in

«Тихий Донбасс». Кремль умеет писать про войну и мир в разных жанрах 

Александр Лукашенко и Владимир Путин и министр обороны РФ Сергей Шойгу во время наблюдения за российско-белорусскими учениями «Запад-2013» на полигоне «Хмелевка». Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

Белорусские зори зловеще притихли. Маятник подвис где-то посередине, но обязательно должен качнуться либо в ту, либо в другую сторону. Что-то должно случиться скоро на рассвете — или роды новой Белоруссии, или кровавый выкидыш. Все понимают, что России в этой истории уготована роль врача, производящего подпольные аборты революций на дому. Кремль не бросит Лукашенко на произвол судьбы. Вопрос лишь в том, какой будет форма участия. 

Владимир Пастухов, научный сотрудник University college of London

Все помешаны после Крыма на «вежливых человечках» и ожидают их появления в Минске со дня на день, хотя скорее всего они давно уже там. Но дважды в один Крым не входят. От Путина ждут повторения политических сюжетов, но популярный сегодня на Западе автор имперских фэнтези пока еще не исписался и у него в запасе много других ходов. Он умеет писать про войну и мир в разных жанрах. Поэтому в Белоруссии будет все как в Украине, но совсем по-другому. 

Пусть и завуалированная под «добровольцев» прямая агрессия против соседнего государства с фактическим участием регулярных армий с обеих сторон на этот раз маловероятна. Да в ней, пожалуй, и нет особой необходимости. Предполагаемый визит главы ФСБ в Минск может быть признаком того, что на этот раз подавление революции проходит по другому ведомству, а значит, будет осуществляться несколько иными методами. Да и условия не те. 

Точное повторение «донбасского сценария» в Белоруссии невозможно, хотя бы уже в связи с отсутствием там Донбасса. Хотя его, конечно, можно создать там искусственно, например, в Могилеве. В конце концов, у каждой революции должна быть какая-нибудь своя «Вандея» (французский департамент, центр мощного крестьянского контрреволюционного восстания XVIII века. —  «МБХ медиа»). Почему бы и не могилевская — у каждой контрреволюции свой масштаб. Но все-таки — это пока выглядит чересчур искусственной конструкцией. А вот совместная полицейская операция — вещь вполне реальная. 

Проблема еще и в том, что Белоруссия нужна России целиком. Здесь Россию не устроит управляемый хаос, нагнетаемый путем поддержки сепаратистов в нескольких регионах, как в Украине. На мой взгляд, Кремль только поднимает ставки, они выше, чем в случае Украины. Путин, говоря с Меркель, вполне мог бы ей процитировать по телефону Остапа Бендера: «Я бы взял частями. Но мне нужно сразу…». Игра, скорее всего, будет жесткой. 

Отличие Белоруссии от Украины в том, что в Минске окопался лидер, готовый на все, но ему не хватает людей, умеющих это «все» делать. Готовые — есть, умеющих — нет. Это предопределяет формат будущей агрессии: поглощение Белоруссии будет происходить под «прикрытием» Лукашенко. Сколько Батьке не резвиться, а конца суверенитета ему теперь не миновать. Подставив плечо Лукашенко, Россия запускает процесс реинтеграции Белоруссии.

По всей видимости, стратегия Кремля будет сводиться к движению тремя колоннами: 

Во-первых, упреждающая дипломатия, которая должна предотвратить санкционную вакханалию, случившуюся после присоединения Крыма и начала гибридной войны против Украины. Когда Путин предостерегает Меркель от вмешательства, в переводе с кремлевского дипломатического новояза это означает, что он рекомендует ей не реагировать на скорое вмешательство России. На этом направлении Путину гарантирован успех, потому что «глубинный Запад» уже давно отдал Белоруссию России. Недовольны лишь ближайшие соседи, но их мнение Кремль мало волнует.

Во-вторых, это прямая военная и полицейская поддержка режима Лукашенко, в которой большой удельный вес будет иметь передача «интеллектуальной собственности» — знаменитого теперь на весь мир ноу-хау российского троллинга. Помогли Трампу — поможем и Батьке (ну, как-то так…). Технологии ведения гибридных войн против собственного и других народов будут задействованы в первую очередь, больше чем сам военно-полицейский ресурс. 

В-третьих, профилактирование возможной реакции внутри самой России. Чем сильнее выстрел, тем больше может быть отдача. Поэтому о том, чтобы не ушибиться, надо позаботиться вовремя. Может быть, не случайно так вовремя «отключился» Навальный в Омске. Вот уже почти никто и не вспоминает в России о публикации в Bild. А там вроде как о вводе военной полиции в Белоруссию. 

В общем — это все тот же хорошо знакомый Донбасс. Только без юродства казачков и прочих ряженых, без всех этих чокнутых реконструкторов и реставраторов. Такой нормальный, профессиональный «тихий Донбасс»… 

Ах да, забыл. Одно не совсем понятно: что потом делать с белорусским знаменитым суверенитетом, о котором так печется Лукашенко? 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Калмыкии избили депутата-единоросса. Он критиковал работу местных властей

Собиравшего подписи за возвращение прямых выборов мэров активиста из Екатеринбурга оштрафовали на 10 тысяч рублей