«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину

«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину

«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину

Хотя в России действует закон о реабилитации жертв советских репрессий, работает он плохо. В этом году трое женщин, потомков депортированных во время сталинских репрессий, подали в Конституционный суд жалобу. Из-за несогласованности законодательства даже имеющие право на возвращение в Москву жертвы репрессий вернуться просто не могут.

За последние пятнадцать лет было подано несколько таких заявлений и 10 декабря впервые Конституционный суд жалобу не только рассмотрел, но и удовлетворил, признав противоречащие друг другу законы неконституционными. Теперь всех заявительниц должны обеспечить жильем. Юристы, правозащитники и «дети ГУЛАГа» рассказали «МБХ медиа», как вышло, что реабилитированные жертвы советских репрессий до сих пор не могли вернуться домой и чем важно сегодняшнее решение Конституционного суда.

Родители Елизаветы Семеновны Михайловой познакомились и жили в Москве, но сама она родилась в Молдавии. В 1937 году отца Елизаветы, начальника цеха и партийного работника, арестовали и отправили в Магадан на 9 лет строго режима без права переписки. Мать стала женой «врага народа», лишилась жилья и работы, а Семен Михайлов, когда вернулся из ссылки в 1946 году, проживать в Москве и Московской области, и еще 32 городах Советского Союза, больше не мог.

Семье пришлось переехать в Молдавию и поселиться в небольшом городе Оргееве — в Кишиневе Михайлову жить тоже было запрещено. В Оргееве и родилась Елизавета Семеновна. А через год ее отец был повторно репрессирован, в этот раз на 25 лет, и к семье в Молдавию больше не вернулся.

«В 56-м году его реабилитировали по всем статьям за отсутствием состава преступления, — рассказывает Елизавета Семеновна. — А в 90-м году я была в Москве, пошла в КГБ и спросила, за что, и как, и почему такое с нашей семьей произошло. Мне ответили: ваш отец ни в чем не виноват и вы сможете вернуться на прежнее место жительства в Москву. Вот с тех пор и возвращаемся».

10 декабря, в Международный день прав человека, Конституционный Суд РФ вынес постановление, признающее два закона неконституционными, и обязал обеспечить жильем трех жертв советских репрессий. С жалобами на федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий» и закон «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» обратились трое женщин — Алиса Мейсснер из Кировской области, Елизавета Михайлова из Владимирской и Евгения Шашева из Республики Коми. Все они — дети реабилитированных жертв политических репрессий, которые были вынуждены уехать из Москвы и жить в других городах, регионах и даже странах.

Право на возвращение домой всем троим гарантирует «Закон о реабилитации жертв политических репрессий», но воспользоваться они им не могут. По московскому жилищному законодательству, чтобы получить жилье, женщины должны соответствовать общим требованиям: жить в Москве 10 лет в статусе малоимущего или без жилья в собственности.

В 2001 году Елизавета Михайлова получила российское гражданство, а в 2002 году переехала. Но позволить себе жилье в Москве не смогла. Сейчас 71-летняя Елизавета Семеновна живет в деревне Владимирской области. «Как смогли, так и переехали. Конечно, все это очень тяжело, потому что домишко старый и деревянный, все там было доведено до полного износа», — говорит она.

Как рассказал «МБХ медиа» Григорий Вайпан, юрист Института права и публичной политики — московской некоммерческой организации, специализирующейся на конституционном и международном правосудии и ведущей дела в Конституционном суде и ЕСПЧ, два года назад Елизавета Михайлова обратились к ним за помощью.

«Мы почти сразу поняли, что это дело, скорее всего, закончится в Конституционном суде, — говорит Григорий. — Так и получилось. Мы два года это дело вверх тащили до Конституционного суда. Туда нельзя обратиться сразу, нужно пройти всю судебную вертикаль — начиная районным судом и заканчивая Верховным судом России, — получить отказ, и только если есть состав, тогда обращаться в Конституционный суд с жалобой на закон, примененный в конкретном деле. Пока мы шли вверх по судам, к нам присоединились еще две женщины, находящиеся в такой же ситуации».

По словам Вайпана, это не первый раз, когда в Конституционный суд поступает жалоба от реабилитированных жертв репрессий по этому поводу, но раньше суд в рассмотрении заявлений отказывал по разным формальным причинам — не хватало ясной формулировки основания жалобы и не было резонанса. «Никто просто не знал, что такая проблема вообще существует», — говорит юрист.

«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину

(Слева направо) Е.С.Михайлова, А.Л.Мейсснер и Е. Б.Шашева на заседании Конституционного суда России. Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Заявлениями желающих воспользоваться правом на возвращение домой занимается, в частности, международное общество «Мемориал». Ян Рачинский, историк и член правления «Мемориала», рассказал «МБХ медиа», что хотя фактически речь не идет о большом количестве людей (в масштабах Москвы вернуться желают сотни, в масштабах страны — тысячи реабилитированных), с начала нулевых успешных случаев возвращения домой по закону о реабилитации было очень мало. «За последние пятнадцать лет в Москве, по-моему, таких случаев, вообще не было», — говорит Рачинский. Похожая ситуация и в других регионах.

Проблема, по словам Григория Вайпана, заключается в том, что федеральный закон о реабилитации хоть и гарантирует возвращение жертвам репрессий, утратившим в советские годы жилье, исполнение самого закона передано в субъекты федерации.

«Из-за изменений, которые были внесены в этот закон в 2005 году, стала возможна региональная практика, когда регионы сами выставляют какие хотят условия для обеспечения этих людей жильем, — объясняет юрист. — И в очень многих регионах, включая Москву, к жертвам репрессий стали выдвигаться невыполнимые условия для того, чтобы принять их на жилищный учет. Например, чтобы быть обеспеченным жильем в Москве, нужно прожить здесь не менее десяти лет. Соответственно, люди не могут вернуться в Москву как жертвы репрессий. Потому что для того, чтобы вернуться в Москву, нужно сначала вернуться и десять лет здесь прожить».

Елизавета Михайлова сейчас живет со своими двумя дочерьми и жалеет, что постановления Конституционного суда не дождалась ее старшая сестра — в феврале 2019 года та скончалась, так и не получив компенсации от государства. «Хорошо хоть, что она в России умерла», — говорит Елизавета Семеновна. Если бы ей пришлось на общих условиях ждать жилья в Москве, получить его она могла бы, по подсчетам, только когда ей исполнилось бы больше ста лет.

«Когда реализация вот этих конституционных мер была передана регионам, с тех пор начались трудности и попытки обжаловать возникающие трудности. За эти 15 лет, конечно, очень многие из реабилитированных умерли. Некоторые, собственно, так и говорили — власти ждут, пока мы умрем», — вспоминает Рачинский.

По словам Григория Вайпана, абсурдные ограничения были и в других региональных законах, а федеральный закон это санкционировал: «Мы обжаловали в Конституционном суде и федеральный закон о реабилитации, и соответствующий региональный московский жилищный закон. И Конституционный суд сегодня признал оба закона неконституционными».

«Это решение важно с точки зрения торжества права. Потому что действительно эти умышленные неясности в законах, положения в московском законе, исключающие вообще эту группу людей из рассмотрения, — это явное бесправие», — считает Ян Рачинский. Он говорит, что подобные проблемы с исполнением закона «О реабилитации» продолжают оставаться и в других льготах и компенсациях. Где-то, по его словам, по инициативе региона, размер компенсационных выплат может сводиться и вовсе к тремстам рублей в месяц.

Елизавета Михайлова говорит, что была счастлива услышать решение Конституционного суда сегодня, и надеется в скором времени получить жилье в Москве. «Я благодарна Институту права и публичной политики, что они сумели поднять этот вопрос и помочь нам наконец доказать, что мы такие же граждане, как и все, и имеем право на возвращение домой», — говорит она.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: