МБХ медиа
Сейчас читаете:
… свободу?": из тюрьмы выходит Борис Стомахин, отсидевший 12 лет за русофобию

19 сентября на свободу выходит Борис Стомахин, инвалид, который провел в заключении 12 лет за призывы убивать русских. После освобождения Стомахин хочет «отомстить режиму» — и дискуссия о его высказываниях может возобновиться. «МБХ медиа» рассказывает историю радикального публициста, который стал изгоем в российской оппозиции и не признан политзаключенным.

«Убивать, убивать, убивать! Залить кровью всю Россию, не давать ни малейшей пощады никому, постараться непременно устроить хотя бы один ядерный взрыв на территории РФ — вот какова должна быть программа радикального Сопротивления, и русского, и чеченского, и любого! Пусть русские по заслугам пожинают то, что они плодили», — цитатами подобного рода известен публицист и оппозиционер Борис Стомахин. За них он отсидел в общей сложности 12 лет.

Заметным в публичном поле он стал в 2000 году, когда начал распространять информационный бюллетень «Радикальная политика» — как раз в начале второй чеченской войны. С этого момента сложилось основное направление его деятельности — крайне радикальная и спорная критика российских властей и народа за военные действия в Чечне. До этого он прошел путь от троцкистов до «революционных либералов»: с юношества, с начала девяностых ходил почти на все митинги. В итоге Стомахин пришел к одобрению террористических методов борьбы чеченских сепаратистов и призывам к геноциду русских.

В 2006 году он получил свой первый срок — 5 лет колонии общего режима. Туда он отправился инвалидом. Когда милиция пришла к нему домой, он попытался сбежать — спуститься по веревке из окна, но упал с высоты четвертого этажа, получив травму позвоночника и перелом ноги.

Это дело по статьям о призывах к экстремизму и разжигании национальной розни возбудили в 2003 году. Со Стомахина тогда взяли подписку о невыезде, а он попытался уехать на Украину и получить статус беженца.

В то время он публиковал тексты на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-Центр», где в основном критиковал оппозицию за «предательство» и «пособничество властям», а также вступил в сепаратистские организации — «Общество друзей Ичкерии» и «Международное движение за деколонизацию Кавказа».

Статус беженца Стомахину не предоставили. Миграционная служба Украины назвала Россию «демократической страной, где можно отстоять свои права в суде». «Когда ему отказали в статусе беженца, он не нашел вариантов закрепиться в Украине и решил рискнуть, вернувшись в Россию», — говорит создатель Международного комитета защиты Стомахина Виктор Корб.

Арест и инвалидность

Стомахина судили осенью 2006 года. Пропагандой экстремизма были признаны фразы: «Пусть же десятки новых чеченских снайперов займут свои места на горных склонах и тысячи агрессоров падут от их праведных пуль!», «взрыв в московском метро оправдан, поскольку чеченцы имеют полное моральное право взрывать в России все что захотят». Сравнения России со «страшной зловонной бездной» и «кровавой людоедской страной» квалифицированы как разжигание национальной вражды.

«Суть позиции Стомахина — максимальное обобщение формулировки ответственности народа за преступления правительства. Да, он заходит в этой формулировке за край, — комментирует „МБХ медиа“ Корб. — Но эта позиция позволяла ему быть хорошим прогнозистом. Он предсказал одним из первых разрастание агрессии российского режима — в отношении Грузии и Украины».

Стомахин вину не признал и смеялся, когда судья зачитывал приговор.

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ

«Гнить на зоне — самое то для него»

Приговор вызвал неоднозначную реакцию в правозащитной и оппозиционной среде: были те, кто считали его политзаключенным, были те, кто желали ему «гнить на зоне». Правозащитный центр «Мемориал» Стомахина политзаключенным не признал. «Есть формальные критерии, в которых зафиксировано, что призывы к насилию в отношении социальных, национальных или иных групп, даже при наличии других оснований для признания его политзаключенным, не позволяют рассматривать его в таком качестве», — сказал «МБХ медиа» член совета «Мемориала» Сергей Давидис. По его мнению, такая позиция «Мемориала» не могла повлиять приговор Стомахина. При этом «Мемориал» счел наказание Стомахину чрезмерным и помогал ему, говорит Давидис: «Мы оплачивали ему адвокатов, и сейчас оплачиваем адвокатов в делах, в которых он участвует — гражданских, уголовных».

Московское отделение движения «Солидарность» политзаключенным Стомахина признало, но с оговоркой: «Мы признаем его политзаключенным не потому, что он не совершил никакого преступления. Потому, что в сравнении с другими осужденными по этой статье у него самый большой срок, и ему неоднократно отказано в УДО. При этом личность Стомахина и его творения мне глубоко неприятны», — писала член движения Анна Каретникова. По мнению главы движения «За права человека» Льва Пономарева, большинство правозащитников «отошли как бы в сторону». Среди тех, кто высказался в поддержку Стомахина, были публицисты Валерия Новодворская, Александр Подрабинек и Аркадий Бабченко.

Пока Стомахин отбывал первый срок, в 2010 году политик Леонид Волков, на тот момент член движения «Солидарность», поддержал приговор: «Совершенно непонятно, почему нелюбовь к Путину и нелюбовь к имперской политике должны трансформироваться в ненависть к России и россиянам, — рассуждал он. — Стомахин — выродок, и гнить на зоне — самое то для него».

Возбуждения вражды к армии и к русским как к этнической общности, призывы к экстремистской деятельности доказаны, говорил директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Но суд не принял во внимание степень опасности высказываний Стомахина, объяснил он «МБХ медиа»: «В те времена, когда его судили, это вообще не принималось во внимание. Но наконец-то в прошлом году Верховный суд разъяснил: размер аудитории прямо влияет на степень общественной опасности. Если аудитория совсем маленькая, то дело должно закрываться».

Один из лидеров «правительства чеченских сепаратистов в изгнании» Ахмед Закаев объявил в 2010 году, что предоставил Стомахину гражданство Ичкерии.

Изгой в оппозиции

Стомахин вышел на свободу в марте 2011 года. Полтора года на свободе пришлись как раз на период протестов за честные выборы 2011−2012 годов. Стомахин решил баллотироваться в Координационный совет оппозиции — орган, который создавался лидерами протестов, но туда его не пустили. Его регистрацию обжаловал политик Илья Яшин. «У нас есть четкое положение — кандидат в КС оппозиции должен разделять ценности, сформулированные в резолюциях митингов, то есть народовластие, гарантию прав и свобод и ненасильственные методы политической борьбы. Но очевидно, что Стомахин этим критериям не соответствует. Он неоднократно заявлял, что русский народ „недоразвитый“, не имеет права выбирать себе руководителей», — объяснял Яшин.

Илья Яшин на митинге «За честные выборы» на проспекте Сахарова. Фото: Митя Алешковский / ТАСС

За это Стомахин проклинал членов КС. «С вашей стороны — ни слова поддержки, ни грамма интереса, ни копейки помощи», — писал он.

Осенью 2012 года Стомахина вновь отправили в следственный изолятор. Стомахина очередной раз обвинили в призывах к экстремизму, возбуждении религиозной и межнациональной ненависти, а также призывах к терроризму и оправданию терроризма. Все это нашли в статьях «Не допустить нового Холокоста», «Унтерменшен» и «Памяти шахидов». Блог и сайт, где они публиковались, суд счел средствами массовой информации, что увеличило новый срок Стомахина. Помимо прочего Стомахин обвинялся в «оскорбительных номинациях Всевышнего», «уничижительных оскорбительных номинациях святого», «оправдании деятельности террористов, убивших Александра Второго».

Пока шло следствие, в 2012 году Стомахин стал косвенной причиной попадания записи выступления премьер-министра Дмитрий Медведева в список запрещенных Минюстом материалов. Дело в том, что сообщение с сайта Кремля было перепечатано в «Радикальной политике» Стомахина, а ее номер целиком был признан экстремистским.

Несмотря на истечение срока давности по ряду эпизодов, Стомахина посадили в колонию строгого режима на 6,5 лет.

«Мемориал» и правозащитники выступили против очередного срока для Стомахина. Даже Леонид Волков на этот раз иначе высказался о нем, обращая внимание, что такое серьезное наказание он получил за слова.

Уже после приговора депутат Госдумы Александр Сидякин обратился в прокуратуру запросом о принятии мер против заключённого, потому что от его имени распространялись тексты в интернете. После этого 2015 году появляется третье уголовное дело Стомахина — оправдание терроризма. По версии обвинения, еще до приговора, находясь в СИЗО, Стомахин передал на волю для публикации в интернете статью «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», где одобрялась серия терактов в Волгограде в 2013 году. Пользователь lj.rossia.org stomahin «от всей души приветствует» взрыв в Волгограде и «поздравляет с удачей его организаторов», которым «удалось отлично поздравить и российское террористическое государство, и населяющих его „граждан“ (рабов и быдло)». «Кавказское Сопротивление мстит и будет мстить кровавой государственно-террористической Русне», — писал автор. — «ОПГ „граждане РФ“ фактически является заказчиком всех преступлений путинщины».

Защита причастность Стомахина к публикации отрицала. Новое дело добавила еще полгода отсидки к его сроку. За публикацию последнего слова Стомахина Виктора Корба обвинили в призывах к терроризму, и он уехал из России.

Тюрьма: унижения, зависимость от «ходячих», смерть матери

Позже Стомахина перевели на тюремный режим, что сделало невозможным его свидания с матерью.

«Он один из рекордсменов российских по пребыванию в штрафном изоляторе, по количеству взысканий. Последние полтора года он в тюрьме — это тоже ужесточение наказания», — сказал «МБХ медиа» Корб. В августе 2019 года из-за перевода в ШИЗО Стомахин объявлял голодовку. Среди нарушений режима указаны такие: «был без бирки», «не встал, когда вошел начальник в камеру».

Адвокат Стомахина Светлана Сидоркина рассказывала «Медиазоне» об издевательствах над Стомахиным во время перевозки в один из следственных изоляторов: «Там Бориса Стомахина заставили раздеться догола, приседать в окружении кучи людей, что, учитывая телосложение Стомахина (у него лишний вес МБХ медиа“), было особенно по-издевательски; угрожали его изнасиловать дубинкой, специально издевались над ним с бородой — с одной стороны сбрили, потому что он ее не хотел брить, обзывали бабой, унижали».

Свой тюремный опыт Стомахин в интервью 2018 года называл мучительным, в первую очередь из-за отношений с другими сидельцами. «Одним из главных было чувство полной беспомощности и тотальной зависимости от „ходячих“ уголовников в камере. И от их наличия! — вспоминал он свое первое заключение. —  Они активно давят на тебя, стараясь заставить жить по их омерзительным правилам».

Недавно у него умерла мать, с которой Стомахин на воле жил в одной квартире: «Его не отпустили даже на похороны», — рассказал «МБХ медиа» Корб.

В своем последнем письме на волю Стомахин жаловался на скачки артериального давления; рассказывал, что из-за высокого холестерина ему запретили есть жирное. «А я эти пищевые запреты терпеть не могу и выполнять все равно не буду, ибо это, по сути, у меня единственная и последняя радость осталась — съесть что-нибудь вкусненькое», — писал он.

Посадили ли бы Стомахина в Европе?

В 2018 году — спустя 11 лет после подачи жалобы на первый приговор — Европейский суд по правам человек присудил Стомахину 12,5 тысяч евро компенсации за нарушения права на свободу выражения. ЕСПЧ признал, что Стомахина призывал к насилию, оправдывал терроризм, возбуждал ненависть к российским военнослужащим. В этой части ЕСПЧ счел правомерным вмешательство правоохранительных органов в право Стомахина на свободу выражения. Но наказание ЕСПЧ счел несоразмерным, так как часть текстов — это высказывания о ситуации в России.

«ЕСПЧ признал, что часть обвинений соответствует конвенции, но тем не менее отчасти не соответствует, — объясняет Верховский. — Важно, что ЕСПЧ указывает на то, что российский суд совершенно не обратил внимания, что бюллетень, в котором это все тогда публиковалось, был очень малотиражным».

ЕСПЧ. Фото: Rainer Jensen / Dpa / AP

Верховский говорит, что, если бы Стомахин вел подобную деятельность, например, во Франции или Германии, то там на него тоже могли бы завести уголовное дело, но вряд ли бы его отправили за решетку, лишение свободы по таким делам бывает редко.

«Если мы посмотрим европейские страны, то такого рода призывы могут быть криминализованы. Но там кроме содержания будут учитываться другие параметры: контекст, какова была аудитория — не только в размере, но и по качеству, был ли авторитетен обвиняемый для этой аудитории — или плевать на него вообще, — рассказывает Верховский. — Есть европейские страны, где такие дела исчисляются единицами, есть страны, где они исчисляются сотнями. Ближайшая по количеству дел к нам в Европе Германия, но надо понимать, что мы тут рекордсмены абсолютные».

«Я — одиночка, за которым никто не стоит»

Сам Стомахин считает, что сторонников в России у него почти нет. «Ибо какие в стране рабов могут быть сторонники у человека, выступающего за свободу? — объяснял он это. — Активно пытаясь в первой половине нулевых создать партию, не мог набрать в Москве даже десятка мужчин такого возраста с либеральными взглядами, годных хоть на что-нибудь, кроме болтовни в интернете». Глядя на слушателей на своих судебных заседаниях, Стомахин сделал вывод, что сейчас большая часть активистов — бабушки, «сердобольные, но не боеспособные, к сожалению».

«Поддержку я если и чувствую, то скорее как политзаключенный, как человек, ни за что преследуемый — и жестоко! — властью, то бишь поддержку скорее из гуманизма, из человеческого сочувствия, а не из солидарности с моими политическими взглядами», — объяснял «Радио Свободе» Стомахин. — Я одиночка, за которым никто не стоит, никто не поддерживает, не финансирует и так далее. Разумеется, от любой поддержки со стороны любого западного государства я бы и не подумал отказаться, но кто же мне даст!".

«На первый взгляд Борис — ветхозаветный еврей, который не отошел от принципа „око за око и жизнь за жизнь“, — говорил диссидент Сергей Григорьянц. — Он идеалист, его проповедь не имела практического значения и была направлена только на него самого. Так велика была мера отчаяния от окружающей его лжи и насилия».

Хотя Стомахин не представляет реальной угрозы, он идеальная мишень для правоохранителей, считает Давидис: «Он пишет исключительно оскорбительно, у него цель — оскорбить. Нормальный человек не оскорбляется, а кто-то оскорбляется. Всякие депутаты, прокуроры и прочие из той породы людей, которые особенно склонны оскорбляться за русский народ, православие, за коллективные понятия и сущности. Это создает мотивацию для преследования — сверху, а с другой стороны, поскольку это формально подпадает под нормы закона, происходит механическое применение нормы, в результате его дело оказывается для правоохранительных органов очень удачной возможностью отчитываться о том, что они такого злостного врага России наказали и пресекли его деятельность».

Тревога на свободе

19 сентября Стомахин выходит на свободу — на два месяца раньше срока из-за частичной декриминализации 282 статьи. Сам Стомахин сомневается, что долго пробудет на свободе и даже что освободится вообще. Виктор Корб говорит, что опыт последнего приговора, который Борис получил, находясь в заключении, «не настраивает на позитив». «Есть опасения усиления репрессий. Есть риск, что система захочет его убить. Есть примеры и других политзеков, которых арестовывают сразу после выхода, тот же Сергей Мохнаткин», — говорит он.

Корб рассказал «МБХ медиа», что сторонники готовятся встретить Бориса. «Хочется, чтобы он вышел, и с нашей поддержкой, с поддержкой людей, которые делали благотворительные взносы, ему удалось бы решить минимум адаптационных задач», — говорит он.

Сейчас Стомахину 45 лет, он считает, что нормально на свободе жить не сможет: «Первое, самое простое, что ждет меня на воле, отсутствие средств. С судимостью и уголовников не слишком охотно берут на работу, а уж с моей-то биографией, статьями УК… Тем паче, что на физическую работу я не гожусь уже давно». Еще одна проблема — Стомахина внесли в список экстремистов Росфинмониторинга, из-за этого заблокированы его счета, он не может пользоваться никакими банковскими продуктами.

«Заблокированы все счета. Был еще заблокирован счет его матери, а на ее счет перечислялись в том числе серьезные суммы. Этим сейчас адвокаты занимаются», — рассказывает «МБХ медиа» Корб.

Кроме того Стомахин беспокоится, что ему не выдадут загранпаспорт и он не сможет покинуть страну.

Корб говорит, что не знает, чем именно займется Стомахин на воле, но надеется, что «подставляться» он не будет. «Борис очень сильный человек. После первой отсидки он ринулся в бой. Этого мы тоже опасаемся, ведь он один из радикальных публицистов. Совершенно точно известно, что духом он не сломлен и по-прежнему остается жесточайшим критиком этого режима», — говорит Корб.

Стомахин говорит, что хочет отомстить системе: «За всё, за 12, если не добавят еще, лет тюрем и лагерей, за всю мою поломанную, исковерканную жизнь». Но боится, что это не осуществимо.

«Будущее мое после этого срока представляет собой тупик и кажется мне довольно-таки безысходным», — говорил год назад Стомахин.

редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    «ОПГ „граждане РФ“ фактически является заказчиком всех преступлений путинщины».
    А ведь Борис Стомахин здесь совершенно прав. И это уже не метафора, не гипербола, не иносказание — всё то, что он использовал в своей публицистике.
    Народ (не весь, конечно, но бОльшая часть) стал соучастником и заказчиком преступлений путинизма. Своим отказом мыслить и думать. Своим согласием и молчанием. Своим потворством злу. Именно «граждане РФ» приняли навязываемые правила игры, приняли подлость как норму жизни. Люди не противились своим собственным развращению, деградации, расчеловечиванию и оскотиниванию. Они стали не скрывать свои худшие качества, а гордиться ими.
    Согласен с Сергеем Григорьянцем, что проповедь Стомахина, его тексты были его реакцией на окружающую несправедливость. Его Слово стало его криком, его болью, его отчаянием. Я поддерживал и поддерживаю Бориса Стомахина. И, мне кажется, наиболее точно его как человека охарактеризовала поэтесса Полина Жеребцова. Что Борис интересен именно своей неординарностью, противоречивостью, неоднозначностью. Что можно его не принимать и не понимать, но он — интересная и мыслящая Личность. В отличие от серости как гонителей, так и большинства сограждан…

  • Николай

    Что-то в тюрьме с ним не больно общаются: отпетушили видимо, вот и ополчился на весь русский мир. Это тебя свои поимели, а если, к примеру, лица с тёмным цветом кожи, — Америке кирдык…

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: