in

Побыкуем? Антон Орех о новогодних предсказаниях

Виды Санкт-Петербурга в первые дни наступившего 2021-го года
Фото: Александр Баранов / Коммерсантъ

Прошлый год завершился и про него действительно можно сказать, что «он был непростым». Мы не просто насмешили Бога своими планами, год назад загадывая желания – Господь живот от хохота надорвал. Ни у кого, наверное, ничего не сбылось. Потому что Такое спрогнозировать было невозможно. 

Вообще, прогнозы – прекрасный жанр. Все их любят, все ждут, а некоторые даже делают. Прелесть же в том, что через неделю все всё равно забудут, что там прогнозировалось. А прогнозисты раз за разом попадают пальцем в небо, чтобы через год снова выдать очередное пророчество. Не поленился поискать, что предсказывали на 2020 год нам с вами аналитики. В целом – чушь собачья. Кроме самых очевидных и банальных вещей, что жить станет хуже, жить станет грустнее. Но в России вы с таким прогнозом почти никогда не рискуете ошибиться. 

Поэтому – да, я тоже дам такой прогноз на 2021 год. Я не ленюсь и не перестраховываюсь. Но есть же логика! Политический режим в стране остается прежним. Так почему при прежнем режиме вдруг должно стать лучше? Многолетнее авторитарное правление в какой-то момент перестает обеспечивать даже застой. Оно способно только к деградации и все зависит лишь от скорости распада. За скорость вот не поручусь, но деградацию гарантирую. И политическую и экономическую. Ибо бездарный режим наш бездарен во всем. Он не справляется даже с теми задачами, которые не касаются политики, а речь идет о простых бытовых проблемах. 

2020 год был годом пандемии. В Новый год хочется, чтобы пробили куранты на башне и все как-то само собой поменялось. Дурное прекратилось, а прекрасное началось. Вдруг. Само собой. Чудом. Волшебно. 

Вирус никуда не пропадет и вирусу все равно, какие на календаре месяцы и дни. К концу года пандемия набрала такие обороты, что стало казаться, что ты реально как на войне и снаряды рвутся вокруг и повсюду. Уже никаких пальцев рук и ног не хватает, чтобы сосчитать всех близких и знакомых, которые переболели. Четверо умерли… Поэтому первые недели нового года вряд ли будут отличаться от последних недель ушедшего. 

Вакцинация зашагает по стране – но с какой скоростью? Мы видим сейчас, что народ не повалил толпами на прививки. Но и фармацевтическая промышленность оказалась не готова выполнить те обещания, которые щедро раздавали чиновники, и не в состоянии выпускать российскую вакцину миллионами доз. Так что бессмысленно говорить о мировой конкуренции, если мы и своих граждан не можем обеспечить быстро и объемно. Что, впрочем, не помешает политическому экспорту вакцины в любую страну, где ее захотят купить – в ту же Аргентину. 

На фоне коронавируса страна будет готовиться к выборам в Думу. Не удивлюсь, если выборы пройдут в формате «поправок». Пеньки, багажники, многодневный сюр и победные релизы Эллы Александровны Памфиловой. Выборы куда бы то ни было полностью потеряли изначальный смысл в нашей стране. Для власти – это ритуальная услуга для формального обеспечения своего правления. Насколько это будет вульгарно – значения вообще не имеет. Перед глазами белорусский опыт, где Лукашенко очевидно разгромно проиграл, но с помощью грубой силы усидел на троне, показывая гротескные цифры и проценты, в которые даже его окружение не верит. 

Для оппозиции выборы – это повод оказать сопротивление. Любым доступным способом. Хоть «Умным голосованием» Навального, хоть как угодно еще. На победу рассчитывать невозможно, потому что Кремль учтет опыт Белоруссии и не допустит вообще никого. И лишить «Единую Россию» большинства – тоже не получится. Потому что даже если она реально проиграет, ей просто дорисуют недостающее. 

Власть готовится к выборам уже сейчас, приняв чемодан запретов, ужесточений и ограничений. Нам всё кажется, что сильнее закрутить уже невозможно – но депутаты всякий раз умудряются провернуть гайки еще на несколько оборотов. Хотя гаечный ключ в их руках только формально. Когда в день Дума умудряется проголосовать десятки законов, времени у этих «избранников» нет не то, что на изучение сути этих законов, но даже на то, чтобы хотя бы прочитать их полное официальное название. Успеть можно только нажать на кнопку. А нажимать на кнопки может абсолютно, кто угодно. Таких людей в Думу и посадят. И действительно важным будет только то, какой человек занимает главное кресло в Кремле. А этот человек станет еще на год дальше от реальной жизни, которая осталась для него в каком-то далеком времени – скорее всего, советском. 

Мы можем не сомневаться, что нас ждут в изобилии новые дела шпионов и изменников – не зря же все это мракобесие принималось. Счет иностранным агентам пойдет на сотни, если не на тысячи. Их станет так много, что данный статус перестанет пугать, как обычных обывателей, так и самих агентов. Если, конечно, охота на врагов на рода не пойдет всерьез по лекалам 1937 года. Но пока это все-таки кажется антиутопией. 

Ну, и, Навальный, конечно. Вернется или нет? А если вернется, то как это будет? Толпы омоновцев или толпы сторонников его встретят?А если и те и другие, то к чему это приведет? Возвращение Навального не просто станет самым мощным прибытием конкретного физического лица со времени возвращения Солженицына из эмиграции (хотя, на самом деле – куда мощнее!) – это будет почти как нападение на путинскую Россию. Пересекая границу, Алексей «идет на вы», не просто принимая бой, а переходя в наступление. 

Нас ждет непростой год. Очередной. Других в России и не бывает. Этот год будет еще хуже, чем ушедший. Но чем страшнее, тем интереснее – как всегда в нашей стране. 

Пожелаем друг другу здоровья. Это во всех смыслах уже небанально. К тому же, чтобы дожить в нашей стране до перемен, жить надо очень долго и иметь богатырский организм. Как у Быка. Побыкуем?  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сбор валежника

Нижегородцу грозит 7 лет колонии за сбор валежника. Как такое возможно?

Иностранный язык исключили из числа обязательных экзаменов для выпускников

Иностранный язык исключили из числа обязательных экзаменов для выпускников