in

Настоящая русофобия. Антон Орех о камчатской трагедии

Настоящая русофобия. Антон Орех о камчатской трагедии
Фото: ilya_torgonskyi / Instagram

Слово «русофоб» в единственном и особенно множественном числе — очень популярно в наши дни. Русофобы живут на Западе, хотя, на самом деле, русофобы живут вообще везде, окружив нашу с вами страну со всех сторон. Живут — и ненавидят нас с вами. Почему, зачем — непонятно, но ненавидят они нас люто. Из поколения в поколение —исторически. Скорее всего, завидуют нам и боятся.

Хотя на самом деле, эти русофобы существуют только в башках пропагандистов, МИДовцев и чекистов. Зато реальных русофобов искать долго не надо. Посмотрите фотографии из Норильска. Выжженная земля, реки, отливающие купоросом. Погибшее зверье, растительность. Нас с вами на свете не будет, а земля наша все еще будет зализывать эти раны. Потомки наши будут расхлебывать эту адскую кашу.

Если Норильск подзабылся — вспомните Куштау. Чудом отбили уникальный объект природы. Просто стеной встав, насмерть буквально, а то разровняли бы шихан бульдозерами и карьерными ковшами.

Самая свежая трагедия — это Камчатка. Трагедия — не гипербола. И картина, и масштаб бедствия ужасающие. 95% обитателей Авачинской бухты погибли! Берег Камчатки стал похож на кладбище. Заражение видно чуть ли не из космоса. И что? Да, Природнадзор возбудил дело. Но констатируя превышение норм загрязнения в разы, ведомство не решается указать пальцем на источник заразы. Минприроды говорило о природном (простите за каламбур) происхождении катастрофы, мол, океан сам себя взял и стал убивать. Сейсмическую активность приплели. Губернатор Камчатки сказал, что тот же океан чудесным образом сам все и исправит. Даже академик РАН уверяет, что виной всему «красный прилив»!

Удивительно (хотя, на самом деле — нет), как слаженно, как четко и при этом нелепо в случае любой аварии, любого форс-мажора, все эти инспекции, надзоры, ведомства, губернаторы начинают врать, изворачиваться, молоть чушь и всеми силами прикрывать безобразия. Как будто, ей-богу, это они все, сговорившись, все и загадили! Вместо того чтобы так же дружно, всей гурьбой кинуться искать злодеев, они придумывают как бы замести следы. Авачинскую бухту перекопали срочно какими-то бульдозерами, чтобы сделать вид, что на берегу все чисто. Действительно -— чисто. Только повсюду следы колес и гусениц.

Не будем наивны. Просто посмотрим, в каких домах живут все эти контролеры. На каких машинах ездят. Как отдыхают. Где учатся их дети. Какие фирмы записаны на их жен и тещ. Бдительность стоит дорого. А закрытые глаза проверяющих стоят еще дороже.

Впрочем, вспомним Норникель. Как азартно вдруг взялись за Потанина. Как Путин на прямой связи нетерпеливо спрашивал у богача, во сколько же оценивается ущерб. И как потом начали начислять миллиард за миллиардом. Вот-вот должна была восторжествовать справедливость! А тут вдруг, раз — и Путин подписывает закон, который позволяет зачислить все штрафные миллиарды в госказну!

Ради этого все и затевалось. В казне после первой волны ковида как раз дыра образовалась. И делу, которое в другой ситуации, конечно, замяли бы, дали ход. Заодно и Потанину, на всякий случай напомнив, кто он есть и чего стоит на земле нашей грешной. И что Путину достаточно пальцем щелкнуть, чтобы никакого Потанина не было. В результате отравлены реки и земля на многие километры и на долгие годы, но компенсацию за это получит не Норильск, а Москва. Которая на потанинские миллиарды поможет Сирии, Венесуэле, еще пару ракет построит или закопает в котлован космодрома «Восточный».

Если в аварии на Камчатке виновата какая-то фирма, то и ее могут тряхнуть, потому что денег в казне снова не хватает, ковид опять пошел на приступ. Но только в этом случае. А так — просто скажут, что что-то стряслось в глубинах океана или затряслось под землей.

Существует, конечно, еще один вариант. И тогда растерянность и вранье чиновников становятся еще понятнее. Истинным виновником беды может быть само государство. Камчатка — не только потрясающий заповедник, но и военные базы, могильники токсичных отходов и хранилища опасной химии. Много лет это является проблемой. И много лет решение проблемы откладывают, латают бреши, ликвидируют локальные происшествия. Стоит, например, Козельский полигон, где хранится все, вплоть до десятков тонн мышьяка. Толком не обустроенное место, захоронения без проекта, без нормальной охраны. Фактически брошенные в поле убийственные вещества. Сейчас говорят, что, наверное, дело не в этом полигоне. Сегодня не в этом, а завтра — в нем!

Потому я и говорю, что такие вещи — это и есть русофобия. Когда на своей земле ведем себя хуже оккупантов. Когда потоп даже не после нас, а буквально сейчас — и нам наплевать.

Места, где жить можно прекрасно, где туризм развивать надо — и внутренний, и заграничный — превращаем в свалки. Потому что земли родной — много, потому что нагадим здесь, нагадим там, и вот там еще — а место все равно останется. Ни просторов таких, ни богатств мы не достойны. Так что, если мы так хотим увидеть настоящих русофобов, то можем просто посмотреть на самих себя в зеркало.

Кудрин рассказал о подготовке на него покушения в середине 2000-х годов

Кудрин рассказал о подготовке на него покушения в середине 2000-х годов

На участника протестов в Хабаровске завели дело по «дадинской» статье

На участника протестов в Хабаровске завели дело по «дадинской» статье