in

«Я здесь не выдержу!». Московскую арестантку отправили на этап до вступления приговора в законную силу

«Я здесь не выдержу!». Московскую арестантку отправили на этап до вступления приговора в законную силу
Одна из камер в Ярославском СИЗО-1. Фото: официальный сайт уполномоченного по правам человека в Ярославской области

Адвокат Мария Бараненкова получила письмо от своей подзащитной Ольги Бокадоровой. Это не просто письмо, а скорее, крик о помощи:

«Меня этапировали в Ярославль в СИЗО-1 3.10 2020.

Условия катастрофические!!! Меня посадили со 105-кратными (осужденными за убийство. — «МБХ медиа»), все курят! Не пересаживают, мотивируя тем, что СИЗО переполнено. Нельзя было допустить этапа! Я Вас умоляю, добивайтесь, чтобы меня вернули обратно! Мне сказали, что нужно было просить у судьи, чтобы она дала бумагу, что в том числе по состоянию здоровья, чтобы я осталась в СИЗО-6. <…> Я здесь не выдержу!!! Холодильника нет, душ раз в неделю, грязь!!! Мне очень страшно, у меня панические атаки! <…> Самое страшное, что я не знаю, конечное ли это место назначения, дальше Иваново там вообще конец!!! <…> Очень жду помощи срочно!!!"

Ольга была осуждена на два года за мошенничество в августе 2020 года. Три года, что длились следствие и суд по ее делу, она находилась под подпиской о невыезде. Накануне вынесения приговора у Ольги умер гражданский муж. Неожиданно для всех — Ольги, ее адвоката, друзей и родственников — ее взяли под стражу в зале суда. Суд посчитал доказанным, что она продала своей знакомой по завышенным ценам картины неизвестных авторов под видом полотен известных мастеров и заработала на этом более 60 миллионов рублей.

После приговора Бокадорова находилась в СИЗО-6, ждала апелляции в Мосгорсуде и собиралась со своим адвокатом вновь доказывать свою невиновность: вину она не признает и считает уголовное дело против себя оговором влиятельной «коллекционерши». К концу сентября еще не были готовы протоколы судебных заседаний, и адвокат Мария Бараненкова была уверена, что ее подзащитную из московского СИЗО-6 до апелляции никуда не отправят.

В начале октября в одном из писем Ольга рассказала адвокату, что арестантов отправляют в регионы еще до апелляции и до вступления приговора в законную силу. Она этого очень боялась. Сокамерницы ей объяснили, что надо написать заявление начальнику СИЗО и ее оставят в Москве. Но этого не случилось. Когда в ее камеру пришли и позвали ее в санчасть, где взяли мазок на коронавирус, Бокадорова поняла, что в ближайшие часы ее «поставят на лыжи» (этапируют. — «МБХ медиа»). Она только успела написать письмо своему адвокату с просьбой о помощи. Но было уже поздно что-либо изменить. Решение о ее этапировании было принято. Второе, уже отчаянное письмо, которые мы частично публикуем, было отправлено Ольгой уже из Ярославского СИЗО-1.

Адвокат Мария Бараненкова за последние дни обошла множество чиновничьих кабинетов: побывала у начальства СИЗО-6, в приемной УФСИН по Москве. Побывала она и в Дорогомиловском суде, где были крайне удивлены, что Бокадорову отправили по этапу, несмотря на то что у нее еще не было апелляции.

&laquo;Я&nbsp;здесь не&nbsp;выдержу!&raquo;. Московскую арестантку отправили на&nbsp;этап до&nbsp;вступления приговора в&nbsp;законную силу
Московское женское СИЗО-6. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
«В суде не понимают, что им делать. Они должны распечатать все протоколы судебных заседаний и послать по почте моей подзащитной. Они не знают, куда им направлять эти документы, им никто не сообщил, что Бокадоровой в Москве уже нет», — говорит адвокат.

В суде защитнице сказали, что не уверены, смогут ли обеспечить присутствие ее подзащитной на апелляции в Мосгорсуде по видеоконференции.

«Не факт, что в ярославском СИЗО такая возможность есть, — говорит Бараненкова. — В СИЗО-6 мне сказали, что этапирование арестантов из Москвы в региональные СИЗО связано исключительно с эпидемией коронавируса, якобы пытаются разгрузить СИЗО. Но ведь СИЗО-1 Ярославля, судя по письму моей подзащитной, переполнено. И зачем было отправлять ее из московского СИЗО, где нет перелимита, в СИЗО, где ее пришлось поместить в камеру с осужденными по насильственным преступлениям, что нарушает закон и ее права?»

После публикации статьи «На этап без „законки“: как в московских СИЗО нарушают права арестантов на защиту» в фейсбуке завязалась дискуссия. Адвокаты писали, что в нарушении ранее заведенного порядка заключенных из московских СИЗО отправляют до апелляции уже несколько лет — еще до всякого коронавируса. Но почему-то никто из них не пробовал оспорить эту порочную практику.

Анна Каретникова, ведущий аналитик московского УФСИН, упрекнула меня в неточностях: мол, эта практика не связана с коронавирусом, а кроме того, арестантов отправляют не в колонии (как я действительно ошибочно написала), а в региональные СИЗО.

Участники сетевой дискуссии сошлись на том, что в законе существует лакуна: нигде не написано, что отправлять по этапу можно только после апелляции и вступления приговора в законную силу. Но нигде не написано, что нужно отправлять до апелляции.

В федеральном Законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых» я не нашла никаких точных указаний, в какой момент СИЗО имеет право переводить осужденных по первой инстанции (когда апелляция еще не рассмотрена) в другие СИЗО в регионах. В Уголовно-исполнительном кодексе (статья 75 УИК РФ, ч. 1) написано: «Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора суда в законную силу». То есть логично предположить, что эти десять дней должны отсчитываться от приговора, полученного после апелляции. Но «не позднее», видимо, расценивается администрациями СИЗО так, что можно и «раньше».

Мне остается только повторить то, что я писала в предыдущей статье на эту тему: следственные изоляторы не должны быть перегружены, а значит, судам следует применять альтернативные наказания — залог, домашний арест, подписку о невыезде. И не отправлять осужденных первой инстанцией до апелляции на этап — в заведомо худшие условия.

Адвокат Мария Бараненкова будет оспаривать в суде нарушение прав своей подзащитной и попробует добиться того, чтобы Ольгу все-таки вернули в Москву.

Один из вопросов, который для меня пока остается без ответа: как руководство московских СИЗО выбирает тех арестантов, которых можно отправить в другой регион, не дожидаясь «законки», а кого — оставить? По какому принципу? В ситуации с Ольгой Бокадоровой, я, кажется, догадываюсь: эта арестантка с высшим образованием писала много заявлений руководству СИЗО и чересчур много жаловалась на условия содержания. Таких за решеткой не любят.

P.S. 8 октября адвокат Мария Бараненкова получила на электронную почту сообщение из СИЗО-1 города Ярославля: «Ваше письмо на имя Ольги Бокадоровой не вручено адресату. Адресат выбыл в другое учреждение».

В&nbsp;Архангельске задержали и.о. министра образования по&nbsp;подозрению в&nbsp;педофилии и&nbsp;распространении порнографии

В Архангельске задержали и.о. министра образования по подозрению в педофилии и распространении порнографии

Суд Татарстана оставил в силе приговор росгвардейцу, выбросившему девушку с 6 этажа