Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Российским школам переход на дистанционное обучение дался нелегко, проблемы признавал даже глава Минпросвещения Сергей Кравцов. Одна из причин — отсутствие необходимой техники. И у детей, и у учителей были сложности с выходом в интернет, в некоторых семьях оказался один компьютер на всех, многие школьники остались вообще без доступа к образованию.

Все это не удивляет — мы привыкли думать, что школы, особенно в регионах, оснащены очень плохо. Но уже несколько лет Минпросвещения пытается изменить ситуацию и поставляет в них технику. Вместо обеспечения всех детей интернетом в сельских школах оборудуют специальные классы, куда закупают новые технологии — 3D-принтеры, квадрокоптеры и шлемы виртуальной реальности. МБХ медиа объясняет, зачем школьникам VR, при чем тут уроки труда и сколько все это стоит налогоплательщикам.

«В каком состоянии интерактивные доски и компьютеры? Вообще в таком себе состоянии. В старшей школе один проектор. Что касается интерактивных досок, их нет. По крайней мере, я их там не видел, может, за шкафом стоит. Компьютеры — порядка 10−12, обычные, не самые современные, хоть и рабочие. Ноутбуков один или два было. Примерно такой комплект был в школе на 100 учеников», — рассказывает мне Артем Замараев, вспоминая сельскую школу, в которой работал.

Артем — участник проекта «Учитель для России», который дает молодым учителям возможность поработать в регионах, в том числе в малых городах и в сельской местности. Сам он два года проработал в сельской школе в Тамбовской области, а сейчас стал куратором нескольких преподавателей в Воронежской области.

«Безусловно, есть уроки информатики, для них компьютерный класс. Но я преподавал физику и им не пользовался. Конечно, можно было бы использовать телефоны как компьютеры, но в школе не везде был интернет, сеть просто не ловит. Не у всех школьников есть телефоны», — добавляет Артем.

Отсутствие техники или доступа к ней в регионах стали одной из причин, почему многие школы испытали трудности с переходом на дистанционное обучение в марте. В сельских школах и некоторых школах малых городов у детей не было доступа в интернет. В итоге проблемы с переходом на дистанционное обучение признал даже министр просвещения Сергей Кравцов, и школам, у которых есть трудности, разрешили закончить учебный год раньше, с 15 мая.

При этом проблему с техническим оборудованием в регионах Минпросвещения пытается решить уже несколько лет. Последний национальный проект «Образование», реализуемый с 2019 по 2024 год, обещает модернизировать сельские школы и школы малых городов. Но в центре программ нацпроекта не обеспечение детей равными техническими возможностями, а обучение школьников в селах новыми методами: с помощью 3D-принтеров, квадрокоптеров и шлемов виртуальной реальности.

Вместо «труда»

«У нас есть VR-очки, VR-шлем, мы все это используем. Еще есть лазерный станок и 3D-принтер, это вот самое инновационное, что есть у школы», — перечисляет мне учитель предмета «Технологии» в школе села Становое Липецкой области Сергей Войнов.

Это оборудование поставили школе в рамках программы «Современная школа» национального проекта «Образование». Программа действует с 2019 года, в ее ходе на базе сельских школ создаются мастерские «Точки роста» — Центры образования цифрового и гуманитарного профилей. На самом деле, чаще всего это два класса-мастерских в сельской школе, которые ремонтируют, делают новый дизайн и в которые поставляют современное оборудование.

Правда, учат на этом оборудовании пока всего трем предметам: «Технология», «Информатика» и «ОБЖ». И нет, виртуальная реальность нужна не для информатики, а для предмета «Технология» — в привычном понимании уроков «Труда».

Дмитрий Сердитов преподает «Технологию» и «Информатику» в школе села Объячево в республике Коми. Дмитрий родился и вырос в этом селе, учился в Сыктывкарском университете, позже вернулся, чтобы работать в родной школе. В 2019 году он прошел сначала в дистанционном формате, а потом в Сыктывкаре обучение на базе детских технопарков «Кванториум», чтобы преподавать привычный «Труд» в новом формате. «В 2019—2020 году нам рекомендовали старую программу полностью заменить, — говорит Дмитрий. — Дали типовые рабочие программы, по которым мы мы приступили к работе с 1 сентября текущего года, уже с новым оборудованием».

Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Фото Екатерины Соловьевой / Коммерсантъ, коллаж Никиты Захарова / «МБХ медиа»

«Для направлений „Технология“, „Информатика“ и „ОБЖ“ в школу поступило новое современное оборудование. В том числе 3D-принтер, к нему упаковка пластика — с помощью которых на уроках технологии дети могут изготовить фигурки любимых моделей автомобилей или миниатюрные образцы военной техники. Еще у нас было три маленьких квадрокоптера модель Tello DJI, и один побольше, для более высокоточной съемки, Mavic Pro. На занятиях ребята уже изучили простейшие приемы управления квадрокоптерам. Теперь мы планируем с помощью квадрокоптера делать фото- и видеосъемку с высоты, обследовать территории близлежащих сел, и уже с помощью какого-то программного обеспечения создавать карты этой местности. Или может даже 3D-карту», — рассказывает Дмитрий.

При этом, по словам учителя, лицензию, необходимую на один из квадрокоптеров, ему так и не удалось получить. Направив запрос на лицензию в апреле, Дмитрий пока не получил ответа. В течение учебного года занятия с квадрокоптером он проводил преимущественно на территории школы, чтобы не нарушать запретов на съемку.

«Детей нужно обучать не только одному виду работы руками, скажем так. Теперь они должны будут работать и с современными технологиями», — считает Дмитрий.

Один из преподавателей, прошедших курсы в «Кванториуме» поделился со мной программой, которую теперь планируется постепенно внедрять на предмете «Технологии». Если раньше мальчики на уроках труда учились азам слесарного и столярного дела, а девочки шили и готовили, то теперь всех детей собираются учить современным технологиям: промышленному дизайну, разработке VR/AR-приложений, аэрофотосъемке, программированию на Python и управлению квадрокоптером.

Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Шлем HTC Vive

Но судя по ситуации с виртуальной реальностью, до многих из этих планов пока далеко. По словам Дмитрия, на школу выделен всего один шлем виртуальной реальности, HTC Vive, а это значит, что каждый ребенок может в течение урока провести в шлеме по 5 минут. Преподаватель говорит, что часто знакомством все и заканчивается:

«У нас в сельской местности мало кто из детей знает, что такое шлем виртуальной реальности, — говорит Дмитрий. — Только те могут знать, которые ездят, например, на юг или в каких-то городах других бывают, и могли там видеть шлемы виртуальной реальности. А так на уроках технологии мы с ребятами просто посмотрели, что такое виртуальная реальность. Чтобы каждый попробовал, что она из себя представляет, чтобы они ощутили себя в этом мире, хотя бы узнали, что такое виртуальная реальность и как можно ей пользоваться, для чего она нужна. Дети просто узнают, что в современном мире есть не только молоток, ножовка и рубанок, а еще есть новые технологии, которые хоть пока от нашей сельской местности и далеки».

Сергей Войнов в Липецкой области тоже преподает «Технологии» и «ОБЖ», для которых тоже использует виртуальную реальность. Одного шлема на всех оказывается достаточно.

«Прежде чем приступить к работе, ученик создает свой определенный план действий, как он это все делает, изучаем кейсы определенные. А когда он закончит, то тогда может приступить к очкам. Другие дети, соответственно, продолжают работу: кто-то быстрее, кто-то медленнее. Ожидания как такового у детей практически не получается».

Дмитрию пока организовать работу с детьми в это время сложно — пока один находится в шлеме, другие просто сидят и наблюдают за ним, что происходит. Еще одна проблема — что из учителей «Технологии» в своей школе Дмитрий единственный, кто прошел переквалификацию, а преподавание предмета разделено на мальчиков и девочек. Поэтому на уроки «Технологии» к Сердитову попадает только половина класса — мальчики. Хотя сам преподаватель говорит, что знакомил девочек с виртуальной реальностью на своих же уроках информатики.

Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Фото Андрея Бородулина / Коммерсантъ, коллаж Никиты Захарова / «МБХ медиа»

Миллионы и миллиарды

По словам бывшего министра просвещения Ольги Васильевой, за 2019 год в рамках проекта было открыто 2049 центров «Точка роста» в 50 регионах страны. К 2024 году, говорила она, их будет 16 тысяч.

В центры закупают дорогостоящее оборудование: это и 3D-принтеры, и лазерные установки, и продвинутые ноутбуки, и квадрокоптеры. А один из самых «ходовых» предметов — это шлем виртуальной реальности. Шлемы вместе с необходимыми к ним ноутбуками региональные департаменты образования продолжали закупать даже во время перехода на дистанционное обучение.

Одни регионы закупают по одному шлему, другие — на целый регион, по 42 на несколько школ. К шлемам нужно такое же количество ноутбуков, достаточно продвинутых для работы с оборудованием виртуальной реальности. По рыночной цене обычный шлем виртуальной реальности (например, HTC Vive) стоит около 60−70 тысяч рублей. Выделенные на них из бюджета суммы варьируются от 60 до 99 тысяч за штуку, чуть дороже стоит ноутбук — от 99 тысяч рублей.

«МБХ медиа» подсчитало, что только в период перехода на дистанционное обучение, с 23 марта по 15 мая, на закупку 341 шлема виртуальной реальности было выделено более 26,2 миллионов рублей. Уже заключено контрактов на 17,3 миллиона. Кроме того, 14,1 миллиона рублей потратили на покупку ноутбуков для работы с виртуальной реальностью, еще 6,8 миллиона на них выделено, но конкурсы еще не закончились.

Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Всего на оборудование мастерских в рамках программы «Современная школа» (включая шлемы, закупки камер, 3D-принтеров, квадрокоптеров, очки дополненной реальности и квадрокоптеры) за полтора месяца власти потратили 41,9 миллионов рублей, еще 23,6 миллиона выделено. А общий бюджет проекта с 2019 по 2024 год, по данным Минпросвещения, составляет более 295,1 миллиарда рублей.

Платные приложения

«Это все очень интересно и увлекательно, детям это очень нравится. Кто не пробовал этого ни разу в жизни — они просто надевают шлем и от радости не могут даже вздохнуть, очень им это нравится», — говорит Дмитрий.

Однако работа со шлемом ограничена не только тем, что он один на всех, но и доступом к программному обеспечению.

Оба педагога — и Сергей, и Дмитрий, — ищут приложения для работы с виртуальной реальностью на онлайн-платформе Steam. Хотя VR вышел на игровой рынок достаточно давно, эти технологии до сих пор не очень популярны и не становятся мэйнстримом. Не вызвала рост популярности виртуальной реальности и пандемия.

Поэтому и количество VR-контента, тем более образовательного, в Steam ограничено. По словам Дмитрия, ему удалось найти всего одно хорошее бесплатное приложение VR для работы с детьми. Это The Lab, приложение с разными заданиями, в котором можно просто почувствовать себя в виртуальной реальности — повзаимодействовать с предметами, кинуть кость виртуальной собаке или пострелять из виртуального лука.

Сергей тоже отмечает проблему с контентом: «В основном конечно там платный контент. Бесплатного не очень много. Приходится покупать. Сначала на свои покупаю, потом это школой возмещается».

«На свои деньги неохота покупать то, что ты даже не знаешь, — признает Сердитов. — А разрабатывать самому достаточно тяжело».

Кинуть кость ненастоящей собаке: зачем региональные школы закупают оборудование виртуальной реальности

Фото Валерия Матыцина / ТАСС, коллаж Никиты Захарова / «МБХ медиа»

«Нас кинули в это»

Оба преподавателя говорят, что разрабатывать приложения сами пока не умеют. В том числе потому, что на курсах повышения квалификации в «Кванториуме» их этому просто не научили.

«Для того, чтобы создавать приложения, нужен хороший компьютер, мощный. В школе это делать не очень удобно — я буду личное время свое тратить на это, — объясняет Сердитов. — Я, конечно, тоже пытаюсь обучаться и получаю какими-то небольшими порциями эту всю информацию. Но очень медленно это все идет. Какой-то информации полной я так и не нашел, как научиться разработке этих приложений».

«Нас тоже в это кинули, у самого меня такой определенной подготовки специальной нет, — говорит Сергей Войнов. — Я сам это все изучаю, сам учусь всему. И потом только уже, на следующий год, возможна работа с детьми в этом направлении».

Оба преподавателя признают, что курсы в «Кванториуме» были поверхностные. По словам Дмитрия, на одну тему тратилось по 2−3 часа. При этом неизвестно, будет ли какое-то дальнейшее повышение квалификации преподавателей и будут ли их учить, например, разрабатывать приложения VR или шлемы виртуальной реальности так и останутся больше для ознакомления, чем для работы с этими технологиями.

«То есть нам оборудование дали, какие-то маленькие курсы провели, а потом — дальше работайте сами, изучайте это все и ищите. Это конечно, мое мнение только, но мне кажется, многие мои коллеги будут со мной солидарны: нужно бы помочь как-то учителям в этом плане. Нужно, чтобы учителям было какое-то дополнительное методическое сопровождение. Чтобы не все это сами мы изучали, а хоть какие-то рекомендации и методическая литература, которую мы могли бы прочитать и на основании нее что-то детям задать», — заключает Дмитрий.

Редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: