Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ

Доклад Центра «Досье» «Лубянская федерация» — одно из самых объемных исследований истории, структуры и методик Федеральной службы безопасности.

Нужно подчеркнуть: предметом данного исследования не является законная и абсолютно нормальная для любой спецслужбы контрразведывательная работа. Авторы доклада абсолютно согласны с тем, что эффективная служба национальной безопасности необходима России: стране с огромной территорией, арсеналом ядерного оружия, сложным этноконфессиональным составом. Но беда в том, что ФСБ в ее нынешнем виде превратилась в могущественную и коррумпированную бизнес-корпорацию, способную вмешаться в любую сферу жизни общества, неподконтрольную никому, кроме бессменного президента. Помимо вполне конституционных и необходимых полномочий по борьбе с терроризмом и шпионажем, в руках генералов ФСБ оказался контроль над политическими процессами, над экономикой и бизнесом, над культурной жизнью.

Сотрудники Центра «Досье» рассказывают в докладе о том, как лубянское ведомство, пережив бурные 90-е, возродилось, вернуло себе значительную часть могущества КГБ СССР. В зоне внимания Центра «Досье» разгром силовых конкурентов ФСБ, постепенная криминализация спецслужбы, экономическое и политическое лоббирование, судебные и внесудебные расправы над оппонентами Лубянки и Кремля.

Цель доклада не только в разоблачении нарушений прав граждан и описании коррупционных преступлений. Авторы исследования пытаются определить направления будущих реформ российских спецслужб. Реформ, которые неизбежны. Как децентрализовать империю ФСБ? Как добиться того, чтобы служба национальной безопасности новой России занималась защитой общества, а не его подавлением? Как создать эффективные структуры контроля над спецслужбой? Центр «Досье» пытается ответить на эти вопросы в заключительной части Доклада.

«МБХ медиа» публикует в сокращенном виде одну из глав доклада, посвященную структурам политического сыска в ФСБ. Полностью с докладом «Лубянская Федерация» можно ознакомиться на сайте Центра «Досье».

Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (Вторая служба ФСБ)

Вторая служба сочетает в себе большое количество достаточно разнородных функций: с одной стороны, она занимается борьбой с терроризмом, экстремизмом, межнациональными и межрелигиозными конфликтами, с другой — охраной режима от внутриполитических угроз, ставя знак равенства между этими сферами. Кроме того, на службу возложены обязанности по контрразведывательному обеспечению религиозной, социальной и культурной сфер, в том числе министерства культуры, министерства здравоохранения, министерства образования и различных НКО.

Вторая служба считается преемницей Пятого «идеологического» управления КГБ. Одним из главных подразделений Второй службы является управление по защите конституционного строя. УЗКС занимается преимущественно делами, так или иначе связанными с политикой, курирует левые, правые, фанатские и другие активные сообщества, по мнению ФСБ, потенциально угрожающие власти. Например, оперативники УЗКС осуществляли оперативное сопровождение дела националистической группировки «БОРН» и дела об убийстве Бориса Немцова. Усилия УЗКС нередко оказываются направленными на противодействие гражданскому обществу в России и торможение его развития. УЗКС «присматривает» за лидерами общественного мнения, ключевыми партиями и движениями, целенаправленно и последовательно пытается выявлять и нейтрализовывать заметные протестные фигуры, формировать вокруг них «зону отчуждения», лишать оппозиционное движение финансовой и медийной поддержки.

Одновременно управление вербует представителей общественных организаций, в том числе оппозиционных, или внедряет в их ряды своих агентов. Это делается, чтобы получать текущую информацию о деятельности активистов, контролировать их, а в случае отказа препятствовать их планам или раскалывать гражданское общество.

Миссию структуры ее первый руководитель Геннадий Зотов описал в интервью «Независимой газете» в ноябре 1998 года:

«При создании Управления конституционной безопасности государством преследовалась цель выделения из системы органов ФСБ самостоятельного подразделения, „специализирующегося“ на борьбе с угрозами безопасности Российской Федерации в социально-политической сфере… По ряду объективных, связанных с фундаментальными особенностями России причин в ней всегда особое внимание уделялось защите государства от „внутренней крамолы“, то есть, говоря современным языком, от угроз безопасности в социально-политической сфере, ибо „внутренняя крамола“ для России всегда была страшнее любого военного вторжения».

Другим важным подразделением «двойки» является оперативно-розыскное управление (ОРУ), которое занимается борьбой с терроризмом. Оно проводит антитеррористические операции на Северном Кавказе. Нередко они заканчиваются внесудебными убийствами подозреваемых в терроризме лиц, которые в спецслужбе называют «ликвидацией». Как и УЗКС, ОРУ активно вербует мусульман и в случае необходимости сотрудничает с ваххабитами. Источник Центра «Досье» из Центрального аппарата ФСБ скептически относится к деятельности оперативно-розыскного управления, считая, что оно лишь создает видимость борьбы с терроризмом. Самым большим провалом последнего времени он называет взрыв, произошедший на станции петербургского метро «Технологический институт» в 2017 году.

Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ

Контртеррористическая операция ФСБ в Дагестане. Фото: ТАСС / NewsTeam

«Тот, кто устроил теракт, был подконтрольным объектом и находился на учете в управлении, однако сотрудники спецслужб „проморгали“ сборку взрывных устройств и их подрыв. Вообще в активе управления два метода формирования красивой статистики по предотвращенным терактам, и все они далеки от реальной борьбы с терроризмом. Первый метод — это во время задержания на Северном Кавказе обычных боевиков обязательно ликвидировать одного из них. Обычно это делается без всякой надобности. Дальше задержанных сообщников делают второстепенным участниками якобы террористической ячейки, а погибшего — лидером. Задержанные дружно дают показания, что ехали совершать десять терактов. А вот точные места и способы терактов знал только лидер, которого уничтожили. Таким образом, рисуется предотвращение десяти терактов. Второй метод — это массовое внедрение агентов в среду иммигрантов из стран Азии. Агенты формируют из приезжих ячейки Хизб ут-Тахрир [организация запрещена на территории РФ] или подобных организаций, а затем провоцируют в ячейках некие обсуждения о насильственных действиях, приносят в места проживания иммигрантов взрывчатые вещества. После этого управление задерживает эту ячейку, объявляя, что она готовила теракт. В реальности это профанация деятельности по борьбе с терроризмом. Все эти азиаты в 99% случаев безобидные».

Источник полагает, что у управления вообще нет реальных успехов по борьбе с терроризмом и предотвращению терактов и вся их работа направлена на красивую статистику, не имеющую ничего общего с реальным положением дел.

По мнению журналиста Андрея Солдатова, до создания СЗКСиБТ в конце 1990-х годов у ФСБ было две основные задачи: борьба со шпионами и борьба с терроризмом. При этом в определении терроризма, принятом в середине 2000-х годов, одним из квалифицирующих признаков стало то, что преступление должно совершаться с целью дестабилизации органов власти или воздействия на принятие ими решений.

Уже с конца 1990-х — начала 2000-х годов сотрудники Второго департамента (впоследствии Второй службы) вели активную работу с несогласными. Так как в первые годы правления Владимира Путина несистемная оппозиция была не слишком многочисленна (и в основном была представлена лево- и праворадикальными молодежными организациями), «политическая» часть Второй службы сосредоточила свои усилия на ныне запрещенной Национал-большевистской партии (НБП, с 2007 года запрещена на территории РФ), марксистском движении «Авангард красной молодежи» (АКМ) и субкультурных молодежных группировках крайне левой и крайне правой ориентации.

По утверждению источника Центра «Досье» в ФСБ, большинство офицеров Второй службы совершенно деидеологизированы. Как считает источник, основная мотивация сотрудников нижнего и среднего звена ФСБ заключается в стабильном заработке и определенной степени защиты от служителей правопорядка, а вовсе не в служении общественным интересам. Главным стремлением новых сотрудников очень быстро становится получение повышения, ведущего к соответствующему расширению финансовых перспектив (получение дохода от «крышевания» бизнеса, медиации с МВД и другими госструктурами). Начальники также получают возможность использовать в качестве ресурса для заработка подчиненных. Те, кто отказываются участвовать в незаконной деятельности, не задерживаются на своих постах — их «убирают» разными методами, от увольнения до заключения под стражу.

Ниже представлены основные вехи работы УЗКС и наиболее показательные дела

Борьба с НБП в начале 2000-х

Вражда Национал-большевистской партии и второй службы началась еще в 2000 году, когда представители НБП объявили своим врагом только что въехавшего в Кремль Владимира Путина: сотрудники службы стали оказывать давление на сторонников лидера партии Эдуарда Лимонова в Москве и регионах.

В 2001 году усилиями Второй службы был арестован лидер НБП Эдуард Лимонов. По версии ФСБ, он планировал организовать партизанскую войну на территории Северного Казахстана. Несмотря на то, что ФСБ удалось заручиться показаниями заместителя председателя партии Анатолия Тишина, обвинение почти полностью развалилось в суде. Лимонов в 2003 году был оправдан по самым тяжким статьям и получил лишь 4 года лишения свободы за незаконное приобретение оружия вместо запрошенных гособвинением 14.

Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ

Активист НБП у здания суда, где проходит судебный процесс по делу Эдуарда Лимонова, 2002 год. Фото: Игорь Чижов / ТАСС

В первой половине 2000-х годов сотрудники ФСБ в различных регионах России стали активно разрабатывать местных представителей НБП. Детали работы различались в зависимости от традиций каждого регионального отделения ФСБ.

Например, главу барнаульского отделения НБП Дмитрия Колесникова старший оперуполномоченный ФСБ капитан Жданов обманом вывез на городское кладбище и, угрожая пистолетом, склонял к сотрудничеству. При этом Жданов заявлял также, что сам является тайным сторонником НБП и предлагал партии «помощь» и «крышу» по линии ФСБ. Добравшись до дома, Колесников написал заявление в прокуратуру. Против капитана Жданова осенью 2002 года было возбуждено уголовное дело, однако до суда оно не дошло. Тем не менее офицер был понижен в звании и должности и переведен из Барнаула в Магадан.

По свидетельству брянских активистов НБП, сотрудники местного Департамента защиты конституционного строя стравливали между собой нацболов и ультраправых скинхедов, провоцируя между ними уличную войну. Так, в первой половине 2000-х в Брянске произошел ряд нападений неизвестных молодых людей, представлявшихся нацболами, на ультраправых скинхедов. Как утверждают активисты, НБП не имело отношения к этим дракам, однако в ответ ультраправые стали нападать уже на настоящих членов партии.

Инциденты с участием ФСБ также случались и в Москве. Широкую известность получила история представителя НБП Дмитрия Бахура, который в конце 2003 года, во время одного из задержаний, находясь в отделении милиции и беседуя там с оперативниками-чекистами, подписал документ о сотрудничестве с ФСБ. Позднее прямо на партийном собрании Бахур в этом признался и отказался от сотрудничества с госбезопасностью. Через несколько недель, в январе 2004 года, неизвестные похитили Дмитрия возле партийного офиса, вывезли за МКАД и избили огнетушителем. По словам Бахура, похищением и избиением руководил широко известный в то время в оппозиционной среде оперативник ФСБ Андрей-Чечен.

По заявлению членов НБП Хамовническая прокуратура возбудила уголовное дело, которое, как и в случае с барнаульским капитаном Ждановым, не дошло до суда. «Андрей-Чечен», в отличии от Жданова, даже не был переведен в другой регион — он еще долго появлялся в компании других оперативников на акциях оппозиции.

Интересы Второй службы не ограничивались представителями НБП. Либерально настроенные молодежные организации из числа несистемной оппозиции также попали в поле зрения Лубянки. В 2004 году Илью Яшина, на тот момент главу «Московского Молодежного Яблока», задержали после одной из первых громких акций «молодежных яблочников», которые закидали краской мемориальную доску Юрия Андропова на Лубянке. Тогда, по словам политика, его попытался завербовать сотрудник ФСБ Дмитрий Стрельцов, аргументируя это тем, что России угрожают западные спецслужбы и олигархи, спасти страну может только союз честных чекистов и патриотического гражданского общества.

Конкуренция с МВД на антиэкстремистском поле

Вторая служба и ряд структур МВД, отвечавших за борьбу с экстремизмом и противодействие оппозиции, соперничали друг с другом на протяжении всего своего существования. На данный момент силами МВД, в основном Центра «Э», выполняется низовая работа по давлению на политических активистов, в то время как ФСБ при необходимости имеет возможность осуществлять общее руководство политическими уголовными делами через институт оперативного сопровождения.

В начале 2000-х годов Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ был монополистом в сфере политических репрессий. Однако в 2002 году эту монополию нарушило МВД: в этот период, согласно свидетельствам очевидцев, несистемной оппозицией в Москве и в регионах начал заниматься УБОП.

При этом сотрудники управлений по борьбе с оргпреступностью зачастую не имели опыта работы с политическими активистами и необходимых знаний в области политики. Как утверждает источник Центра «Досье» (s10), состоявший в НБП в начале 2000-х годов, УБОПовцы подозревали, что за оппозиционными движениями стоит ФСБ и при беседах неоднократно напрямую спрашивали у нацболов или левых активистов, как часто они контактируют с сотрудниками спецслужбы. ФСБ, в свою очередь, также опасалась провокаций со стороны конкурирующего силового ведомства.

В ноябре 2004 года Главное управление по борьбе с организованной преступностью было преобразовано в Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПиТ) МВД России, куда перешли многие сотрудники УБОПа после прекращения его существования. Помимо борьбы с организованной преступностью и терроризмом, а также обеспечения режима контртеррористической операции на Северном Кавказе, ДБОПиТ официально занимался «экстремизмом» (под эту задачу был выделен специальный отдел). То есть вновь, как и в случае с ФСБ, борьба с терроризмом была объединена с преследованием недовольных режимом.

Некоторое время Вторая служба ФСБ и ДБОПиТ шли «параллельными курсами», независимо друг от друга борясь с несколькими небольшими анти-кремлевскими организациями: НБП, Авангардом красной молодежи, возглавляемым Сергеем Удальцовым, РКСМ (б), молодежным «Яблоком», Славянским Союзом, Движением против нелегальной эмиграции (ДПНИ) и т. д. По словам собеседника Центра «Досье» (s16), являвшегося в то время оппозиционным активистом, в 2004—2005 годах абсолютно обычной являлась ситуация, при которой к задержанным протестующим в ОВД сперва наведывались сотрудники ФСБ, потом — сотрудники ДБОПиТ, поочередно беседуя с ними.

Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ

Молодежный марш «Россия против оккупантов», организованный ДПНИ, 2005 год. Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

Со временем МВД все больше попадало в зависимость от ФСБ, что сказывалось и на деятельности спецслужбы. Между обеими структурами усиливались взаимодействие и обмен информацией, увеличивалось количество совместно проводимых операций — при этом сотрудники ФСБ выступали в роли «старших братьев». Например, в так называемом «Таганском деле» (одном из громких политических дел середины 2000-х годов против руководства Московского отделения запрещенной НБП) формально ведущую роль в оперативном сопровождении играло МВД, а следственную работу выполняло ГСУ ГУВД Москвы. Но фактически, по свидетельству фигурантов дела, ход расследования определяли сотрудники ФСБ.

В конце 2008 года, когда в МВД был создан Центр «Э» (специализированная служба, занимающаяся исключительно делами экстремистской направленности, которые часто сводятся к давлению на политических активистов), ФСБ отошла на второй план, уступив «эшникам» основной объем затруднительной и малопрестижной работы по повседневному наблюдению за разросшейся оппозицией и сосредоточившись на более громких делах.

Александр Белов и Дмитрий Демушкин

Вторая служба курировала дело против бизнесмена и националиста Александра Белова. Его арестовали по обвинению в отмывании средств, похищенных у казахского БТА-банка. По версии следствия, Белов от лица владельца банка оппозионера Мухтара Аблязова (в Казахстане он заочно приговорен к 20 годам заключения) управлял незаконно выведенными из структуры земельными участками в Подмосковье. Через некоторое время против Белова возбудили еще два дела по экстремистским статьям: одно за разжигание межнациональной розни в видеоролике проекта «Срок», а второе — за создание на территории Казахстана экстремистского сообщества, целью которого было свержение Нурсултана Назарбаева.

Согласно заявлению сторонников Белова, политик «столкнулся с агрессивным шантажом со стороны сотрудников УЗКС ФСБ РФ, требовавших от него поддерживать военную агрессию РФ против Украины (посредством содействия в вербовке и переброске антиукраински настроенных боевиков и организации терактов в интересах РФ), в случае отказа Белову угрожали фабрикацией уголовного дела, что затем и последовало». При этом дело проходило при «общей координации и оперативном сопровождении Управления по защите конституционного строя (УЗКС) ФСБ». По словам защитников националиста, дело курировал непосредственно начальник УЗКС, заместитель руководителя Второй службы генерал Алексей Жало.

Теневое государство Лубянская Федерация. Центр «Досье» выпустил доклад о ФСБ

Александр Белов, 2020 год. Фото: Андрей Золотов / МБХ медиа

Изначально Мещанский районный суд приговорил Белова к семи годам тюремного заключения, а также постановил взыскать с националиста 4,9 миллиарда рублей в пользу БТА-банка, однако в апелляции приговор в части легализации средств был отменен и наказание Белова снизилось до трех с половиной лет. В 2019 году по делу БТА-банка был также осужден политтехнолог Петр Милосердов. По его словам, дело также курировало УЗКС, сотрудники которого давили на него, чтобы получить показания против Белова.

Помимо Белова, о давлении со стороны УЗКС заявлял и другой националист Дмитрий Демушкин. По его словам, во время обыска в его квартире в 2015 году сотрудники 2-й службы уложили его лицом в пол и вылили ему на штаны бутылку водки, после чего фотография и видео с мокрыми штанами оказались в интернете. Если верить Демушкину, это не единственный случай подобных «шуток» от УЗКС:

«Я не могу думать, что они только в отношении меня так поступают. У меня есть несколько аналогичных фактов. Например, к маршу в банковском хранилище у нас хранились флаги и баннеры, заготовленные для Русского марша. Сотрудники УЗКС зашли туда и на каждом имперском флаге написали „ЛГБТ“, исписали краской, которую мы не смогли отмыть даже в химчистке. Мы 500 флагов почти выкинули».

+ + +

В настоящее время на ФСБ и, в частности, УЗКС возложена часть рутинной работы по расследованию политически мотивированных уголовных дел, которой традиционно занимались СК и МВД. Например, после частичной декриминализации 282-й статьи УК РФ («Экстремизм»), которая до 2018 года преимущественно использовалась для давления на несогласных с действиями российских властей, ее применение резко сократилось, однако необходимость государства пристально следить за высказываниями в сети не отпала. В связи с этим стали чаще возбуждаться дела по другим статьям Уголовного кодекса с похожими составами: в частности, по статье 205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма»), статье 280 («Публичные призывы к экстремистской деятельности») и статье 280.1 («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ»). Все эти статьи относятся к подследственности ФСБ, то есть именно следователи спецслужбы должны осуществлять основной объем работы по делам, суть которых сводится зачастую к оставленным в соцсетях комментариям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: