in

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете
Светлана Прокопьева. Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Министерство внутренних дел РФ решило не вносить в Госдуму законопроект, который предполагал наказание за оскорбление полицейских в интернете: от блокировки постов в сети до штрафов в 100 тысяч рублей за оскорбительные для силовиков реплики. «МБХ медиа» рассказывает, за что сегодня и без несостоявшегося закона пользователь интернета может получить штраф или отправиться за решетку.

Экстремизм и оскорбление чувств верующих

Самая распространенная статья, по которой российские пользователи интернета привлекаются к ответственности — экстремизм (ст. 280 и 282 УК РФ). Особенно часто она применяется в регионах, где практически не существует угроз от реальных экстремистов. Поэтому силовики зарабатывают палки на мониторинге постов или иной активности в интернете. Самый показательный случай последних лет — история блогера Руслана Соколовского. В 2016 году после ловли покемонов в игре Pokemon Go в храме в Екатеринбурге на него возбудили сразу несколько уголовных дел. К 282-й статье тогда добавилась и статья об оскорблении чувств верующих — 148-я. Спустя год суд приговорил Соколовского к трем с половиной годам условного срока. Несколько месяцев в ходе следствия блогер провел под домашним арестом.

В 2018 году силовики пришли домой к жительнице Барнаула Марии Мотузной. После проведения обыска девушку отвезли в Центр по противодействию экстремизму, где она узнала, что на нее завели уголовное дело по тем же статьям, что и на Соколовского. Причем, если в случае с блогером причиной возбуждения дела стали покемоны, то Мотузной вменялись мемы, опубликованные за три года до этого на странице «ВКонтакте». После частичной декриминализации 282-статьи дело против девушки было прекращено, прокуратура принесла ей извинения за уголовное преследование. Мотузная требовала через суд компенсации морального вреда, она просила 1 млн рублей. Суд ограничился лишь 100 тысячами.

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете
Мария Мотузная. Фото: @morkov_photo / Instagram
Предпринимателю из Томска Артему Карпилянскому повезло меньше всех. В конце 2019 года суд приговорил его к 1,5 годам лишения свободы в колонии-поселении по статье о публичных призывах к экстремизму (ст. 280 УК РФ). Сотрудники ФСБ увидели состав преступления в комментариях под постами во «ВКонтакте». В них, по мнению экспертов-лингвистов при ведомстве, содержались эмоциональные высказывания «по отношению к представителям власти, китайцам, уроженцам Северного Кавказа и Средней Азии». Карпилянский заявлял следствию и суду, что комментариев не писал.

Оправдание терроризма

Самым резонансным делом по этой статье (ст. 205.2 УК РФ) стала история псковской журналистки Светланы Прокопьевой. На нее возбудили дело после ее колонки на сайте «Эха Москвы» о теракте в приемной ФСБ в Архангельске. Прокопьева рассуждала о причинах теракта, отметив, в том числе, что государство само виновато в том, что молодые люди прибегают к порой радикальным методам борьбы с ним. В суде Прокопьева заявила, что не оправдывала и не могла как журналистка оправдать терроризм. Тем не менее суд признал ее виновной и приговорил к штрафу в 500 тыс. рублей. Гособвинение запрашивало для журналистки шесть лет реального срока.

Между тем по делам об оправдании терроризма в связи со взрывом в приемной архангельского управления ФСБ к реальным срокам были приговорены несколько человек. Первым осужденным стал житель Калуги Иван Любшин. В марте 2020 года суд приговорил его к 5,2 годам колонии за комментарии в соцсетях, в которых силовики усмотрели оправдание теракта, совершенного анархистом Михаилом Жлобицким.

В августе 2020 года суд в Башкирии приговорил к 9 годам лишения свободы по делу об оправдании терроризма и призывах к сепаратизму местного публициста Айрата Дильмухаметова. Прокуратура запрашивала для него 12 лет. Оправданием терроризма следствие посчитало видео на его Youtube-канале, в котором публицист рассуждает о суровости приговора уфимским мусульманам, обвиняемых в причастности к партии «Хизб ут-Тахрир» (в России она признана террористической организацией и запрещена). Остальные обвинения касались его эмоциональных интервью. В частности, политик рассказывал об идее Четвертой башкирской республики, на пост главы которой он претендовал.

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете
Айрат Дильмухаметов. Фото: ВКонтакте

Реабилитация нацизма

В июле 2020 года на кемеровского блогера Михаила Алферова завели уголовное дело по статье о реабилитации нацизма (ч. 3 ст. 354.1 УК). Поводом послужило видео о праздновании 9 мая, размещенное на Youtube-канале Алферова. Следствие полагает, что он оскорбил Знамя Победы. Сам блогер на допросе заявил, что ему никто не объяснил, в чем именно выражается оскорбление. Во время доследственной проверки Алферов говорил, что не мог оскорбить Знамя, поскольку оно находится в музее, где блогер никогда не был. Двумя месяцами ранее Алферова признавали виновным в мелком хулиганстве за другое видео, на котором он разговаривает с дружинниками о COVID-19. Полицейские услышали там мат. За этого его приговорили к наказанию в виде 10 суток ареста.

Как судят за Путина

В сентябре 2014 года суд в Орле оштрафовал на 40 тысяч рублей местного автослесаря Андрея Бычкова, за то, что тот назвал Владимира Путина в комментариях в соцетях «г***ном». Бычков был оштрафован по относительно недавно введенной на тот момент в КоАП ч.3 статьи 20.1 — об оскорблении власти.

В феврале 2020 года по той же статье суд в Волгоградской области оштрафовал Юрия Шадрина. Шадрин написал во «ВКонтакте», что Владимир Путин не устраивал геноцид, в отличие от Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина, поэтому российский президент — «мелкая, по сравнению с этими монстрами, гадюка». Затем мужчина обозвал главу государства «мразью». За это он был оштрафован на 50 тыс. рублей. При этом Шадрин на тот момент уже имел штраф по той же статье и тоже — за оскорбление Путина. В первый раз он назвал президента «сказочным д*****м».

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете
Юрий Шадрин. Фото: Давид Френкель / Медиазона
Кубанский пенсионер Анатолий Лилейкин тоже, как установил суд, оскорбил Владимира Путина. В социальных сетях он назвал президента «преступником» и в неприличной форме потребовал его отставки. Мужчине назначили штраф в 70 тыс. рублей.

Пропаганда ЛГБТ, порно и АУЕ

Сесть в России можно не только за оправдание терроризма. ЛГБТ-активистка Юлия Цветкова стала обвиняемой по уголовному делу о распространении порнографии (пункт «б» части 3 статьи 242 УК) из-за паблика «Монологи вагины». Там были опубликованы рисунки на тему бодипозитива. Сотрудники полиции усмотрели в этом состав преступления и теперь активистке грозит до шести лет лишения свободы. Кроме того, Цветкову уже успели привлечь к ответственности по административной статье о пропаганде сексуальных отношений среди несовершеннолетних — на 50 и 75 тыс. рублей. Пропаганду усмотрели в публикациях пабликов «Комсомолка. Феминизм пересечений», «Тайная вечеря — ЛГБТКИАПП на-Амуре | 18 «и «ЦВЕТ» во «ВКонтакте». А претензии к Цветковой возникли после того, как несколько заявлений на нее написал активист Тимур Булатов, который ведет паблик «Нравственный джихад», часто содержащий резкие публикации по отношению к людям нетрадиционной ориентации.

От нескольких тысяч до семи лет. Как россиян штрафуют и сажают в тюрьму за публикации в интернете
Юлия Цветкова. Фото: личная страница ВКонтакте
А 17 августа 2020 года Верховный суд по РФ по иску Генпрокуратуры запретил деятельность движения «Арестантское уголовное единство». Суд решил, что АУЕ — это именно движение, причем — экстремистской направленности. В начале сентября в России был вынесен первый приговор, связанный с этим запретом. Россиян Николая Бабарику, его жену Наталью и друга семьи Артема Зуева суд приговорил к 7 годам колонии, 4 годам условно и 3,9 годам колонии соответственно. Бабарику признали виновным в создании и ведении паблика «А.У.Е» в соцсети «ВКонтакте», где вместе с двумя другими обвиняемыми он публиковал посты, «содержащие высказывания, призывающие к насилию по отношению к сотрудникам полиции и сотрудникам ФСБ».

«Фейки»

Пандемия коронавируса в России дала толчок активному практическому применению статьи о фейковых новостях. Силовики начали массово возбуждать административные (ст. 13.15 КоАП) и уголовные дела (ст. 207.1 УК РФ).

Так, в июне 2020 года суд в Екатеринбурге оштрафовал на 15 тыс. рублей научного сотрудника музея истории Татьяну Знак. Ее признали нарушителем закона о фейковых новостях за пост в фейсбуке, где она сообщила о смерти пациента в больнице. Суд счел фейковым сообщение о причине смерти (от коронавируса), хотя сама Татьяна Знак настаивала, что в ее посте не было утверждений о том, что именно COVID-19 стал причиной смерти. Месяцем ранее житель Вологды Андрей Свитцев был оштрафован на 30 тыс. рублей за пост о том, как заразившаяся коронавирусом пациентка одного из медучреждений «улила весь пол кровью».

Дела о фейках массово заводились и против СМИ. Например, под штраф в 200 тыс. рублей попала «Новая газета», «Радио Свободы» — в 300 тыс. рублей, а пермское СМИ «Звезда» оштрафовали на 750 тыс. рублей. Еще в июне 2020 года глава «Агоры» Павел Чиков сообщал, что в период пандемии коронавируса было возбуждено 157 административных дел за распространение «фейков», выписано штрафов на миллион рублей и возбуждено 33 уголовных дела.

Нужны ли еще статьи и законы?

Глава юридической практики организации Роскомсвобода Саркис Дарбинян сказал «МБХ медиа», что с учетом всех тех норм, регулирующих сегодня интернет в России, отказ МВД от дополнительной инициативы выглядит вполне здраво. «Год назад у нас уже были внесены правки в статью 20.1 КоАП, предусматривающие ответственность за оскорбление органов власти. И эта норма достаточно странным образом использовалась. Были злоупотребления на местах. Поэтому появление дополнительной нормы было бы избыточным. И нас бы ждало то же правоприменение, что и в предыдущем случае», — считает Дарбинян.

Он считает, что интернет в России сегодня «перерегулирован». «Органы власти действуют в двух направлениях. Ограничение доступа к информации, когда с каждым годом появляются все новые органы, имеющие право на досудебную блокировку информации. С другой стороны, мы видим преследование тех, кто пытается выражать свое мнение, за посты и картинки. И то и другое вряд ли приводит к уменьшению противоправных явлений. По нашему анализу, восемь лет блокировки различной информации не привели к уменьшению количества детских суицидов, потребления наркотиков и распространения иной противоправной информации», — говорит Дарбинян.

Зато, добавляет эксперт, действия властей создают атмосферу страха и самоцензуры в социальных сетях. При этом сомнения вызывает то, как применяются те или иные нормы и как наказывают за слова в сети, отмечает глава юридической службы Роскомсвободы.

Власти прогнозируют, что российский госдолг через три года превысит 21% ВВП

Власти прогнозируют, что российский госдолг через три года превысит 21% ВВП

В Тамбове коммунисты призвали жителей выйти на акцию против фальсификаций на губернаторских выборах

В Тамбове коммунисты призвали жителей выйти на акцию против фальсификаций на губернаторских выборах