in

Трамп ушел в бан(ю). Антон Орех о издержках свободы самовыражения

Дональд Трамп
Дональд Трамп. Фото: Gage Skidmore / WikiCommons

До заявления Навального о возвращении домой не было темы жарче в наших интернетах, чем забанивание Дональда Трампа с соцсетях. Говорят (сам не проверял), что в России это дело обсуждали чуть ли не жарче, чем в самой Америке. 

Ну, с Америкой понятно. Там твиттер Трампа – лишь малая деталь бурной мозаики. У них в четверг должен быть новый президент – куда уж с твиттером старого разбираться. Однако в России событие действительно всколыхнуло общественность – даже ту, у которой вообще нет твиттера, как, скажем, лично у меня. И объяснение, с моей точки зрения, довольно простое. 

Мы живем в стране, где блокировка в соцсети – это самое невинное из ограничений. Мы живем в стране, где запрещено уже больше, чем дозволено. И Америка, хотим мы того или нет, остается для нас ориентиром. Примером для подражания или жупелом-раздражителем. И когда там что-то идет не по плану, мы отчаянно примеряем на себя все, что там происходит. Но, поскольку общество наше недоразвитое, мы все равно руководствуемся личными симпатиями. И вот уже либералы с радостью приветствуют блокировку Трампа, объясняя нам, что, мол, это не цензура, что цензурой занимается только государство, а какой-нибудь Твиттер – это частная компания, у нее свои правила. Просто этим людям не нравится Трамп и они готовы поддержать произвол в отношении него только поэтому. 

И наоборот – пропаганда ухватится за любой прокол Америки лишь потому, что Америка – враг. Точно так же пропаганда сперва намекает, что разномастные ютубы – зло, навязанное и контролируемое Западом, а потом отчаянно настаивает на том, чтобы в «тренды» вернули Соловьева. 

Я среди тех, кто руководствуется простой логикой. Всякое преступление должно быть объективно расследовано специальными органами и доказано судом. И только после решения суда человека могут лишить свободы, либо ограничить его в правах и возможностях. Безусловно, социальные сети – формально частные компании и устанавливают у себя собственные правила. Но ведь и магазин может быть частным – однако вас вряд ли обрадует, если не пустят на его порог под любым предлогом со словами, что, мол, на соседней улице тоже есть магазин, идите туда, у вас есть выбор. Соцсети – не магазин, но принцип тот же. Тем более, когда с одной стороны, они безумно влиятельны и важны, а с другой стали фактическими монополистами, поделившими рынок услуг общения. 

Но регулирование соцсетей и их поведения – это отдельная тема. Куда важнее, что в Штатах мы видим нечто, уже названное «неомаккартизмом». Когда людей преследуют не столько за поступки, сколько за мысли и широко и вольно трактуемые намерения. Когда кто-то считает себя воином Добра, и ради общего блага, он может и не заморачиваться соблюдением формальностей. Это к Злу мы всегда будем предъявлять повышенные требования и выдвигать претензии, что оно не чего-то соблюдает и что-то нарушает. Про себя-то мы точно знаем, что мы хорошие и даже если что-то где-то подмахнем или криво поступим – то беды не будет. Как Жеглов, подкинувший кошелек Кирпичу. Ведь Кирпич же плохой, а Жеглов хороший – так к чему формализм, если получится только лучше для всех? 

Но опять-таки – бог бы с ней с Америкой, если бы нам не пришлось примерять всё происходящее там на себя. Если там запросто и без особой причины банят кого угодно – почему у нас так делать нельзя? Нам же любят всегда приводить в пример заграничный опыт – особенно дурацкий. 

А главное, что нам действительно нужно понимать, где Добро, а где Зло. Америку назвать Добром (тем более, с большой буквы), конечно, можно весьма и весьма условно. Но ее издержки все-таки были издержками именно демократии. Американский порядок – не эталон, но все же стандарт свободы и либерализма, потому что Америка, в отличие от нас, на этих принципах строилась с самого начала. Очень легко «сделать исключение». Нарушить принципы только потому, что «случай исключительный», как уверяет хозяин Твиттера. 

Но потом, вслед за плохим Трампом могут начать блокировать самых разных людей. И безусловно, отрицательных, и сомнительных. А потом – просто любых. Как удалили аккаунт женщины, которая именно в твиттере просила о помощи в горящем доме в Екатеринбурге. Женщину не спасли. А аккаунт посмертно удалили. Кто это решил? В чем причина? Просто некие люди подумали, что это правильнее и лучше. 

Именно так и мутирует любая система – даже либеральная. Потому что люди одинаковые везде. Бессмысленный и беспощадный бунт мы видели не только на родных просторах, но и у стен Капитолия. Точно так же, цензура может быть в любой стране, если для нее создать условия и сказать обществу, что это правильно и ради его же блага. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отдел МВД в котором судят Алексея Навального. Фото: Дмитрий Ребров / «МБХ медиа»

“Насмешка над правосудием”. Навальный — о судебном заседании в отделе полиции

Избрание меры пресечения в отношении А.Мифтахова в Головинском районном суде

Суд приговорил аспиранта МГУ Азата Мифтахова к шести годам колонии