in

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Что известно о событиях, предшествовавших смерти Ирины Славиной

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Что известно о событиях, предшествовавших смерти Ирины Славиной
Ирина Славина. Фото: личная страница в Facebook

Журналистка и главный редактор независимого нижегородского издания Koza.Press Ирина Славина покончила с собой. Она подожгла себя около здания МВД и умерла от ожогов. Ее пытался спасти прохожий, но у него не получилось: когда он подбежал к объятой пламенем Славиной, журналистка его несколько раз оттолкнула. 

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию», — написала Славина в своем фейсбуке менее чем за час до трагедии. 

 

Ирине Славиной (Мурахтаевой) было 47 лет. В 2015 году ее уволили с очередной работы — из информагентства «Ньюс-НН». По ее словам, это было уже третье увольнение — каждый раз они происходили по одной и той же причине: в политику издания вмешивались «определенные силы». После увольнения Славина решила создать собственное СМИ: как она считала, ни одно нижегородское издание уже не приняло бы ее на работу. Идея собственного интернет-издания родилась спонтанно: по словам Славиной, она никогда о таком не мечтала. Издание назвали Koza.Press — название придумали подписчики Ирины в фейсбуке. С тех пор сайт работает за счет пожертвований читателей и занимает второе место по цитируемости в регионе.  

 

Все время, пока Славина работала над собственным СМИ, она «воевала» с властями и постоянно сталкивалась с давлением. Вот список инцидентов, сопровождавших последние годы жизни Славиной: некоторые из них прямо связаны с действиями силовиков, а о том, кто стоит за другими, остается только догадываться. 

 

2016 год: около дома Славиной и офиса, в котором работал ее муж, неизвестные разбросали листовки, в которых журналистку назвали “скотиной” за ее пост о российском участии в сирийской войне. В этом посте Славина писала, что «скорбит, но не может забыть трупы детей Сирии, куда летели потанцевать российские артисты». Так журналистка отреагировала на падение российского самолета Ту-154, который направлялся в Сирию. 

 

2017 год: неизвестные порезали ножом колеса ее автомобиля после того, как она вернулась из Великобритании, куда ездила на семинар для журналистов. 

 

2019 год: на Славину составили четыре административных протокола, по ним же штрафовали — за акцию памяти Бориса Немцова — пять тысяч рублей, по делу «о нежелательной организации» (а на самом деле, за репосты в фейсбуке) — пять тысяч рублей, за «неуважение к власти» — 70 тысяч рублей, а также по статье «оскорбление человеческого достоинства и общественной нравственности» за цитирование местной матерной легенды о названии поселка Шахунья. 

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Что известно о событиях, предшествовавших смерти Ирины Славиной
Фото: Дмитрий Митрохин / Facebook

2020 год: издание Koza.Press оштрафовали за сообщение про коронавирус, которое суд счел фейком. Материал вышел в марте, в нем говорилось, что один из руководителей академии самбо, «вернувшись из Европы, контактировал с десятками людей, в том числе с посетителями академии». Полиция посчитала, что Славина распространила заведомо недостоверную информацию под видом достоверной.

 

«Эти пять лет для меня были очень трудными. Тащить свое СМИ приходилось, подрабатывая в других редакциях. Ни разу в жизни я не взяла ни копейки, чтобы опубликовать в “Козе” какую-то новость или статью, хотя заплатить предлагали не раз. Ни один рекламодатель не смог пропихнуть в “Козу” публикацию без пометки “на правах рекламы”. Да, приходится отказываться от денег, если это противоречит моим принципам и закону, — писала Славина о своей работе на странице в Facebook. — У меня есть убеждения, понимаете? Что бы не лгали обо мне». 

 

И, наконец, за день до смерти, к Славиной и еще нескольким нижегородским активистам пришли с обысками по уголовному делу о сотрудничестве с «нежелательной организацией» (статья 284.1УК). «В 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые, — рассказала позже Славина у себя в фейсбуке. — Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета “Открытой России”, возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли — все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны — не только мой, но и мужа, — кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально. Но очень настрадался Май. Его до 10:30 не давали вывести на улицу». 

Помимо Славиной, обыски прошли у заместителя председателя нижегородского регионального отделения партии «Яблоко» Алексея Садомовского, бывшего координатора штаба Алексея Навального в Нижнем Новгороде Дмитрия Силивончика, действующего координатора нижегородского штаба Алексея Навального Романа Трегубова, гражданских активистов Юрия Шапошникова и Михаила Бородина. У них изъяли электронные устройства, личные вещи, документы, блокноты с записями. 

Это уголовное дело возбудили против местного пастафарианца Михаила Иосилевича: по версии следствия, он предоставлял активистам «нежелательной организации» помещение. Как утверждают, 2 и 3 сентября в принадлежащем ему помещении — «То самое место» на улице Горького — проходили лекции для наблюдателей на выборах от партии «Яблоко». Следствие считает, что организаторами лекций являются активисты «Открытой России». До этого Иосилевича уже дважды привлекали к административной ответственности за предоставление помещения для политических дискуссий. 

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Что известно о событиях, предшествовавших смерти Ирины Славиной
Ирина Славина. Фото: личная страница в Facebook

Через несколько часов после завершения обысков Славина написала в соцсети Faсebook: «Если бы они так и не явились ко мне, значит, все это время я *** (ерундой) какой-то занималась. Ведь так? Теперь понимаю, что все было не зря. Всем огромное спасибо за ту поддержку, которую вы оказываете мне. Ваша капитанская дочка». 

Знакомый Славиной, находящийся на месте происшествия, рассказал изданию «Волга. МБХ медиа», что не может себе представить, что заставило Славину решиться на такой отчаянный поступок: «Я не представляю, что могло произойти во время обыска или после него. Какого характера угрозы, что Ирина решилась на такой шаг. Но значит, были на то причины. Она веселый и жизнерадостный человек. Пишут, что она оппозиционер, но это совсем не так, она была влиятельным человеком, ее уважали многие чиновники, подвозили до дома, прислушивались к ее мнению. Что-то произошло, не могу даже представить»

Муниципальный депутат и общественный деятель Юлия Галямина, которая была хоть и не близко, но знакома со Славиной, в разговоре с “МБХ медиа” отозвалась о ней так:  “Она была энтузиастом в самом хорошем смысле слова. Она поразила меня своим подвижничеством. Я бы не сказала, что это какая-то история, которая для нее характерна, она была довольно веселым и жизнерадостным человеком. Что-то случилось. Мы не знаем, что. Через две недели мы должны были с ней увидеться”.

Друзья отмечают, что Ирина было общительным и жизнерадостным человеком, но в 2019 году она написала на своей странице такой пост:

https://www.facebook.com/slavirina/posts/2451495631580506

Профсоюз журналистов требует расследования гибели Ирины Славиной: в своем заявлении, опубликованном в Facebook, организация утверждает, что KozaPress на протяжении многих лет подвергалось систематическому давлению и преследованию со стороны властей. “Перед самосожжением — трагическим, неоправданным, но понятным актом отчаяния — Ирина обвинила в произошедшем государство. Незадолго до этого, как теперь стало принято, на рассвете, в ее квартире в очередной раз прошел обыск. Он был произведен в унизительной форме. Наша организация уверена, что в произошедшем имеются явные признаки преступления, предусмотренного 110 статьей Уголовного кодекса РФ (доведение до самоубийства). Мы требуем провести расследование”, — говорится в заявлении.

Расследования потребовал и другой представитель цеха – главный редактор “Эха Москвы” Алексей Венедиктов. Он опубликовал обращение к генеральному прокурору РФ Игорю Краснову, где потребовал провести прокурорскую проверку по факту доведения до самоубийства и рассмотреть возможность возбуждения уголовного дела по все той же 110 статье. 

Однако в управлении Следственного комитета по Нижегородской области уверены: связи между смертью Славиной и обысками, прошедшими у нее накануне, никакой нет. «Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились указанные следственные действия», — написано на сайте ведомства. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Нижнем Новгороде прошло стихийное шествие памяти журналистки Ирины Славиной

В Нижнем Новгороде прошло стихийное шествие памяти журналистки Ирины Славиной

В Москве суд не стал арестовывать заместителя начальника СИЗО «Водник» по делу о хищении продуктов для арестантов

В Москве суд не стал арестовывать заместителя начальника СИЗО «Водник» по делу о хищении продуктов для арестантов