, убийствах и преступлениях силовиков, безусловно, важно и нужно, вот только есть опасность, что способность поражаться, возмущаться и требовать ответов атрофируется окончательно.

Это текст авторской рассылки «МБХ медиа». Каждую субботу сотрудник редакции пишет вам письмо, в котором рассказывает о том, что его взволновало, удивило, расстроило, обрадовало или показалось важным. Подписаться на нее вы можете по ссылке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Роскомнадзор заблокировал сайт журнала «Спектр» из-за статьи об акции 14 февраля

Роскомнадзор заблокировал сайт журнала «Спектр» из-за статьи об акции 14 февраля

Сотрудники ВШЭ призвали восстановить преподавателя, уволенную после ареста за ретвит

Сотрудники ВШЭ призвали восстановить преподавателя, уволенную после ареста за ретвит