«Много людей напугано и злится на власть». Белорусы о том, как их страна переживает эпидемию – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Много людей напугано и злится на власть». Белорусы о том, как их страна переживает эпидемию

Белорусские власти так до сих пор и не ввели в республике карантин. Работают рестораны, кинотеатры, промышленные предприятия, продолжаются матчи местного чемпионата по футболу, а Александр Лукашенко публично разоблачает «инфопандемию». По его мнению, «коронавирусный психоз» используется для нового «передела мира». При этом президент не отрицает существования уханьского вируса, но предлагает своеобразные меры борьбы с ним.

«Не надо никакой паники. Надо просто работать», — считает Лукашенко. — «Особенно сейчас, на селе. Приятно смотреть по телевизору: люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех. Поле всех лечит».

«Чаще мойте руки, вовремя завтракайте, обедайте и ужинайте. Я человек непьющий, но в последнее время в шутку говорю, что водкой надо не только руки мыть, но, наверно, в день 40−50 грамм в пересчете на чистый спирт травить этот вирус» — отмечает белорусский лидер. Среди других профилактических мер, предлагаемых президентом — сухая сауна, жирная пища и вдыхание «дыма, гари» от костра.

Впрочем, карантинные меры частично коснулись образовательной сферы. Власти вынуждены были продлить школьные каникулы, так как все меньшее количество родителей готовы были отправлять своих детей на занятия. Введен карантин и в тех вузах, где зафиксированы случаи СОVID-19. Президент клеймит «коронавирусный психоз», но одновременно с этим люди в защитных костюмах дезинфицируют общественный транспорт.

По мнению многих белорусов, государство не решается вводить жесткий карантин потому, что белорусская экономика не выдержит длительной остановки всех предприятий. Это уже не отрицает и сам Лукашенко. «Это (карантин) мы можем организовать в течение суток. А жрать что будем?» — спрашивает глава государства.

Жители Минска рассказали «МБХ медиа» о том, как им живется в условиях не признаваемой властями эпидемии.

Полупустые трибуны во время матча по хоккею в Барановичах. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Сергей, веб-дизайнер:

 — Никаких ограничительных мер со стороны власти в стране нет. Люди сами себя ограничивают. Прохожих и машин стало существенно меньше. Последние две недели наполняемость школ и садов резко сократилась. Родители перестали водить детей в образовательные учреждения. Примерно четверть человек в Минске надели повязки.

Минздрав выдавал ребусы статистики, из которых было не понять, сколько реально больных в стране. В условиях отсутствия достоверной информации и доверия к власти, умами многих граждан овладели слухи: «больницы и морги переполнены» и тому подобное. Народ в ожидании апокалипсиса.

Вообще же нас, граждан Беларуси, Лукашенко удивить уже не может.

Я лично не сомневался, что в вопросе карантина, выбирая между экономикой и людьми, Лукашенко выберет экономику. У нас «свой путь» во всем. У нас в условиях пандемии подняли арендную плату, проценты по кредитам, тарифы на банковские услуги, снизили выплаты на погребение.

Борис, руководитель логистической компании:

 — Да, в школах продлили каникулы. В детских садах просят написать заявление, если ребенок не будет посещать, но без указания причины. На улицах, в торговых центрах людей стало меньше, но все еще много для такой ситуации. В Вербное воскресенье народ собирался на площадях возле церквей. Не забывайте, что у нас пока по-прежнему проводятся чемпионаты по футболу и хоккею.

Много людей напугано и злится на власть. Официальной информации никто не верит, гуляют слухи, что врачам запретили ставить диагноз COVID-19, что врачи вместо этого пишут «пневмония».

При этом официальное ТВ гонит, что у всех в мире все плохо и только Бацька на белом коне.

Что Беларусь «нагнула» Россию по нефти, что в России люди мрут, а экономика у россиян разрушится от долгих выходных. Классический перевод стрелок от своих проблем.

Урок по видеосвязи в школе в Минске. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Виталий, служащий:

 — Власти вынуждены поддерживать президента в его браваде.

Бравада основана исключительно на экономических соображениях.

То есть прекратить работу и отправить всех по домам невозможно, так как нет финансовой подушки безопасности. Предприятия не закрываются, просто мелкий бизнес из-за отсутствия клиентов ушел вынужденно фактически на каникулы.

Общественный транспорт ходит, как и ходил, но примерно половина такси не ездит — нет клиентов. Улицы очень сильно опустели. Есть, конечно, безбашенные, ведомые церковью, которые прячут страх и верят в неуязвимость. Раздражение властями есть, но раздраженные не понимают, что отсутствие жестких карантинных мер обусловлено экономикой.

Марина, фрилансер, курьер:

 — Все работает, как обычно, некоторые магазины просто немного сократили рабочий день (на час-два). Кому-то разрешили на удаленку пойти, но это далеко не массово. Лукашенко каждую неделю стабильно выдает перлы про то, чем лечиться (трактором, водкой, маслицем), на замечания президентов других стран реагирует в том духе, что мол, сами за собой следите, в Беларуси все отлично.

Некоторые зараженные коронавирусом молодые люди ведут телеграм-каналы, описывая, что с ними происходит. Вот недавно к одному человеку пришли силовики и потребовали, чтобы он удалил канал, и теперь канал удален. Женщину-врача, которая говорила в интервью о вирусе, тоже вызывали в Следственный комитет.

На самом деле людей в общественные места ходит меньше. Кто может себе позволить, уходят на самокарантин, ездят в масках, держатся подальше друг от друга. Вот я работаю на доставке — это сейчас стало гораздо популярнее.

Очень много запустилось кампаний, где люди солидаризируются (собирают деньги на маски врачам, помогают друг другу, бабушкам и дедушкам), появилась карта интерактивная, где люди могут отметиться, кто чем может помочь, чаты в телеграме.

Общественное недовольство пока сводится к нытью или флешмобам в соцсетях. Странность ситуации в том, что многие (даже либералы) говорят о карантине как об ограничениях в передвижении, но очень мало говорится о социальных «плюшках» (типа выплат компенсаций, возможности без потери зарплаты остаться дома).

Оппозиция в Беларуси по-прежнему довольно разрозненная, они играют в праймериз, ругаются и параллельно хотят хайпануть среди населения на теме эпидемии, хотя по факту все самые популярные движухи по самоорганизации в помощи друг другу делают не оппозиционеры.

Мне кажется, что с точки зрения тех же прав человека и последовательных либеральных позиций было бы логичнее сейчас «топить» за открытость информации, за самоконтроль людей и так далее, а жесткие ограничения оставить для крайней ситуации.

У нас власти первое, что сделали, — это закрыли тюрьмы, то есть отменили свидания.

А все другие учреждения работают, как и работали. То есть диктатура довольно последовательна, что позволяет ей продолжать действовать в своих интересах, а не в интересах народа.

Магазин в Минске. Фото: Sergei Grits / AP

Вячеслав, анархист:

 — К сожалению, власти делают вид, что якобы ничего не происходит в принципе. Официально у нас все хорошо и люди вообще сами виноваты, что умирают от «коронки». Лукашенко так и говорит: «135 килограммов веса у человека, как он жил? Поэтому и умер от вируса». Однако, несмотря на это мракобесие диктатора, люди частично понимают серьезность угрозы. Многие фирмы и предприятия делают попытки перевести на дистанционку тех, кого можно. Понемногу все больше людей надевают маски — но это все еще только 1/5 всех прохожих на улице. Улицы опустели лишь немного. В основном боятся ходить в заведения общепита типа кафе и ресторанов. Зато на улице часто аншлаги — полные лужайки и спортплощадки молодежи, шашлыки на озерах и толпы отдыхающих в парках. Невооруженным глазом считывается беспечность и пофигизм основной массы населения.

На данный момент ко многим только начинает приходить понимание всей серьезности ситуации. Лишь смерть более десяти человек (только официально подтвержденных) начала как-то расшевеливать людей. Один парень подал заявление на президента в милицию за преступную беспечность, которая привела к смерти матери. Все мы понимаем, что чем дальше, чем больше такого отношения со стороны государства, тем больше будет смертей. Может, только так люди как-то очнутся.

Сейчас ситуация напоминает полусонных рыб в аквариуме.

Люди надели маски лишь как некую дань происходящему, не осознавая его сути. Белорусская оппозиция на данный момент является политическим банкротом. Единственное, что подвигнет людей к каким-то действиям — продолжение увеличения смертности и экономический коллапс на уровне нехватки еды.

Что удивительно — появляется все больше проектов по низовой помощи медикам, всем нуждающимся. Целый ряд активистов и простых людей включились в создание масок на 3D принтерах, кто-то шьет их вручную. Собирают деньги врачам, призывают организовываться на местах на волонтерской основе, создают карту взаимопомощи и многое другое. В процессе борьбы со смертью народ сам стал для себя ресурсом, не зависимым от диктатуры и оппозиционных псевдолидеров.

Сергей, бизнесмен:

 — Руководство выбрало тактику преуменьшения возможных последствий, в духе Чернобыля. Столица еще как-то информирована, но в целом госканалы ТВ и пресса «не нагнетают» — то есть, игнорируют угрозу. На мой взгляд, все упирается в банальное отсутствие денег. Какой карантин и кто за это будет платить, когда восточному «союзнику» по процентам платить нечем. При этом отправили запрос в МВФ о помощи на борьбу с эпидемией (которой, якобы, нет). Минздрав выбрал тактику тестирования и изоляции только тех, кто прибывает из эпидемиологически небезопасных районов, и их контактов первой и второй ступени. Для тех, кто не выезжал, даже на платной основе доступ к тестам не предусмотрен.

Независимые СМИ и блогеры тему с самоизоляцией форсят. Бизнес, в большинстве своем, с начала эпидемии в Италии перевел всех, кого можно, на удаленную работу. Постепенно госпредприятия так же принимают какие-то меры, называя это «борьбой с сезонным ОРВИ». В целом это низовые инициативы, при полном понимании, что власть будет врать и изворачиваться.

Дезинфекция автобусов в Минске. Фото: Sergei Grits / AP


Провластные эксперты клеймят «паникеров», грозят административной ответственностью и тому подобное. Заведения общепита и торговли официально никто не закрывал, но проходимость у них стала ниже.

В школах около половины родителей в классах забрали детей с занятий еще до начала весенних каникул — при этом писали заявления, указывая, где будет находиться ребенок. Но затем начались каникулы, и власти эти каникулы сейчас продлили.

В целом народ живет привычной жизнью, как и везде: кто-то в масках, кто-то с мангалами. Парковки у бизнес-центров процентов на 60 свободнее стали. Крупные гипермаркеты обрабатывают тележки и корзинки каждый раз, висят одноразовые перчатки на входе. Маркер-круги у касс с просьбой держать дистанцию. Кассиры в перчатках и таких специальных пластиковых забралах. А в обычных магазинах в спальных районах, только у половины кассиров есть маски.

Даже среди лоялистов власти доверие на минимуме, особенно на фоне того, что «дед» «поплыл» окончательно. У него и раньше перлы были с определенной периодичностью. А тут ежедневно откровенный бред, который злит многих. То трактор, водка и сауна как средство лечения, на следующий день лед и хоккей, на следующий — козочки, на следующий — дышать гарью и копотью у костра.

То ли Лукашенко как основной ньюсмейкер ревнует к коронавирусу и ажиотажу, то ли совсем плох от стресса.

А еще эти его комментарии про умерших людей, где он их фактически выставляет виноватыми в собственной смерти.

На мой взгляд, социальный дарвинизм, выбранный властями от безденежья, стоило бы разбавить хотя бы декларативной заботой и большей информативностью населения, объяснить, что отсутствие карантина необходимо, чтобы всем не склеить ласты.

И ведь тотальный цифровой барак, как в Москве, или жесткий карантин, как в Киеве, не такие уж хорошие варианты, на мой взгляд. Вот у меня маленький бизнес, пять наемных сотрудников. И если тотальный карантин, как нам жить? Мы не Киев — нам международные кредиторы при этой власти дадут денег только разве что на антисептики для трупов. И мы не Москва — денег у нас нет. Хотя и в России ответственность вроде переложили на владельцев бизнеса, а не на государство.

По мнению многих, нам необходим шведский вариант: изоляция для тех, кому она нужна, осторожность и понимание угрозы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: