МБХ медиа
Сейчас читаете:
«И что, нам всем пойти и повеситься?» Как прошли четыре часа пресс-конференции Путина

«И что, нам всем пойти и повеситься?» Как прошли четыре часа пресс-конференции Путина

20 декабря в Центре международной торговли прошла традиционная пресс-конференция Владимира Путина. Он подвел итоги года и почти четыре часа отвечал на вопросы журналистов о ядерной войне, конфликте с Украиной и кризисе православия. На конференцию не пустили главного редактора The Insider Романа Доброхотова, но Путину все равно смогли задать сложные вопросы. «МБХ Медиа» рассказывает, как проходила предновогодняя конференция президента.

Украина и ядерная война

Ежегодную пресс-конференцию Владимир Путин начал с цифр, и на протяжении почти четырех часов их было очень много: он рассказал журналистам о росте экономики, рейтингах Петра Порошенко в предвыборной гонке и урожае зерна.

Первым, кто спровоцировал президента на реакцию, стал корреспондент «Первого канала» Антон Верницкий. Он попросил Путина «успокоить сына» и сказать, что ядерной войны между Россией и США не будет. При этом вряд ли кого-то успокоит ответ президента: он заявил, что угроза ядерной войны недооценена. По его словам, гонка вооружений все еще идет, а «что-то подобное» может привести к гибели «всей цивилизации, а может быть, и планеты». «Сейчас речь идет о выходе из договора по РСМД — а если эти ракеты появятся в Европе, что мы будем делать? Пусть не пищат потом о преимуществах, мы не преимущества себе обеспечиваем, а баланс сохраняем», — объяснил Путин.


Следующий вопрос должен был задавать журналист украинского агентства УНИАН, но Владимир Путин запретил давать ему микрофон: оказалось, президент помнил его по прошлой конференции, и подумал, что журналист попытается «устроить скандал». Вместо украинца вопрос задал российский журналист, но с вопросом про скандал в Керченском проливе. Путин заявил, что это лишь провокация, во время которой кто-то из украинских военных «должен был погибнуть».

Сразу после вопроса про Керченский пролив Путин решил дать слово украинскому корреспонденту — он пообещал, что скандала не будет. Журналист спросил, сколько денег уходит на Донбасс и будут ли страны обмениваться заключенными. Президент заявил, что блокаду Донбасса ввела Украина, а говорить об обмене заключенными можно будет только после окончания суда.

«Мы хотим деградировать?»

Ксения Голованова из «Интерфакса» спросила Путина про наказания за «явное неуважение к власти» и запреты концертов рэперов. Он заявил, что знаком с рэперами, и что один из них даже был среди его доверенных лиц. Правда, под «рэпером» Путин имел в виду Тимати: «Доверенное лицо, да и артист прекрасный».

Говоря о примере для молодежи, президент рассказал про роту десантников в Афганистане — «96 парней против двух тысяч, в живых осталось шесть. Несколько суток шел бой, переходил в рукопашную. Вот герои, вот молодежь: ведь 19-20 лет ребятам было. А взять волонтеров — их же просто тысячи, только на чемпионате мира работало 35 тысяч волонтеров. Это — колоссальный слой, опора сегодняшнего дня и будущего России», — заявил Путин.

Президент поддержал наказание за «поругание флага», сказав, что нужно с уважением относиться к своей стране. Что касается наказаний за посты в интернете, то «если правила есть вне интернета, значит, их надо соблюдать и в интернете». Тем не менее, запрещать концерты рэперов не надо: «Это дает результат, обратный ожидаемому».

Путин заявил, что рэперы должны поднимать уровень культуры, и «потакать низменной культуре нельзя». «Там ведь есть и другие элементы, например, пропаганда наркотиков — зачем нам она среди нашей молодежи? Ранее ведь тоже как-то стало модным пропагандировать суицид среди молодежи. И что, нам всем пойти и повеситься? Чур, я не первый», — сказал президент.


Спрашивали Путина и про мусор. Журналистка из Челябинска спросила президента, стоит ли вводить раздельный сбор. «Мы никогда этим не занимались, просто сбрасывали мусор в яму. Продуцируем миллионы тонн, а девать его некуда. А с развитием промышленности мусора будет больше», — заявил Путин. Он сказал, что нужно «ликвидировать незаконные свалки» и перенять международный опыт, введя систему переработки и утилизации мусора.

«Политическую деятельность нужно запретить»

Один из вопросов был про связанные с Россией зарубежные дела: в США под стражей находится Мария Бутина, а в Англии в марте отравили бывшего агента Сергея Скрипаля. По мнению Путина, Бутина невиновна, и «никакие государственные задания не исполняла», «вне зависимости от того, что она говорит под влиянием возможности отсидки в течение 10−15 лет». Также президент рассказал, что расследование дела Скрипалей затихло, и это «политизированный русофобский подход, повод для очередной атаки на Россию».


Третий час пресс-конференции начался с вопросов телеканала «Царьград» про закон об иностранных агентах и кризис в православной церкви. «А вот политическая деятельность, безусловно, должна быть запрещена. Ну, не запрещена, а, во всяком случае, должна быть легализована», — оговорился он, отвечая на вопрос об иностранных агентах. Впрочем, по мнению президента, закон об иноагентах в России работает мягче, чем в США.

Ответил Путин и на вопрос о кризисе РПЦ на Украине. «То, что сейчас происходит в православии — уму непостижимо. Это прямое вмешательство власти в религиозную жизнь. Такого не было с времен Советского Союза», — заявил президент. Впрочем, потом Путин уточнил: речь об Украине, где будет церковь «не московского, а стамбульского прихода», зависимая от Турции.

«Других поваров у меня нет»

Один из немногих осмысленных вопросов на конференции был задан корреспондентом «Новой газеты» Ильей Азаром. Он спросил Путина о работе Евгения Пригожина, ЧВК Вагнера, гибели журналистов ЦУР в Центральноафриканской республике и аресте Льва Пономарева.

Рассказывая о «Поваре Путина» Евгении Пригожине, президент заявил, что все его повара работают в ФСО, «они люди военные, находятся в разных званиях», и других поваров у него нет. Он сказал, что частная военная компания, которой владеет Пригожин, вправе продавливать свои бизнес-интересы за рубежом, если «она не нарушает российские законы».

Отвечая на вопрос о Расторгуеве, Джемале и Радченко, президент акцентировал внимание на журналистах, погибших на юго-востоке Украины. Также он заявил, что журналистов ЦУР убили местные группировки, а они приехали в страну «как туристы». На вопрос о Пономареве Путин ответил позднее, уже после того, как вопрос задал следующий журналист: «Решение было принято судом. Я не хочу сомневаться в решениях, принятых судебной инстанцией».

Журналистка издания Znak.com спросила Путина про реформу ФСИН. Летом этого года в интернете появилась запись издевательств над заключенным в ярославской колонии, а осенью выложили фотографии условий, в которых причастный к убийству 14 человек отбывает наказание. «То, что мы видим — абсолютно недопустимо. Любые пытки — это преступления, и они должны быть наказаны. Говорить о том, что все нужно сломать — неправильно. Нужно совершенствовать эту систему и повышать уровень гражданского контроля», — заявил президент.

Дольщики, репрезентация и дело Гасангусейновых

Журналистка «Рязанской областной газеты» Алла Андреева обратилась к Путину «от Питера». По ее словам, в городе серьезная проблема с обманутыми дольщиками: из-за борьбы с застройщиком «ее жизнь превратилась в кошмар». У журналистки убили мужа, а ей самой грозит уголовное дело. Президент предложил переходить к «цивилизованным способам финансирования строительной отрасли». «Мы должны обязательно прекратить практику привлечения денег граждан с их последующим безответственным расходованием. В результате часть людей ничего не получает — ни денег, ни жилья», — заявил Путин. Также президент заявил, что проблема гораздо острее, «чем показана в документах».  «МБХ медиа» писали об обманутых дольщиках в Петербурге: они среди прочего пикетировали у Смольного.

Представительница ГТРК «Дагестан», когда ей дали слово, сначала спросила Путина о репрезентации. По ее словам, на телевидении постоянно показывают людей «славянской внешности», да и в почетный караул в Кремле берут только славян. Путин опроверг предположения журналистки, сказав, что «она ошибается». В ответ на это корреспондентка задала вопрос о расследовании братьев Гасангусейновых: в августе 2016 года сотрудники ФСБ приняли молодых братьев Наби и Гасана за террористов и расстреляли в Дагестане. Силовики не признают своей ошибки и говорят, что это действительно боевики. Оказалось, Путин не знал о деле Гасангусейновых и сказал, что передаст дело главе СК Александру Бастрыкину.


После ответа дагестанской журналистке в зале поднялся шум, на что Путин предложил «не превращать пресс-конференцию в несанкционированный митинг». После этого конференция начала медленно заканчиваться: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков предложил опрашивать «ветеранов» конференции, которые спрашивали про лекарства, чиновников и главные события в году.


Представитель «Уральского телевидения» Роман Зыков предложил изменить Конституцию и ввести в качестве идеологии патриотизм. Путин отмахнулся общей фразой: «Это предмет широкого обсуждения». Оказалось, Зыков — член НОД из Нижнего Новгорода.


Пресс-конференция Владимира Путина продлилась 3 часа 44 минуты. За это время он четырежды произнес слово «русофобия», три раза — слово «фишка» и бесконечное количество — фразу «в рамках закона».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: