in

«Это какая-то игра с правосудием»: как прошел последний день судебного следствия «Седьмой студии»

«Это какая-то игра с правосудием»: как прошел последний день судебного следствия «Седьмой студии»
Кирилл Серебренников (на первом плане) и Алексей Малобродский (справа) на заседании Мещанского суда, 15 июня 2020 года. Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Последнее заседание судебного следствия по делу «Седьмой студии» в Мещанском районном суде шло девять часов и закончилось допросом следователей и изменением исковых требований Минкульта. На следующей неделе начнутся прения, а прокурор запросит для обвиняемых сроки.

Пятидесятое по счету заседание по делу началось с небольшой задержки — адвокат Харитонов ехал с другого процесса в Мосгорсуде, а юрист Министерства культуры Людмила Смирнова отсутствовала, поскольку была на суде у главного бухгалтера студии Нины Масляевой. Но позже присоединилась и она.

После исследования части томов дела прокурором, суд приступил к допросу свидетеля — следователя по особо важным делам Павла Васильева. Тот отрицал, что оказывал моральное давление на свидетелей Махмутову и Филимонову: «простите, чаем, кофе не напоили». По словам следователя, он проводил очные ставки и допросы корректно, объяснял права и соблюдал процедуру, а жалоб на него не поступало. Правда Васильев признался, что «повысил голос» на адвоката в следственном комитете, когда тот сломал дверь в комитет из-за злости от долгого ожидания, но на свидетелей голос не повышал.

На прошлом заседании свидетельница Элеонора Филимонова, помощница бухгалтера Масляевой, заявила, что давала показания под давлением следователей: «Васильев говорил, что если я не подпишу, то меня сейчас же закуют в наручники и отправят в тюрьму. Лавров кричал, что я преступница». Еще ранее свидетельница обвинения Алеся Махмутова заявляла, что следователь во время допроса угрожал ей уголовным делом.

Вопросы почему показания Филимоновой, которые она давала с адвокатом, кардинально отличаются от тех, которые она давала без адвоката, и почему Филимонову допрашивали два раза без адвоката и по одним и тем же вопросам, судья Менделеева сняла. Какие основания у Филимоновой оговаривать следователя Васильев не знает.

Серебренников отметил, что, вероятно, с ним единственным следователь вел себя корректно, а Малобродский вспомнил, что на очной ставке с Масляевой, которую проводил Васильев, бухгалтер читала с бумажки, а они оба были в наручниках. Адвокат Карпинская просила показать видео с очной ставки Масляевой и Малобродского, на котором видно, что они были в наручниках — по словам адвоката, это прямое давление. Но судья отказала в ходатайстве.

После перерыва на заседание вернулась представительница Минкульта Смирнова, она подтвердила сумму ущерба из новой экспертизы — 129 миллионов, и попросила приобщить новый документ — аудиторскую проверку 2015 года. Прокуроры засыпали юриста вопросами, а адвокат Харитонов не выдержал: «это какая-то игра с правосудием». По его мнению, приобщение документов 2015 года сейчас нужно для затягивания процесса. В уточненном исковом заявлении ущерб министерство оценило в 129 миллионов, хотя на заседании по делу Масляевой в этот же день Смирнова назвала другой ущерб — 133 миллиона из старой экспертизы. На это обращает внимание Харитонов, но судья говорит, что ее не волнует дело Масляевой.

После этого лаконично допросили еще одного свидетеля — следователя Владимира Монича. Тот отрицал угрозы и давление на свидетелей, а разные протоколы допросов одних свидетелей в один день объяснил технической ошибкой.

Малобродский дополнил свои показания: он не помнит о встрече с Филимоновой, о которой она рассказала на прошлых заседаниях. Рассказал, что информировал Серебренникова как худрука о тратах дозированно, так как тому это интересно не было. Малобродский уточнил, что он на пенсии и получает 13 904 рубля, судья с улыбкой переспросила, ежемесячный ли это доход. «Хорошо, так и пишу 13 904 рубля», — подытожила судья.

Серебренников подтвердил свои показания, про обналичивание денег он ничего не знает. На вопрос судьи есть ли у режиссера награды и благодарности Серебреников вспомнил французский орден Искусств и Литературы. «И все, награды какие?», — спросила судья. «У меня есть все награды: и „Тэфи“ и „Ника“, но это все не считается». «Многочисленные награды за профессиональную деятельность», — формулирует судья.

После установки характеристик всех обвиняемых судья отказала в ходатайствах о назначении почерковедческой экспертизы документов из доказательств обвинения, якобы подписанных Итиным и Серебренниковым, о признании новой экспертизы недопустимым доказательством и о повторной экспертизе, объявила о завершении стадии судебного следствия и спросила, когда участники будут готовы приступить к прениям. «Нужен месяц», — пошутил адвокат Лысенко. «Мы только за», — ответили прокуроры. Все сошлись на 25 июня, но судья выбрала 22 июня, 11 утра.

В перерыве адвокаты уже решали, кто в каком порядке будет выступать, и шутили на сколько может затянуться эта стадия. «Нам говорили, что комментировать все можно будет в прениях, так я начну прямо с первой страницы и так все триста томов», ­- сказала Карпинская.

Суд арестовал на пять суток актера, играющего роль вымышленного депутата Наливкина

«Это забота об их здоровье». В Кремле объяснили отправку ветеранов на карантин перед парадом