in

Массовка, НТВ и истории про выборы: как прошел суд над активистом «Голоса» Романом Удотом

Роман Удот. Фото: Антон Воронов / МБХ медиа

 

Химкинский городской суд 22 мая отправил под домашний арест члена движения «Голос» Романа Удота. Его подозревают в угрозе убийством: год назад он заявил провоцировавшим его журналистам НТВ, что “убьет их”. Журналисты пожаловались на него в полицию, а сам Удот уехал за границу. Защита просила не отправлять его под арест — его судят по «мягкой» 119 статье УК РФ — «Угроза убийством», а сам он сотрудничает со следствием и даже сам пришел в полицию. Суд, правда, доводов защиты не учел. Удот останется у себя дома минимум до 16 июня.

За несколько часов до суда в тесных коридорах Химкинского городского суда было непривычно многолюдно. На третьем этаже слушались гражданские дела, на втором — уголовные: сложно было не помешать полицейским, конвоирующим обвиняемого в футболке «Есть нож — режь сук» из зала суда обратно в СИЗО.

В том же зале должно было пройти заседание по активисту движения «Голос» Роману Удоту. Несмотря на заявления пресс-секретаря суда о том, что журналистов приведут в зал ровно в 17:30, за час до заседания в зале уже сидели люди, с журналистикой и выборами никак не связанные. Они не отвечали на вопросы других попавших в зал активистов — изучали материалы, посвященные Удоту, а также выполняли просьбы некоего Светличного не разговаривать и на провокации не поддаваться.

Впрочем, сдерживаться массовке не удавалось. Один из сторонников Удота решил снять мужчину, которого все считали старшим. Ему удалось снять трехсекундное видео — после этого мужчина вцепился в телефон и начал его отбирать. В дело вмешались приставы: они не обратили внимание на занятые места до самого заседания и предупредили, что будут «выгонять всех виновных».

Свободного места в зале не было, из-за чего на заседание не попала основная часть журналистов и политолог Екатерина Шульман. Поначалу в зал даже не хотели пускать адвоката Максима Пашкова, в итоге его запустили после Удота. Следом зашла судья Людмила Федорченко, и заседание все же началось.

Объяснив всем пришедшим правила поведения в суде, судья начала перечислять запросы на видеосъемку. В список вошли несколько сайтов и телеканалов, в числе которых был и НТВ. Против включения НТВ в список выступил адвокат: по его мнению, это могло вызвать конфликт, потому что сотрудница НТВ Александра Мирошниченко как раз проходит потерпевшей. Дознаватель выступила против съемки в принципе, а прокурор попросил разрешить ее полностью. Судья Федорченко в итоге не поддержала ни одну из сторон и разрешила снимать всем, но на оглашении.

После установления личности Удота суд перешел к изучению ходатайства дознания. Дознаватель просила отправить активиста под домашний арест — дело возбудили еще весной 2018 года, и полиция пыталась вызывать его на допрос, но достучаться до Удота не смогли. Из-за этого дело приостановили, а его самого объявили в федеральный розыск. По мнению дознания, если не арестовать активиста, он сможет скрыться. Эту же точку зрения поддержал и прокурор.

Когда слово дали самому Удоту, он рассказал, что сам вернулся в Россию, хотя мог остаться в Европе в статусе политбеженца, и 15 мая пошел в ближайшее отделение полиции, чтобы возобновить дело и «закончить с этим недоразумением». Ему выдали повестку на 28 мая, но вызвали раньше — и впоследствии задержали. «Я сам приехал, какой смысл меня закрывать?» — спрашивал суд Удот.

После короткого монолога Удота начал говорить адвокат Пашков. Он стал расспрашивать дознавателя, почему он ходатайствует о такой жесткой и незаконной мере пресечения, и откуда появилось уголовное дело. Дознаватель уходила от ответов как могла:

— У вас есть данные, что Удот продолжит преступную деятельность? Он ее начинал?

— Данных нет, но он может скрыться.

— Почему ставятся такие опасные ограничения? Он опасен для общества? Кто будет ему продукты покупать, если он живет один? Приедет к нему курьер, он нарушит ограничения по домашнему аресту. Как он жить-то будет?

— Я настаиваю на таких ограничениях.

— Потерпевшие журналисты обращались с заявлением, что им угрожали убийством?

— Этот вопрос не относится к делу.

— А тогда на основании чего было возбуждено уголовное дело?

— На основании собранного материала.

— Но сотрудники НТВ не обращались с заявлением об угрозе убийством. Было другое заявление, в котором было отказано.

Тут дознаватель вспомнила про заявление журналистки Александры Мирошниченко, у которой якобы отобрали телефон. Тогда состава преступления полицейские не нашли, но потом возбудили дело об угрозе убийством — «на основании постановления о возбуждении уголовного дела».

Пашков приобщил характеристики и благодарности Удоту и попросил ходатайство не удовлетворять — потому что активист не скрывался от ареста, а был в командировке, сам приехал в полицию, а по статье, в которой его подозревают, лишение свободы не назначают.

— Сотрудники НТВ не писали заявлений об угрозе жизни и здоровью. Не было даже рапорта сотрудника. Дело возникло на совершенно пустом месте, — говорил адвокат. — Люди настолько боялись за свою жизнь, что продолжали снимать его на мобильный телефон.

Закончили слушание разговором Удота о словах Путина про «мочить в сортире» и отсутствие состава преступления.

— Психологически НТВ-шники понимают, почему произошел конфликт. Они нас караулили, оболгали мою мать. Но журналисты у нас — святое, к какой бы телекомпании они ни принадлежали. Но когда они ждут картинки, они понимают, что рано или поздно человек перейдет на фразы Путина, — говорил Удот.

Судья объявила получасовой перерыв, после чего в зал пригласили прессу. Одной из первых зашла журналистка НТВ, очень похожая на внештатную корреспондентку канала Марию Барзунову. Она стала расспрашивать, что Удот делал за границей и кто его финансировал. Активист с насмешкой давал им комментарии, а потом переключился на истории про фальсификации на выборах и быт в изоляторе. Удот и его соратники обсудили избиения на участках во время президентских выборов в Дагестане, фальсификации на выборах президента Украины, а также требование полиции вытащить из обуви шнурки — Удота привезли в обуви без шнурков. Все эти разговоры снимали две камеры НТВ, фирменный микрофон, микрофон-«удочка» и телефон корреспондентки.

Как судья обещала, через полчаса она вернулась в зал с решением. Удот проведет в своей московской квартире почти месяц — суд решил отправить его под домашний арест до 16 июня. Адвокат Пашков сказал, что подаст жалобу 23 мая.

На выходе из зала первой опять выставилась съемочная группа НТВ. В ответ на замечания активистов корреспондентка задевала их внешность, а потом говорила, что никогда бы до такого не опустилась.

— Ну, вам опускаться некуда, — ответил ей член «Голоса»

— НТВ-шники — ребята целеустремленные, совершат усилие и опустятся! — вторил ему активист из группы поддержки Удота.

Активисты, пришедшие поддержать Удота, предложили ему выйти из зала суда пританцовывая, как герои клипа Skibidi, но вывели его в наручниках и через служебный выход. Уже в машине приставов он понял, что его везут в закрытую квартиру, и там нет ключей — следом за ними поехал адвокат Пашков.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Тверской области 11 детей госпитализировали из гимназии после отравления

В ЕСПЧ направлена первая жалоба на арест противника строительства храма в Екатеринбурге