МБХ медиа
Сейчас читаете:
Пособие Колмогорова и тапочки на вырост. Как суд отправил Азата Мифтахова в СИЗО

Пособие Колмогорова и тапочки на вырост. Как суд отправил Азата Мифтахова в СИЗО

В Головинском районном суде Москвы 12 февраля прошло второе судебное заседание по избранию меры пресечения для аспиранта МГУ Азата Мифтахова. Его обвиняют в хулиганстве: по мнению следствия, он участвовал в поджоге офиса «Единой России» в Ховрино. Обвинение строится на «очной ставке», в которой участвовал засекреченный свидетель, хотя, по словам адвоката Мифтахова Светланы Сидоркиной, показания свидетеля выдумали, а единственный фигурант дела не смог опознать подозреваемого.

В три часа дня в коридоре Головинского районного суда не найти свободного места: перед залом 406 стоят камеры федеральных телеканалов, корреспонденты с микрофонами-удочками и активисты, поддерживающие Азата Мифтахова. В отличие от первого заседания, на которое в субботу, 10 февраля, пустили только журналистов, приставы решили впустить всех в здание суда. Правда, в зал смогли попасть только пишущие журналисты и родственники Азата. Остальные стояли в коридоре, пытаясь понять что-то из онлайн-трансляций.

Помимо активистов и прессы в толпе стоял лохматый мужчина, прикрывавший лицо шарфом. Шарф то и дело спадал, и ему приходилось поправлять его. «Гривастый», как прозвали мужчину активисты, был в суде и в субботу. Тогда он пришел со следователем Ивановой — немолодой женщиной с бородавкой на лице и в цветастой одежде. «Гривастый» задерживал Азата первого февраля, и даже сделал с ним селфи, которое позже попало в эфир «Рен ТВ». Камерой он пользовался и в суде — снимал активистов. Когда они захотели снять самого мужчину, пришлось вмешаться приставам: оказывается, парень с шарфом на лице «вел оперативную съемку».

Кадр: телеканал Рен-тв

Следствие просило суд отправить Азата в СИЗО на месяц. По мнению следователя Ивановой, он состоит в «леворадикальном движении „Народное ополчение“». Более того, 11 февраля на имя Азата были куплены билеты в Брест. Аспирант якобы должен был выехать из Москвы 12 февраля, а в Беларусь приехать на следующий день. На тот момент Азат был в ИВС, куда его отправили еще в субботу. Изменились и показания «секретного свидетеля» «Андрея Петрова»: если в субботу он смог опознать ничего не делавшего Мифтахова по «маханию руками» и «выразительным бровям», то сегодня в показаниях он вспомнил: «двое стояли на стреме, а трое совершали действия».

В коридоре было душно, и в воздухе витало напряжение. Под конец слушания активисты и приставы не выдержали и начали ссориться. Но вскоре дверь зала открылась, и вышел главный пристав. За ним вышел и судья.

После того, как судья Базаров удалился в совещательную комнату, в зал суда пригласили и журналистов с фотоаппаратами и видеокамерами. Они разбежались по всему залу, пытаясь снять Азата с максимального количества ракурсов. Корреспондент «Лайфа» даже положил микрофон на стол адвокату Светлане Сидоркиной, которая складывала поощрительные грамоты аспиранта и поручительства от депутата Госдумы Олега Шеина.

Азат Михтахов в суде, 12 февраля 2019 года. Фото: Антон Веронов / МБХ медиа

— Можно мне поговорить с родителями? — спросил Азат у стоявшего около клетки полицейского.

Сотрудник покачал головой.

— Ну вы же разрешаете репортерам НТВ со мной разговаривать, почему мне с родителями поговорить нельзя? — продолжил расспрашивать аспирант.

— Судья разрешил вам с журналистами разговаривать, а с родителями — нет, — сухо объяснил ему полицейский.

Впрочем, и без разрешения полицейского Азат смог поговорить с родственниками. Его дядя Гадель во время перерыва заметил, что аспирант сидит в клетке в темных носках и больших не по размеру резиновых сланцах. «Тапочки на вырост купил?», — с доброй усмешкой спросил он племянника. Азат объяснил: его забрали из ИВС так быстро, что он не успел переобуться. Родственники продолжили расспрашивать аспиранта об условиях в изоляторе. Азат бодро и коротко стал отвечать на вопросы родственников: кормят его нормально, а оброс он, потому что с первого февраля не брился — в изоляторе запрещены бритвы. «Жестко», — заметил Мифтахов и с улыбкой погладил себя по щекам.

Раны на запястьях Азата почти зажили, и о них почти никто не вспоминал. Адвокат передала ему листок бумаги, на котором он написал жалобу Уполномоченному по правам человека. В отличие от прошлого заседания, на которое Азат принес первый том «Братьев Карамазовых» и тетрадку, у аспиранта с собой ничего не было. Он попросил родственников передать ему в изолятор задачник Колмогорова по математике.

Наконец, в зал вернулся судья Базаров. Он сослался на показания «Петрова» и членство Азата в «радикальной организации», цель которой — «цветные революции». Также Базаров упомянул, что Мифтахов прописан в Нижнекамске, а следствие проходит в Москве, и поэтому он может скрыться — дополнительным подтверждением тому были билеты в Брест. Суд отправил аспиранта в СИЗО до 7 марта. «Кушай хорошо», — напутствовали Азата родственники, когда журналисты покидали зал.


Азата выводили из зала суда под аплодисменты.

— Азат, береги себя! Береги! — кричала ему мать во время конвоя.

— Свободу! Свободу! — скандировал остальной зал.

— Все, успокаиваемся! — крикнул пристав.

После того, как аспиранта увели, активисты переключились на обсуждение приставов и апелляций. Светлана Сидоркина предположила, что Азата конвоируют в СИЗО «Водник» неподалеку от суда, а в заседаниях он будет участвовать по видеосвязи. Также в коридоре обсуждали возможность нового уголовного дела — уже на активистку Елену Горбань.

На выходе из здания суда активисты хотели развернуть баннер в поддержку Мифтахова, но его увозили через черный ход. Вместо этого напротив дверей расположились съемочные группы Life и НТВ. Они ждали адвоката Светлану Сидоркину, чтобы расспросить ее о билетах в Брест и «Народной самообороне».

«Никаких документов, доказывающих, что именно он покупал билеты в Брест, нет. С 1 февраля он находился в руках правоохранительных органов. Ни организации, ни группировки как таковой нет. Она должна быть зарегистрирована, а если она леворадикальная, ее должны признать экстремистской», — сказала Сидоркина. И добавила: Азат собирается отправить жалобу на пытки, но сделать это сможет либо из ИВС, либо из СИЗО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: