in

Постоянные избиения, тесные камеры и пытки голодом: что рассказали задержанные во время протестов в Белоруссии

Задержанные во время протестов мужчины выходят из изолятора временного содержания в Минске. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Минувшей ночью задержанных в Минске продолжили выпускать из Центра изоляции правонарушителей. У здания собралось много людей, которые встречали своих родных и близких, находившихся за решеткой в тяжелых условиях последние несколько суток. Хотя замглавы МВД Беларуси Александр Барсуков пообещал, что всех задержанных во время протестов отпустят до наступления утра, этого так и не произошло.

 

Центр изоляции правонарушителей в переулке Окрестина в Минске минувшим вечером стал главным центром событий в Беларуси: после 22 часов оттуда начали постепенно освобождать людей. Их встречали родственники и друзья: всего у здания, судя по фотографиям, собралось по меньшей мере несколько сотен человек. Кроме того, задержанных отпускали и из СИЗО в Жодино. После этого в СМИ появилась масса свидетельств того, в каких условиях людям пришлось провести последние часы и дни перед освобождением. Состояние многих из них говорило само за себя — к ЦИПу, например, постоянно подъезжали кареты “скорой помощи” для оказания помощи избитым.

 

Фото: «МБХ медиа»

“МБХ медиа” удалось поговорить с некоторыми задержанными, отпущенными на свободу. Мужчина по имени Алексей был задержан 10 августа. Он уверяет, что в акциях протеста не участвовал — его забрали на остановке на Немиге, когда он провожал девушку. Алексей рассказал, что в акциях протеста не участвовал и на выборах вообще голосовал за Лукашенко.

 

 

Около суток после задержания его держали в ЦИПе на Окрестина, а затем перевели в тюрьму в Жодино. Наш собеседник пожаловался на нечеловеческие условия: в холодном помещении держали 15 человек, морили голодом и не давали даже воды. Кроме того, Алексея избили — на лице осталась гематома от удара коленом. Накануне он был отпущен под обязательство о явке в суд. На его политические предпочтения произошедшее не повлияло: он по-прежнему поддерживает Лукашенко, но выступает “против произвола отдельных сотрудников милиции”.

 

Один из освободившихся из ЦИПа на Окрестина людей рассказал, что его задержали у продуктового магазина прямо возле его дома. За два дня, которые мужчина находился в заключении, его покормили только один раз — дали сосиску и хлеб. В камере было 25 человек.

 

 

Согласно другим свидетельствам, задержанных заставляли петь гимн Беларуси, бегать, приседать и стоять на коленях. Сильнее всего били тех, кто пытался требовать снять побои, просил дать воды или вывести в туалет. В тесных камерах находилось столько людей, что нельзя было даже присесть. По словам освобожденных, никакой возможности договориться с ОМОНом, который издевался над людьми, у них не было. “Они не считают нас за людей в принципе”, — рассказал один из бывших заключенных ЦИПа. Многим даже не дали забрать свои вещи перед освобождением.

 

Уже глубокой ночью к ЦИПу приехал замминистра внутренних дел Александр Барсуков. Он сказал журналистам всего несколько слов, пообещав, что всех задержанных отпустят до 6:00. Также он заявил, что “издевательств никаких не было”. Эта реплика вызвала лишь негодование — одна из женщин крикнула “вы ответите за все!” в спину уходящему замглавы МВД.

 

 

Несмотря на обещание Барсукова, всех задержанных так и не отпустили. Мужчина по имени Юрий, представившийся родственником одного из задержанных, рассказал “МБХ медиа”, что простоял у ЦИПа на Окрестина всю ночь, но не дождался его освобождения. Около 6:30 утра к родным и близким задержанных вышел представитель центра, заявивший, что сегодня больше никого не отпустят. Также он попросил составить новые списки задержанных для уточнения, пояснив, что некоторых людей может уже не быть в ЦИПе, либо их планируют перевезти в другое место. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Роскомнадзор отказался перестать штрафовать СМИ за гиперссылки на материалы с матом

В Татарстане суд обязал школу восстановить в должности учителя уволенного председателя «Альянса учителей»