МБХ медиа
Сейчас читаете:
От Усть-Илимска до Аляски: Анна Щекина и кот Стаббс

От Усть-Илимска до Аляски: Анна Щекина и кот Стаббс

Анна Щекина, на прошлой еще неделе — домохозяйка, а теперь — мэр города Усть-Илимска с восьмидесятитысячным населением, на выборах разорвала заслуженного местного единоросса, главу местной думы Сергея Зацепина. И много приходится наблюдать веселья по этому поводу — поминают даже ленинскую кухарку, которая должна учиться управлять государством. Всячески, в общем, намекая, что Щекина с новой работой не справится. Хотя известно про нее немногое, откуда такие пессимистичные выводы — непонятно, и уж тем более непонятно, как вообще с любой работой можно справиться хуже, чем среднестатистический единоросс. Жителям Усть-Илимска, раз уж такой у них был выбор, можно сказать, повезло. Вернее, они как раз все правильно сделали, и везение тут ни при чем.

Иван Давыдов

Хотя история эта, конечно, во-вторых (да, именно «во-вторых», начнем для разнообразия с «во-вторых») не про конкретную домохозяйку, а про системную оппозицию в России. Политический язык скуден и грустен, словосочетание «системная оппозиция» — в России давно оксюморон, но других слов у нас для нас нет, будем пользоваться этими.

Щекина, между прочим, вопреки мнению шутников, — член ЛДПР со стажем и опытный политический борец: эта кампания для нее уже восьмая. В областную думу ходила не раз, и в городскую ходила, и даже главой нескольких муниципальных образований пыталась стать. Точнее, как раз не пыталась.

Это известная технология: когда не участвовать в выборах системной партии нельзя, потому что начальство обидится (настоящее начальство, в смысле, не партийное, а чиновное), но и побеждать нельзя, потому что начальство обидится, выставляют заведомо проходного кандидата. Мальчика, так сказать, для битья. Ну, или девочку, как в нашем случае, — ровно ведь это и было сделано на досрочных выборах главы Усть-Илимска. По суду зачистили выборы от сильных оппонентов, удалили Анатолия Дубаса (шел от «Родины», но поддерживала его также и КПРФ), потом удалили Наиля Гарипова (шел самовыдвиженцем, но его поддержала КПРФ после удаления Дубаса). Однако должен ведь начальник из «Единой России» хоть кого-нибудь победить? В ЛДПР все поняли правильно, взяли под козырек, и отправили биться за пост мэра Анну Щекину.

Щекина прекрасно осознавала свою задачу, старалась действовать в ходе кампании так, чтобы ее ни в коем случае не заметили, чтобы даже по ошибке за нее не проголосовали. В соцсетях интересующимся отвечала прямым текстом: «Был бы выбор, даже не выдвигалась бы, но ситуация иная, партия обязует, мы идем. Устав и все прочее… если понимаете, о чем я. Поэтому призываю мою кандидатуру даже не рассматривать». И смайлик.

Если вы думаете вдруг, что это чисто иркутская областная специфика, то напрасно. Достаточно вспомнить осенние губернаторские выборы. Тогда, после скандала во Владивостоке, Кремль постеснялся рисовать правильные результаты единороссам во Владимире и в Хабаровске. Рискнули пойти на второй тур, и проиграли, причем в обоих случаях — кандидатам от ЛДПР. Так вот, перед вторым туром оба сокола Жириновского — и Владимир Сипягин во Владимире, и Сергей Фургал в Хабаровске, старались кампанию не вести вообще. Делали все, чтобы не выиграть, чтобы не огорчить настоящее начальство.

Народ подвел. И во Владимире, и в Хабаровске, и в Усть-Илимске. И почти сразу стало ясно, чего победители боялись: их начали бить, причем без шуток, с подключением федерального ТВ. Через месяц после избрания всерьез винили во всех бедах, доставшихся новым губернаторам по наследству от разгромленных единороссов. Щекину пока на ТВ не громят, но и ей уже прилетело: в телеграм-каналах, кормящихся от щедрот администрации президента, рассказывают, что она состоит в каких-то там неправильных группах в соцсетях, и вообще моральный облик ее небезупречен.

Это все важно. Это лишний раз показывает, что такое в современной России системная оппозиция. Лидеры парламентских партий умеют грозно надувать щеки, проклинать «либеральный реванш» и даже писать открытые письма соседским диктаторам, но по-настоящему боятся при этом только одного — получить власть. Где-нибудь хоть что-то ненароком выиграть и огорчить до невозможности кремлевское начальство.

Это было во-вторых, а теперь — во-первых. Во-первых, разумеется, это история про власть. Про единороссов любого калибра, которые людям обрыдли уже настолько, с чванством своим, с враньем, с хозяйским хамством и с нелепой роскошью, что люди готовы голосовать за кого угодно. За очевидных технических кандидатов. За кандидатов, которые прячутся от избирателей. За кандидатов, которые умоляют за себя ни в коем случае не голосовать.

Голосуют, понимая две вещи. Что шанс отхлестать утратившего чувство реальности начальничка селедкой по мордасам, как когда-то жена сапожника — многострадального Ваньку Жукова, стоит риска, связанного с попаданием во власть случайного человека. И что любой случайный человек будет как минимум не хуже, чем одуревший от власти начальник.

Это вот и есть то настоящее уважение, которое начальники за двадцать почти лет сумели заработать. Обидно, конечно. Как тут удержаться, как не принять закон об обязательном уважении к начальству? Ах да, они ведь и не удержались.

Ну, и в третьих, мое маленькое личное «в-третьих». Должен признаться — я вообще политиков не очень люблю. Даже оппозиционных. Приходится много следить за их действиями, а это любви, как правило не способствует. Настоящих героев в моем скромном пантеоне мало, все они, в основном, оттуда, и все уже умерли. Был, к примеру, в Торонто такой мэр — Роб Форд. Человек-скандал, которого всех практически полномочий лишили еще до того, как он перестал быть мэром. Его однажды спросили — правда ли, что он употребляет наркотики? «Ну, может быть, раз, по пьяни, я точно не помню», — ответил Форд.

Такого как не уважать.

Но это, скорее анекдотический пример, а теперь — пример серьезный. На Аляске, в городе Талкитна был мэр по кличке Стаббс. Его нашли у дверей магазина в картонной коробке, на первые свои выборы он пошел, когда ему даже и года не исполнилось, и выиграл их, получив сто процентов голосов, несмотря на серьезный физический недостаток — у Стаббса не было хвоста. Он правил городом бессменно двадцать лет, до самой смерти, и жители любили своего мэра, кормили, гладили. Делами управления, правда, он не интересовался вовсе, но городской совет и без Стаббса отлично справлялся. Он обходился бюджету куда дешевле, чем любой другой мэр, и даже привлекал инвестиции — туристы специально ездили в Талкитну, чтобы на него посмотреть.

Кот Стаббс. Фото: Stubbs Mayor Cat / Facebook

Ну да, конечно, Стаббс был котом. Непростую жизнь, между прочим, прожил: на него покушалась однажды собака и всерьез потрепала, а как-то раз он даже бежал из города на попутном мусоровозе, но был пойман и возвращен в резиденцию. Кстати, резиденцией ему служил магазинчик с сувенирами, его же и изображавшими.

И вот если представители партии власти своего отношения к жителям России не изменят (а они не изменят, нет никаких поводов, чтобы думать, что они вдруг соберутся меняться), через пару лет здесь будут голосовать вообще за кого угодно, лишь бы только этих прокатить. И я выставлю на какие-нибудь выборы своего одноглазого кота. Несмотря на ряд вздорных привычек, он много безвреднее любого единоросса, и уж точно — посимпатичнее.

Вот тогда и заживу, а пока действующее законодательство моему коту участвовать в выборах не позволяет, не отказывайте себе в маленьком удовольствии — при первой же возможности прокатить на выборах единоросса этой приятной возможностью пользуйтесь. В память о славном Стаббсе и о чеховской селедке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Vasiliy

    Потрясающая, восхитительная история про кота! Жалко, что я раньше не знал! Так вот он, оказывается, какой — идеальный вариант политического устройства!!!
    И Усть-Илимск, конечно, порадовал…
    Правильной дорогой идете, товарищи! Ведь от домохозяйки до кота — всего один шаг!
    Не зря, видимо, в свое время была такая романтическая песня:
    Над Москвой незнакомые ветры поют,
    Над Москвой облака, словно письма, плывут…
    Я на карте слежу за маршрутом твоим,
    Это странное слово ищу — Усть-Илим…

  • Андрей Белковский

    Стаббс не мэром был, а типа как старостой внутримуниципального населённого пункта (было мунобразование Микулинское сельское поселение, а в деревне Савостино, в него входящей, староста — примерно так). В победе беспринципной помощнице Лугового хорошего мало, хотя пинок педросне всегда приятен. Для кремлёвских её один аргумент к отмене всех вообще выборов глав МСУ (как это сделано в Подмосковье). Жду сменти (смена из-за смерти) нашего Неназываки.

  • Лейла

    Давно говорила, что надо мою кошу Глашу в презы выдвинуть — вреда — меньше, удовольствия — куда больше. И никогда ничего кроме маслин не воровала. Умерла, увы. За ваших котоподобных объектов пойду голосовать обеими руками и агитатором буду. Они мне оба очень нравятся.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: