Коронавирус загнул нефтяную иглу. Что будет с рублем? – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Коронавирус загнул нефтяную иглу. Что будет с рублем?

Коронавирус загнул нефтяную иглу. Что будет с рублем?

Венское заседание ОПЕК+ закончилось разрывом нефтяного альянса между Россией и ОПЕК во главе с Саудовской Аравией. Вечером 6 марта стоимость барреля Brent упала до $45,3, а доллар стоит 68,6 рубля. ОПЕК просит сократить добычу нефти, потому что из-за коронавируса спрос на продукт упал, — Россия отказалась. Как это скажется на российской экономике?

В пятницу на собрании в Вене ОПЕК во главе с Саудовской Аравией предложили странам-добытчикам нефти, в том числе России, Азербайджану и Казахстану, сократить добычу нефти на 1,5 миллиона баррелей в сутки. Россия отказалась — министр энергетики Александр Новак считает очередное сокращение неоправданным.

Совладелец «Лукойла» Леонид Федун считает, что Россия от такого соглашения только проиграет и будет терять $100−150 млн в день. По его словам, такие потери складываются из ожидаемого падения цен на нефть с уровня от $60 за баррель (при сохранении сделки с ОПЕК) до примерно $40 за баррель при объеме российского экспорта в 5 млн баррелей в день.

СМИ встревожились: цена на нефть упала на 9 процентов, рубль пополз вниз, а доллар будет стоить 90 рублей. Старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанк Денис Порывай считает, что на рынке нефти переизбыток — Китай покупает все меньше «черного золота» из-за коронавируса. А чем больше на рынке непроданной нефти, тем она дешевле. Странам, продающим нефть, от этого только хуже.

Экономист Сергей Жаворонков другого мнения. «Цены на нефть мало зависят от физического спроса на нефть. И в 2014, и в 2008 году они падали в 2 раза, хотя физический спрос сокращался на меньшее количество процентов», — сказал Сергей «МБХ медиа». Он считает, что падение спроса на нефть из-за коронавируса и ее цена связаны, но не напрямую.

Нефть стала новой мировой валютой. «Она соответствует всем необходимым критериям: ее можно быстро купить и продать, она ликвидна, в отличие от золота. Золотом не пользуешься каждый день, его на хлеб не намажешь. Нефть постоянно используется, — рассказывает Жаворонков. — И рынок нефти емкий. То есть всю мировую ликвидность невозможно поместить в картины Рембрандта, если их продать, потому что их мало. А нефти много. Она хорошо хранится годами в танкерах».

Жаворонков считает, что может случиться коллапс «самосбывающегося прогноза» — когда все решили, что будет кризис, и кризис действительно наступает. Но от катастрофических прогнозов экономист воздерживается и не прогнозирует сильного падения рубля.

«То, что Россия не поддержала очередные ограничения ОПЕК, не особо важно, потому что нет четкой динамики, что ограничение предложения нефти сильно влияет на цены. Оно является стабилизирующим фактором», — говорит Сергей. Тем более что страны ОПЕК даже с участниками договора ОПЕК+ не обеспечивают и половины добычи нефти на планете, и если и влияют на цены, то не так радикально, как могли бы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: