in

«Каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни». Как программа маркировки лекарств привела к их дефициту

, «Каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни». Как программа маркировки лекарств привела к их дефициту
Маркировка лекарств. Фото: пресс-служба Минпромторга

С 1 июля 2020 года в России вступила в силу обязательная маркировка лекарств, и уже через несколько месяцев и отечественные, и зарубежные фармкомпании заявили о проблемах с поставками и дефиците. Аптекам уже не хватает препаратов от температуры и аскорбинки, а сам процесс приема и продажи препаратов сильно затруднился. Одной из причин этого — как и ухода зарубежных производителей с российского рынка — стали сбои в системе маркировки.

«МБХ медиа» рассказывает, какие лекарства сейчас в дефиците, почему это произошло и может ли ситуация нормализоваться.

Планировалось, что мониторинг движения лекарственных препаратов (МДЛП) защитит легальный оборот от недоброкачественных и контрафактных лекарств. Идентификационный знак, нанесенный на каждую упаковку, позволяет отслеживать путь препарата от производителя до покупателя, или, в случае с медицинскими организациями, — до пациента. Но, в итоге, система маркировки стала препятствием для получения жизненно важных лекарств во время пандемии COVID-19.

«С первых дней в работе системы происходят бесконечные сбои и аварии, приводящие к остановке движения лекарственных средств в товаропроводящей цепи», — рассказала «МБХ медиа» пресс-секретарь Ассоциации Российских фармацевтических производителей Валентина Пожарская.

30 сентября в системе произошла крупная авария, последствия которой, по данным АРФП, полностью не ликвидированы до сих пор. Из-за этого утеряны знаки, нанесенные на упаковки лекарств, поэтому товары «зависли» в товаропроводящей цепи. И сегодня эти препараты невозможно легально ни продвинуть в аптеки, ни вернуть производителю.

Каких лекарств не хватает

Исполнительный директор Ассоциации независимых аптек, глава Альянса фармацевтических ассоциаций Виктория Преснякова рассказала «МБХ медиа», что сейчас в дефектуре в регионах оказались, в том числе, лекарства, входящие в схему лечения COVID-19, антибиотики, противовирусные, например, «Азитромицин» и «Осельтамивир».

В дефицитный список также попали и некоторые лекарства, которые входят в перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов, например «Дексаметазон». В аптеках, судя по спискам, составленным представителями отрасли, (есть в распоряжении «МБХ медиа»), не хватает «Преднизолона», пневмококковой вакцины, а в некоторых даже аскорбиновой кислоты и воды для инъекций. В числе отсутствующих перечисляют «Лидокаин», «Ибуклин», «Аспирин», «Клексан» — список можно продолжать еще долго.

, «Каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни». Как программа маркировки лекарств привела к их дефициту
Дексаметазон. Фото: «Мир врачей»

По словам Пресняковой, перебои с препаратами фиксируются в аптечном секторе, но в последние несколько дней на дефицит жалуются и стационары. «Сегодня в рамках конференции Альянса фармацевтических ассоциаций неоднократно звучали жалобы на дефицит препаратов. Самые разные регионы — Якутия, Хакасия, Приморский край, Самарская область, Великий Новгород — все констатируют, что есть перебои и ситуация не решается», — рассказывает она.

Почему возник дефицит

В первую очередь — из-за сбоев. Две трети компаний, входящих в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM), не могут пройти таможенные процедуры, сообщил РБК. Трудности есть как на этапе таможенной очистки, так и на вводе в гражданский оборот и отгрузке дистрибьюторам. Из-за этих же сбоев фармкомпания «Гедеон Рихтер» приостановила поставки лекарственных препаратов из списка жизненно необходимых в Россию до конца октября. У британской компании GSK из-за по той же причине заблокировано свыше одного миллиона упаковок лекарств.

В AIPM входят более 60 международных компаний, на долю которых, по их собственной оценке, приходится более 80% всех выпускаемых лекарств в мире. Иностранные производители заявляют, что сейчас не могут быть своевременно поставлены 40 миллионов упаковок более 450 различных препаратов. «Это очень много — до 90% ввозимого в Россию импорта лекарственных препаратов, — рассказывает Виктория Преснякова, — Такое же количество, где-то 80%, скопилось в карантинной зоне у поставщиков. Среди них и импортные, и отечественные препараты».

, «Каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни». Как программа маркировки лекарств привела к их дефициту
Склад для хранения медикаментов. Фото: Компания «Рефинжиниринг»

Карантинная зона обычно используется для раздельного хранения фальсификата, контрафакта и лекарств с истекшим сроком годности. Сейчас там размещаются и препараты, которые невозможно реализовать, так как товаропроводящая цепь практически парализована из-за сбоев и медленной работы системы. В карантинной зоне только у одного производителя сейчас может находиться 20 миллионов упаковок различных товаров на сумму около трех миллиардов рублей: от зеленки до онкологических препаратов.

«Фактически препараты есть, но все они „застряли“ в карантинных зонах, на складах, и „отпустить“ мы их не можем — они не доходят до конечного потребителя, которому они необходимы сегодня, как никогда. И кто ответит за это — неизвестно», — объясняет Преснякова. Те решения, которые предлагает ЦРПТ — Центр развития перспективных технологий, оператор маркировки — никак не меняют ситуацию к лучшему.

Кроме того, как утверждает глава Альянса фармацевтических ассоциаций, из-за маркировки производительность труда при выпуске лекарственных препаратов снизилась в разы, а процент брака, наоборот, вырос. С неудобствами сталкиваются и аптеки: с введением маркировок фармацевты тратят в 10 раз больше времени на прием товара. Время продажи на кассе тоже увеличилось — коды могут долго не сканироваться, а система работает медленно и часто выдает ошибки. Из-за этого некоторым аптечным сетям пришлось увеличить штат.

Как отмечает Виктория Преснякова, система изначально была громоздкой и недоработанной: «Мы предупреждали еще в мае, что ее [систему] нельзя вводить в форс-мажорной ситуации борьбы с COVID-19. Ведущие фармацевтические ассоциации писали письма в органы государственной власти, делали заявления о том, что рыночная ситуация слишком сложная, и если маркировка будет введена, это может привести к коллапсу. Так и случилось».

АРФП неоднократно прогнозировала дефицит лекарств в аптеках и лечебно-профилактических учреждениях. Соответствующие обращения ассоциация направляла Валентине Матвиенко, Вячеславу Володину и Михаилу Мишустину. Копии писем есть в распоряжении «МБХ медиа». «Под угрозой срыва находится исполнение государственных контрактов по поставкам лекарственных препаратов в лечебно-профилактические учреждения и по федеральным программам», — указывают в ассоциации. Ответов ни на одно письмо не последовало.

Еще в мае, в обращении к Володину, представители ассоциации отметили, что первый серьезный технический сбой показал ее уязвимость. Он произошел, когда систему тестировали только для лекарств в программе высокозатратных нозологий, и стал первым испытанием, повлекшим остановку движения лекарственных препаратов по всей товаропроводящей цепи. Авария показала, что важно не допускать подобных проблем в будущем, «так как каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни».

В июне 11 фармкомпаний обращались к Владимиру Путину с просьбой перенести начало маркировки на 2021 год. Они сослались на неготовность отрасли к запуску системы. Также, как говорится в обращении, пандемия потребовала от производителей сосредоточиться на разработке препаратов против коронавируса, в то же время бесперебойно поставляя другие препараты. Но маркировку ввели 1 июля, как и планировалось ранее.

Как все исправить

Заместитель гендиректора ЦРПТ (оператора маркировки) Реваз Юсупов заявил, что центру уже удалось сократить время взаимодействия между системой оператора и системами Федеральной таможенной службы. По его словам, с 27 октября действует так называемая Схема 703, которая автоматически исправляет ошибки, возникшие в системе. Юсупов утверждает, что уже на этой неделе Схема 703 разрешит подавляющее большинство случаев.

29 октября прошло заседание рабочей группы по вопросам лекарственного обеспечения В Госдуме. «Депутаты признали, что есть огромная проблема с маркировкой. Сейчас мы разрабатываем предложение, что можно сделать, что изменить, чтобы улучшить ситуацию», — рассказала «МБХ медиа» Валентина Пожарская, пресс-секретарь АРФП.

, «Каждый форс-мажор может стоить человеческой жизни». Как программа маркировки лекарств привела к их дефициту
Герб таможенной службы. Фото: Сергей Шахиджанян / Коммерсантъ

В тот же день прошла онлайн-конференция «Государственное регулирование и российская фармпромышленность: продолжение диалога». Генеральный директор АРФП Виктор Дмитриев заявил на ней: «Пока мы не видим, что оператор в состоянии сделать работоспособную систему, необходимо создать альтернативу ЦРПТ и закрепить ответственность оператора, в том числе и финансовую». Финансовая ответственность должна компенсировать потери бизнеса из-за сбоев в системе.

Валентина Пожарская объяснила, что сейчас оператор системы (ЦРПТ) один, то есть он монополизировал всю маркировку лекарств. АРФП предлагает предусмотреть альтернативного оператора, тогда в случае сбоев в ЦРПТ производитель смог переключаться на него. В качестве альтернативы в ассоциации предлагают «Сбер» или Федеральную налоговую службу, которая была оператором на стадии эксперимента.

В АРФП призывают отменить штрафы для всех участников товаропроводящей цепи, так как многочисленные нарушения в их работе сейчас происходят из-за сбоя в системе маркировки. Аптеки могут оштрафовать за несоблюдение обязательного минимального ассортимента, а за срыв поставок по госконтрактам производителя могут внести в реестр недобросовестных поставщиков.

«Нужно рассмотреть возможность создания единого регулятора фармацевтического рынка на базе Минздрава. Такие существуют в большинстве стран мира», — замечает Валентина Пожарская. В АРФП также настаивают на том, чтобы после отладки всей системы отрасль должна будет ее протестировать вместе с собственными экспертами. «Запускать систему в „боевом режиме“ можно будет только после детального анализа и подтверждения того, что она идеально работает», — объясняет пресс-секретарь.

«Пересмотр программы маркировки займет слишком много времени, мы получим тотальный дефицит препаратов, которые, в том числе, остро необходимы для лечения COVID-19. Мы согласны, что маркировка необходима, но нужно время для того, чтобы убрать недочеты и она бы заработала без сбоев, но сейчас его нет. От правительства требуются быстрые и серьезные меры. Отрасль надеется, что ее услышали в ближайшее время произойдут перемены», — заключила Преснякова.

, Глава спасательной службы на Камчатке отдыхал на единственном патрульном катере. Его оштрафовали на 50 тысяч рублей

Глава спасательной службы на Камчатке отдыхал на единственном патрульном катере. Его оштрафовали на 50 тысяч рублей

, Алишер Усманов пожертвовал Сардинии 500 тысяч евро на борьбу с коронавирусом

Алишер Усманов пожертвовал Сардинии 500 тысяч евро на борьбу с коронавирусом