in

Прокуратура запросила для Юлии Галяминой три года колонии. Репортаж из суда

Заседание по уголовному делу в отношении муниципального депутата Москвы Юлии Галяминой в Тверском районном суде
Юлия Галямина у суда 18 декабря 2020 года. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

В Тверском районном суде Москвы 18 декабря завершился процесс по уголовному делу в отношении муниципального депутата Юлии Галяминой, которую обвиняют по «дадинской» статье за неоднократное нарушение правил проведения и участия в публичных мероприятиях (ст. 212.1 УК РФ). Сегодня прокурор Ирина Васильева попросила приговорить Галямину к трем годам колонии. За прениями наблюдал корреспондент «МБХ медиа».

Впервые с начала судебного процесса над Галяминой в октябре к зданию Тверского суда пришли почти сто человек. Чтобы поддержать Галямину и создать для нее праздничное настроение, люди несли к суду елочные игрушки и украшения. В какой-то момент на подступах к суду появился Дед Мороз — точнее депутат Мосгордумы Михаил Тимонов в костюме Деда Мороза. С трудом он пробрался через толпу журналистов и сторонников Галяминой и спросил: хорошо ли подсудимая себя вела в этом году? Присутствующие хором ответили: «Да!». 

— А что бы ты хотела, Юлечка, пожелать людям в 2021 году? 

— Чтобы граждане России поняли, что нужно менять свое будущее, чтобы быть счастливыми в хорошей стране!

Перед началом заседания возник конфликт с приставами. Они отказались впускать в зал часть родственников Юлии Галяминой. «Пока не пустят всех, кого я хочу, я не войду, — закричала подсудимая и выбежала в коридор. — Никакого суда не будет!». И добавила: «Будем судиться в коридоре!». 

Судья Андрей Беляков, тем не менее, начал заседание без Юлии Галяминой.

— Почему вашей подзащитной нет? — поинтересовался он у адвокатов.

— Мы ходатайствуем о допуске в суд еще трех представителей прессы, — ответил адвокат Михаил Бирюков. — Если их допустят, мы начнем заседание. 

Судья ответил, что этот вопрос находится в компетенции пресс-секретаря суда. Беляков предупредил адвокатов, что Галямина, в случае, если не вернется в зал, нарушит подписку о невыезде: «Она фактически саботирует». 

Судья объявил пятиминутный перерыв, чтобы адвокаты вернули Галямину. «Мера пресечения у нее может измениться», — предупредил он. 

Через пять минут стороны все же приходят к компромиссу: секретарь впускает почти всех, кого хотела видеть подсудимая. «Я всегда добиваюсь того, что нужно», — обратилась к журналистам Галямина.

Заседание по уголовному делу в отношении муниципального депутата Москвы Юлии Галяминой в Тверском районном суде
Сторонники Юлии Галяминой в суде. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
Обвинительная речь

После возвращения судья Беляков объявил о начале прений. Первой выступила прокурор Ирина Васильева. Она объявила, что вина Юлии Галяминой, по ее мнению, полностью доказана. «11 июля [2020 года] Галямина разместила публикации с призывом об участии в несанкционированном мероприятии, которое состоялось 14 июля», — рассказала Васильева. Это подтверждается, продолжила гособвинитель, сотрудниками полиции, которые проводили мониторинг и все задокументировали. А в мэрии, добавила она, подтвердили, что мероприятие 14 июля было несогласованным. В митинге приняли участие около 1000 человек. «Они создавали условия для совершения правонарушения и причинения вреда», — сказала Васильева. 15 июля вступило в силу решение суда о признании Галяминой виновной в административном правонарушении, ей был назначен штраф в 30 тысяч рублей. «Подсудимая Галямина пояснила, что 14 июля состоялась встреча депутатов с избирателями, но в ее призывах, размещенных на ее странице в соцсетях, речь о встрече с депутатами не шла», — отметила гособвинитель. 

Дело Юлии Галяминой
Юлия Галямина в суде. Фото: личная страница в Facebook

Также Ирина Васильева перечислила другие случаи участия Юлии Галяминой в митингах, ее задержания и наказания. Прокурор акцентировала внимание на том, что мероприятия «не носили мирный характер». Она вспомнила об акциях 15 и 17 июля 2019 года, на которых тоже присутствовала подсудимая. «Участники скандировали различные лозунги: «Выпускай!», «Собянина под суд!», — перечислила прокурор Васильева. После этих акций Галямина привлекалась к ответственности — штрафы, арест на 10 суток. Показания свидетелей защиты, данные в суде, часто у Васильевой «противоречили обстоятельствам дела». Гособвинитель цитировала призывы, которые Галямина размещала в соцсетях перед акциями. Например, о необходимости защищать свои права и выходить на улицы. Но на одном из них гособвинитель остановилась особенно — «Не ждем, а готовимся».

«Думаю, большинству собравшихся не стоит разъяснять, кому принадлежит лозунг «Не ждем, а готовимся», — окинула взглядом журналистов и адвокатов прокурор Ирина Васильева, полагая, видимо, что всем присутствующим знаком лидер запрещенной экстремистской организации «Артподготовка» Владислав Мальцев. 

Васильева рассказала, что Галямина более двух раз совершила административные правонарушение по статье 20.2 КоАП РФ в течение 180 дней и по каждому факту получила наказание. А потом разместила призыв об участии в несанкционированном мероприятии на Пушкинской площади 15 июля 2020 года. Это мероприятие состоялось. «Люди действительно откликнулись на призывы и пришли. Это нам подтвердили свидетели, допрошенные в суде. А кроме того, поставили в соцсети к этой записи отметки «Мне нравится», а потом, как было установлено, они участвовали в акции», — сказала Ирина Васильева. 15 июля, продолжила прокурор, Галямина была на акции без маски и не соблюдала социальную дистанцию. 

«Являясь организатором мероприятия, Галямина не обеспечивала безопасность граждан и соблюдение ими социальной дистанции. Она пошла в “Макдоналдс”. Хорошая позиция. А граждане тем временем выходили на проезжую часть и подвергали себя опасности заразиться коронавирусной инфекцией», — сказала гособвинитель. 

Прокурор Ирина Васильева заявила, что аргументы защиты о том, что только два случая попадают под требования уголовной статьи, но этого недостаточно для возбуждения дела, не состоятельные. Васильева сказала, что в течение 180 дней у Галяминой не были погашены именно более трех наказаний за административные нарушения. Закончив оглашать свою позицию, Ирина Васильева объявила, что по данному уголовному делу вина Галяминой доказана, а ее исправление возможно только в колонии общего режима.

«Прошу суд признать Юлию Галямину виновной и назначить наказание в виде трех лет лишения свободы. Меру пресечения изменить на заключение под стражу», — сказала Ирина Васильева. 

Дело Юлии Галяминой
Сторонники Юлии Галяминой у Тверского районного суда. Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»
Позиция защиты

Выступавший в прениях следующим адвокат Михаил Бирюков сказал, что вина Галяминой по каждому из семи эпизодов не образует состава преступления, поскольку они не представляли реальной угрозы ни гражданам, ни кому бы то ни было еще. А сторона обвинения не предоставила доказательства обратного. Бирюков сказал, что встречи, которые государственное обвинение называет несогласованными митингами, таковыми на самом деле не являлись. 

Вот что он сказал о том, что произошло в июле 2020 года: «Сама Юлия Евгеньевна на тот момент [летом 2020 года] была кандидатом в депутаты в Мосгордуму. В “Макдоналдсе” вообще обсуждались итоги сбора подписей». Бирюков напомнил, что 15 июля на Пушкинской площади люди стояли в очереди, чтобы поставить свои подписи под коллективным иском на плебисцит по поправкам в конституцию. Поэтому, уверен он, никаких митингов Галямина там не организовывала, а то, что возле нее было столпотворение — это эпизод общения с журналистами. 

«Ваша честь, в виду отсутствия события преступления, не говоря о составе, уголовное дело должно быть прекращено. Мирный протест — не преступление», — сказал Бирюков.

Адвокат Мария Эйсмонт вспомнила процесс по делу освободившегося накануне Михаила Котова по той же, «дадинской» статье. Собрали туда все, что смогли сляпать, отметила она. Сейчас происходит нечто похожее. Эйсмонт поблагодарила прокурора, что та упомянула эпизод работы следствия с «выявлением каждого, поставившего лайк под постом» Галяминой о призывах прийти на площадь 15 июля. «Следствие ходило и выявляло вышки, которые стоят на Пушкинской площади, чтобы проверить, бьются ли телефоны тех, кто ставил лайки. Потрясающая, кропотливая работа, расследовались бы так все убийства в нашей стране», — сказала Эйсмонт. 

«Но для чего это все?», — задалась вопросом адвокат. Галямина, отметила она, никогда и не отрицала, что это ее посты: «Они выражают ее политические и общественные взгляды, Галямина политик — и это ее работа, работа нормального политика».

По словам Эйсмонт, ни один свидетель не смог ответить, каким именно образом Юлия Галямина нарушала закон на акциях, где ее задерживали: «Она не бросалась под колеса машин, не топтала газон, она только скандировала что-то или не скандировала, жестикулировала или нет». 

«Выступавшие свидетели только помогали нам писать энциклопедию политического сыска в столице России! Мы узнали, как работает центр «Э»! Как выяснилось, эти люди приходят на работу и с утра до вечера мониторят соцсети политиков и активистов. Приходят и смотрят видео! Мы узнали, что каждое утро во втором оперативном полку показывают на планерках ориентировки, чтобы потом, спустя два часа, каким-то образом эти люди отыскивали и задерживали Юлию Галямину. В общем, мы обогатились знаниями о том, как устроен политический сыск в России», — говорила в прениях Эйсмонт. 

Дело Юлии Галяминой
Юлия Галямина у суда 18 декабря 2020 года. Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»

Адвокат также провела небольшой ликбез по правилам возбуждения уголовных дел по статье 212.1 УК РФ. Мария Эйсмонт сказала, что в этом деле много говорится о законе о собрании, митингах, шествиях и пикетированиях. «Но есть и другие важные законы», — отметила адвокат. 

В качестве примера она привела ратифицированную Россией европейскую конвенцию, в которой сказано, что юрисдикция ЕСПЧ обязательна в части трактования нарушений правил проведения мирных собраний. Далее Эйсмонт зачитала некоторые выдержки, суть которых сводится к тому, что власти должны «проявлять толерантность» к мирным собраниям, даже если они, например, создают помехи для движения транспорта и граждан. Не должно быть и «необоснованных ограничений» в проведении таких мероприятий, а их организаторы не должны «чрезмерно контролироваться» государством. «Государство обязано не вмешиваться в право граждан на мирные собрания, а только способствовать им в реализации этого права», — сказала Эйсмонт и с сожалением добавила, что, вопреки конвенции, мэрия Москвы постоянно чинит препятствия для проведения мирных собраний. 

Судья Андрей Беляков во время выступления Марии Эйсмонт часто смотрел в потолок. 

— Немирные акции — это когда идет толпа, переворачивает машины и громит все на своем пути! В нашем деле ничего этого не было. Собрания были исключительно мирными. На одном я даже с дочерью была, — сказала Эйсмонт и эти слова судью Белякова уже заинтересовали, он даже что-то записал.

Свое выступление адвокат завершила возложением надежды на справедливый свободный суд.

Юлия Галямина также выступила в прениях и назвала свое дело политическим. Она считает, что ее преследуют за политическую позицию и политические действия. «В нашей стране такое преследование незаконно, но осуществляется здесь и сейчас на ваших глазах», — сказала Галямина. В России, отметила она, с политическими оппонентами не привыкли состязаться цивилизованно — в рамках политической борьбы, на выборах. В России проще завести под сомнительными предлогами уголовное дело и посадить. «Искали поводы, зацепочки, мелкие делишки. У меня даже обыск по делу “ЮКОСа” 90-х годов проводили, когда я об этом вообще ничего и знать не могла», — сказала Галямина. «Меня судят по политической статье и судят за политику», — добавила подсудимая. В конце своего выступления в прениях подсудимая заявила, что весь процесс строится на лжи — в рапортах, в показаниях полицейских, в работе следствия, в мнимой независимости суда, а также лжи, «которую напишут в приговоре суда». 

Последнее слово

После получасового перерыва Юлия Галямина выступила с последним словом. В нем она цитировала Индиру Ганди, поблагодарила ФСБ и Владимира Путина, а также выразила надежду, что гражданское общество страны продолжит движение к «нормальной России будущего».

Во время выступления Галяминой суд попытался ее прервать. Судье Белякову показалось, что слова подсудимой не относятся к делу. Но адвокат Мария Эйсмонт попросил председательствующего не вмешиваться. В последнем слове подсудимый сам решает, что ему говорить.

Выступление Галямина завершила словами: «Три года, которые мне запросил прокурор, отделяют нас от выборов 2024 года. Думаю, эти три года помогут мне стать самым популярным политиком в России и выдвинуться на выборы президента».

Приговор будет оглашен 23 декабря. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Онлайн-кинотеатр

Депутат-единоросс Антон Горелкин предложил ограничить долю иностранцев в онлайн-кинотеатрах

Шоу «Дом-2»

ТНТ закрывает шоу “Дом-2”