МБХ медиа
Сейчас читаете:
Надлежащий уход, или допрос в комиссии по делам несовершеннолетних: документальная пьеса в трех действиях

За лето на протестных акциях в Москве задержали 225 подростков — им всем грозит постановка на учет в Комиссиях по делам несовершеннолетних. С нами связался 16-летний Антон (имя изменено), которого задержали 12 июня на Чистых прудах якобы за то, что он участвовал в шествии в поддержку Ивана Голунова. «МБХ медиа» публикует (с незначительными сокращениями) расшифровку заседания Комиссии по делам несовершеннолетних, на котором выяснилось, что на митинги ходят только умные и воспитанные дети, которым за участие платят по пять тысяч рублей.

Действующие лица:

Антон, 16 лет, школьник

Мама Антона, напористая женщина лет сорока, педагог

Член КДН, женщина с выправкой и риторикой полицейского

Члены комиссии: полицейские, соцработники и педагоги

Москва, здание муниципалитета одного из округов, в котором заседает Комиссия по делам несовершеннолетних. В том же здании находится офис партии «Единая Россия». Кабинет со столом посередине, за ним сидят члены комиссии.

Пролог. Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей

Член КДН. Нам поступила информация из УМВД России по Таганскому району по факту участия Петрова Антона (имя и фамилия изменены) 2003 года рождения в несогласованном митинге 12 июня 2019 года.

Председатель КДН зачитывает протокол, из которого следует, что 12 июня Петров Антон принял участие в несогласованном шествии в защиту Ивана Голунова. Группа лиц, в составе которой, по мнению полиции, шел Петров, была одета в единообразные белые футболки с надписью «Я/Мы Иван Голунов», держала в руках плакаты и выкрикивала лозунги.

Член КДН. Из объяснений, которые Антон дал в отделе полиции, следует, что 12 июня он с другом приехал в центр Москвы на фестиваль «Времена и эпохи». Прибыв на станцию метро Чистые пруды, они отправились на фестиваль по аллее, к ним подошли два сотрудника полиции и попросили предъявить паспорт. Однако ждать, пока Петров Антон достанет паспорт из рюкзака, не стали и предложили пройти в автобус. Причину задержания никто не объяснил. Давай ты расскажешь нам еще раз, как и зачем ты оказался в тот день на Чистых прудах.

Мама Антона. Можно, пожалуйста, мне слово на пять минут перед этим. Я хотела бы комиссии рассказать о ребенке, чтобы вы понимали, что это за ребенок. Все годы он учился на отлично, я принесла похвальные грамоты за все годы и прошу приложить их к делу. После уроков он ходит на дополнительные занятия, готовится к олимпиадам. У нас в семье все преподаватели, мы на ребенка, можно сказать, жизнь положили, а мне там ставят статью «ненадлежащий уход».

Член КДН. Протокол, который был составлен в отношении вас за ненадлежащее исполнение, мы вернули, потому что он необоснован.

Мама Антона. Дай бог, чтобы у всех был такой ненадлежащий уход. В школе говорили: «Такая мама, как у тебя, одна из тысячи». Еще я хотела показать, как мы с ребенком готовим уроки: всё по энциклопедиям, выписываем, учим наизусть — не просто учим параграф, а я с утра до вечера им занимаюсь.

Член КДН. А зачем это?

Мама Антона. Как зачем? Чтобы это оставалось в голове, чтобы не голый учебник был, а ребенок именно осознал. До 6 класса я у него каждый предмет проверяла, мы пишем все дополнительные работы. Это о ненадлежащем уходе. Что касается митинга. 12 число — это праздник, выходной день. Ребенок целый год с утра до вечера учится, в воскресенье делает уроки на всю неделю, плюс у него репетиторы. Май и конец июня он сдает экзамены, причем на отлично, с наивысшими баллами. В единственный выходной перед нашим отъездом он отпросился: «Мама, можно я с ребятами пойду в город, там фестиваль, дай мне 200 рублей на Макдональдс». — Конечно, Антон, иди. Вот они вышли из Макдональдса, он высокий, косматый, к нему подошли — пройдемте. Он и прошел, не понимая, о чем речь.

Член КДН. Присаживайтесь, мы вас услышали. По поводу ненадлежащего исполнения вопрос решен, поэтому мы и вернули протокол. Вашей вины здесь нет. Теперь разберемся с Антоном.

Действие первое

Что вам важнее, отпуск или невиновность ребенка?

Член КДН. Давай вернемся к 12 июня. Позицию мамы мы услышали, теперь хотелось бы услышать твою.

Антон. Мы договорились пойти погулять…

Член КДН. Ты был с (нрзб)?

Антон. Я не могу вспомнить его фамилию.

Член КДН. А где вы познакомились, в интернете?

Мама Антона. Да нет, они тут у школы гуляют.

Член КДН. Мамочка, мы вас уже услышали, теперь общаемся с сыном. Ты что, пошел на мероприятие с человеком, которого ты практически не знал? То есть ты даже не знал его фамилию?

Антон. Мы с ним не были особо хорошо знакомы.

Член КДН. Ну имя-то ты его знаешь хотя бы?

Антон. Знаю, а фамилию не вспомню.

Член КДН. (с нажимом) Антон, где ты познакомился с ним?

Антон. Скорее всего через друга.

Член КДН. Подожди. Судя по всему, что показала твоя мама, у тебя гениальный мозг. А ты не можешь вспомнить, как познакомился с человеком?

Антон. Понимаете, я знаком с многими людьми. Я не могу помнить, как я познакомился с каждым из них.

Член КДН. Этого человека ты должен был запомнить, ты с ним попал на мероприятие, которые не приветствуются в нашем государстве.

Антон. Я просто пошел погулять с другом.

Член КДН. Хорошо, сколько вы с ним знакомы?

Антон. Тогда мы были знакомы не больше месяца.

Член КДН. А он как-то проявлял вовлеченность в такие мероприятия?

Антон. Я не знаю.

Мама Антона. Они пошли на фестиваль, какие мероприятия?

Антон. Мы с ним встретились, вышли из метро и пошли по аллее, потом остановились, и к нам подошел полицейский — я не вспомню, из какого он был подразделения — и сказал: «Пройдемте». Мы подошли к автобусу, он попросил дать паспорт. Я начал доставать, он увидел, что он у меня есть и сказал: «Ладно, не надо, проходи».

Иллюстрация: Никита Фо / МБХ медиа

Член КДН. У полицейского в рапорте указано, что ты шел с другом в группе лиц, которая выкрикивала лозунги.

Антон. Дело в том, что я не выкрикивал лозунги и не шел в белой майке. Там в рапорте много вещей, которые не соответствуют действительности.

Мама Антона. У нас есть фотография прямо из отделения полиции: он был в желтой футболке, а друг в зеленой.

Член КДН. Мы здесь не сможем убедиться, что это фото сделано в тот день.

Мама Антона. Там фото прямо из отделения полиции. Никакой белой футболки с Головановым там не было.

Член КДН. Не надо никакой фотографии.

Мама Антона. У нас и видео есть с того дня, где видно, какие у них футболки. Это просто абсурдный рапорт, который написали на полторы тысячи человек — один текст на всех. Мы когда были в отделении, этот рапорт был один на всех написан, не разбираясь.

Член КДН. А почему вы его не обжаловали?

Мама Антона. Потому что мы улетели и вернулись только 1 сентября.

Член КДН. Вам что было важнее, улететь или доказать невиновность своего ребенка?

Мама Антона. Мы путевку брали еще в феврале.

Член КДН. А сейчас доказать невиновность очень сложно, потому что вами подписан материал…

Мама Антона. Мы написали, что мы с этим рапортом не согласны.

Член КДН. Но не обжаловали. Если вы не согласны, вы должны были обжаловать. Если вы не подали на обжалование, значит, вы согласны.

Мама Антона. Нет, мы в рапорте написали, что мы не согласны. И потом мы приходили в отделение по делам несовершеннолетних, общались с инспектором, и она нам сказала, что ничего на нас не заведено. Мы поставили ее в известность, что мы улетаем, она сказала: «Летите спокойно». Мы переписывались в WhatsApp, она сказала, что ничего на нас нет. Потом, когда прилетели, нам звонок — и оказывается, что комиссия.

Член КДН. Вам говорила инспектор про отчет, а не протокол. Протокол пришел сразу же к нам в отдел.

Мама Антона. По протоколу мы пришли, объяснительную написали.

Член КДН. Все верно, протокол на вас был заведен другим отделом.

Мама Антона. Ну извините, мы впервые попадаем в такую ситуацию, честно, мы в шоке. Мы пришли как добросовестные, написали объяснения, предупредили, что мы улетаем. Они сказали — летите спокойно.

Член КДН. Давайте дальше.

Антон. Дальше мы сидели в автобусе около получаса, потом приехали в ОВД и сидели уже там.

Член КДН. Вы шли на День России, на какой-то праздник…

Антон: На фестиваль.

Мама Антона. По стечению обстоятельств он на той же станции метро был.

Член КДН. Вы шли на фестиваль, видите — группа лиц кричит лозунги.

Мама Антона. Не было лозунгов, у нас есть видео.

Член КДН. Так, мама, я вас сейчас удалю. Вы высказались.10 минут мы вас слушали, теперь хочу выслушать ребенка. Вы увидели группу лиц, которая выкрикивает какие-то лозунги. Заведомо нужно понимать, что это, наверно, опасное мероприятие, да? Если полиция просит прекратить.

Антон. Мы не слышали, как полиция просит прекратить. Мы шли вдоль этой аллеи, где проходил праздник. И разумно было предположить, что эта группа лиц пришла на праздник.

Член КДН. То есть полиция молча брала людей и засовывала их в автозак? И лозунги никто не кричал, шли гуляния, а злые полицейские накидывались? На видео слышно, как полиция объявляет, что акция несанкционированная.

Мама Антона. Неправда, на видео как раз видно…

Член КДН. (с нажимом) Ну на ВАШЕМ видео, может, и видно…

Мама Антона. На видео, которое он снял, когда его задерживали. Они только вышли из метро, и там видно, что ни белых футболок, ни лозунгов вокруг нет. А полиция у нас на всех праздниках присутствует, просто охраняет.

Член КДН. Есть видео с городских камер видеонаблюдения…

Мама Антона. Не знаю, мы такого видео не видели. Ребенок вышел, к нему подошли, он даже спрашивать не стал — сразу с полицейским пошел. Возили три часа в автозаке, мне ничего не сообщили. Я вызвала полицию, через 112 ребенка разыскивала. Восемь часов несовершеннолетнего ребенка мурыжили и даже не сообщили родителям, где он находится! Без объяснения причин.

Член КДН. Жалобу вы оставили свою?

Мама Антона. Оставим! Посмотрим, как сегодня закончится, и оставим.

Член КДН. Нет, если вы считали действия сотрудников полиции незаконными, вы должны были подать жалобу. Если вы не в курсе, у нас митинги в стране происходят регулярно…

Мама Антона. Мы не знаем, мы учимся целыми днями, нам не до этого.

Действие второе

Большой брат следит за теми, кто ходит на митинги

Член КДН. Как взрослый человек, который смотрит телевизор, вы должны быть в курсе и понимать, какая политическая обстановка сейчас в стране! Будучи надлежащим родителем — мы все признали, что вы хорошо воспитываете своего ребенка, обучаете его — вы должны были внушать ему многие моменты. Раз мама этого не сделала, это сделаю я. Сейчас тебе сколько лет?

Антон. Шестнадцать.

Член КДН. Ты логически подумай, в каком возрасте ты как личность уже созреешь.

Антон. Это очень сложный философский вопрос. Что значит созрею?

Член КДН. Когда ты сможешь принимать какие-то адекватные решения, в том числе политические, иметь какую-то позицию.

Антон. Может быть, я и сейчас принимаю такие решения. Я не очень понимаю ваш вопрос.

Член КДН. Раз ты не уверен, зачем ты пошел на такого рода мероприятие?

Мама Антона. Да он на праздник пошел.

Член КДН. Мы все тут взрослые люди и рассматриваем детей, участвующих в митингах, регулярно. Вот это всё я слышу каждый раз: я шел мимо, случайно услышал интересную фразу, решил остановиться. Мы это всё проходили.

Антон. Какая интересная фраза? На этой аллее проходил фестиваль. Вы же говорите, что у вас есть видео с городских камер.

Член КДН. Оно есть у полиции, я его не видела.

Антон. Вот вы можете с ним ознакомиться и увидеть, что в том месте стояли постройки, в которых проходил фестиваль. Поэтому зачем говорить о митинге?

Член КДН. Свою позицию ты будешь высказывать, когда тебе будет 18 лет. Потому что участие в подобных мероприятиях очень опасно. Мало того, что там дети получают травмы физические — вот 3 августа ребенок выходил на митинг, лежит в больнице до сих пор с сотрясением. Потому что сотрудники полиции в тот момент, когда происходит агрессия, они не разбираются, ребенок перед ними или нет. У него поставлена задача: убрать это всё, он и уберет. Это тоже надо понимать. Во-вторых, это ответственность административная. Сейчас ты ее миновал только за счет того, что тебе не было 16 лет. Это чтобы ты понимал, во что можно вляпаться, «просто проходя мимо митинга». Понимаешь? По поводу учета. Мы всех участников подобных мероприятий ставим на профилактический учет на полгода — смотрим, как дальше развиваются события.

Мама Антона. Мы с этим не согласны, потому что мы на этом митинге не были.

Член КДН. Значит, будете обжаловать.

Мама Антона. Нет ни одного доказательства, что он был на этом митинге.

Член КДН. То, что написано сотрудниками полиции, не подлежит какому-то недоверию со стороны государственных органов.

Мама Антона. Извините, один рапорт написали на полторы тысячи человек.

Член КДН. (с нажимом) Если вы не согласны с протоколом, вы должны были его обжаловать в прокуратуре.

Мама Антона. Мы написали это прямо в отделении полиции. Там даже специально сфотографировались, что он не в белой футболке был.

Член КДН. Этого недостаточно. Мама, дело-то не в футболке!

Мама Антона. Там один протокол у всех, под копирку!

Член КДН. Я этот протокол не видела и оценивать его — не моя задача. Вот у меня лежит материал, мы его обязаны разобрать.

Мама Антона. Но это абсурд! Так можно любого на улице взять и сказать, что там что-то проходило.

Член КДН. Знаете, меня что-то не берут на улице, потому что я не хожу туда, где митинги.

Мама Антона. И мы столько лет жили, ничего не знали, в первый раз такое. А знаете, почему? Он много учится и митингами не интересуется.

Член КДН. Можно вам секрет открою? Дети алкоголиков и наркоманов туда не ходят. Туда ходят умные и развитые дети, которые хотят показать свою самостоятельность, свою позицию. Скажите, как вы ребенка впервые отпустили гулять в центр одного?

Иллюстрация: Никита Фо / МБХ медиа

Мама Антона. Он иногда ходит в Макдональдс, берет двести рублей у меня и идет.

Член КДН. (возмущенно) В центр?!

Мама Антона. На ВДНХ он ходит, на каникулах ходит в Парк Горького. Он сдал все экзамены на отлично, я его отпустила в город на праздник.

Член КДН. Скажите, а вы мониторите социальные сети своего ребенка? Он сидел в телефоне, пока мы разговариваем — вы знаете, где он сидел? У нас есть службы, которые мониторят социальные сети, в том числе несовершеннолетних. И поверьте, у них есть доступ ко всему.

Мама Антона. Он с одноклассниками переписывается, спрашивает у них домашние задания.

Член КДН. А когда митинг проходит? Вы знаете, о чем он общается в социальных сетях, вы читаете его сообщения? Антон, скажи, ты в социальных сетях когда-нибудь обсуждал или посещал группы по поводу митингов, шествий, пикетов хоть раз?

Антон. Нет.

Член КДН. Мы вам просто поясняем, что людьми, которые участвуют в митингах и посещают такие страницы, занимаемся не мы, а особый отдел в полиции, который мониторит абсолютно всё. Мы вас просто предупреждаем, чтобы вы как мама мониторили соцсети своего ребенка, все соцсети.

Мама Антона. Хорошо, будем контролировать.

Член КДН. Теперь уже не только вы, но и специальные службы будут контролировать.

Мама Антона. Но то, что тогда он на митинг не шел, это точно.

Член КДН. Это ваше субъективное мнение. Вы доверяете своему сыну, это хорошо, но это должно быть для вас звоночком.

Действие третье

Комиссия идет на должностное преступление, чтобы не рушить ребенку судьбу

Член КДН. Решение комиссии: поставить на профилактический учет на полгода. Вам — контролировать поведение сына. В школу мы направим материал — им ставить на внутренний учет и разрабатывать план работы с ребенком.

Мама Антона. Ужас какой! Знаете, когда вы запросили характеристику в школе… Мы по конкурсу поступили в отличную школу, и за счет того, что пришел запрос на характеристику, мы добровольно теперь должны взять документы и перейти в другую школу. (Переходит на крик) Мы с таким трудом поступили и теперь оттуда отчислимся из-за этой бумаги! В этих школах каждый борется за рейтинг, успеваемость, поведение. И эта ваша бумага сейчас перечеркнет нам школу! На нас все косо смотрели, будто мы преступники! Будто у нас дальше не пятерки будут, а неизвестно что!

Член КДН. Это опять ваше личное субъективное мнение. Пятерки что, за хорошее отношение ставят?

Мама Антона. За обучение. А вы не знаете, как у нас смотрят на того, кто стоит на учете? А мы тем более в новую школу пришли, в олимпиадный класс! Он два года к этому готовился, и сейчас вы одной бумажкой всё перечеркнете!

Член КДН. Значит, надо было с ребенком прорабатывать не только уроки, но и вообще жизненные отношения.

Мама Антона. Я еще раз говорю, он не шел на митинг! Он шел на фестиваль.

Член КДН. Нет, он участвовал в митинге. Если бы вы обжаловали эти документы…

Мама Антона. Я не юрист, а физик!

Член КДН. Незнание закона не освобождает от ответственности. Наше постановление вы можете обжаловать в окружную комиссию.

Мама Антона. Протокол написан абсурдный, куча несостыковок, просто вранье!

Член КДН. Если вранье, значит, вы должны были это обжаловать.

Мама Антона. Приходил адвокат и народные наблюдатели, мы в их присутствии написали, что мы не согласны. Они нам всё объяснили и сказали, что этого достаточно. После этого мы сами явились к инспектору и сами написали объяснение. А вот фотография, что он был в желтой футболке, фото из отделения полиции.

Член КДН. А где гарантия, что до этого он был не в белой футболке? Где гарантия, что он не надел ее уже потом?

Мама Антона. Их задержали и после этого были в полиции, у него никаких вещей не было с собой.

Член КДН. Давайте прекратим базар, не надо тут на повышенных тонах разговаривать. Объясняю вам дальнейшие действия. Сейчас вам вынесут постановление комиссии, которое вы будете обжаловать в окружную комиссию. В течение 10 дней вы напишете заявление: «Прошу отправить на пересмотр решение комиссии». Всё, никакие юристы вам не нужны. В округе примут свое решение. Но поверьте, позиция государства однозначная: ставить этих детей на профилактический учет.

Мама Антона. А что это такое?

Член КДН. Надо было с этого начать, а не высказывать свои недовольства. Это всего лишь мера. Более того, если действительно такая критическая ситуация в школе, можем туда не направлять решение. Через полгода запросим в школе характеристику. Мы идем, можно сказать, на должностное преступление: мы обязаны сообщать в школу, но тут можем пойти навстречу, чтобы не испортить ребенку будущее. Но при этом вы все равно будете его более жестко контролировать: не только учебу, но и его общим развитием заниматься. В каких сетях он состоят, в каких группах. Полазайте, посмотрите. Антон, ты доступ маме дашь?

Мама Антона. То есть мы раз в месяц приходим к нашему инспектору. Еще что?

Член КДН. По месту жительства вас будут посещать.

Мама Антона. В какое время, в какие дни?

Член КДН. Будете договариваться.

Мама Антона. Этот договор всё время односторонний! Нам скажет инспектор: я приду в шесть часов, а у меня ребенок в школе. Я что, должна его отпрашивать из-за инспектора? Он до вечера учится.

Член КДН. Всегда можно договориться с инспектором. Будет приходить минимум раз в месяц, может решить раз в неделю.

Мама Антона. То есть раз в неделю мы будем пропускать учебный день? Это абсурд!

Член КДН. Давайте не обострять. Вас поставили на учет, теперь мы имеем право вас проверить по месту жительства. Понимаете, учеба — это одно. Но, наверно, мы тут собрались для того, чтобы на него дальше его друзья не влияли отрицательно. У вас мальчик порядочный, честный, и может быть ведомым. У него могут быть друзья, которым 20−25 лет. С ним побеседуют, поговорят и снимут с учета. Будем честны, если вы с инспектором на связи, к вам не будут каждый день приходить. В школу мы к нему приходить не будем. Мы работаем в комиссии по защите прав детей, чтобы оказать вам адресную помощь, поэтому вы не возмущайтесь. Теперь вам совет: сына бесконтрольно в центр не отпускать. Сейчас, учитывая ситуацию, что много детей задержали… Он туда пошел, его ударили по голове — он в больницу попал.

Мама Антона. Это мне нужно весь интернет читать, чтобы не дай бог не пойти в то место, где что-то проходит? Можно, пожалуйста, внести в этот протокол, чтобы инспектор к нам приходил только в выходные, чтобы школу не пропускать?

Член КДН. Вы сейчас себе сами всё портите. Если вы будете нам указывать, когда вас проверять, мы направим материалы вам в школу, и вас школа будет сама отпускать и контролировать. Вас инспектор вызовет и объяснит вам процедуру. Что случилось, то случилось. Теперь вы должны сделать, чтобы ребенок ни на какие митинги не ходил. Вы меня поняли? Антон, какие выводы нужно сделать из этой ситуации? Просто интересно тебя услышать после всего, что тут было сказано.

Антон. Нужно поаккуратнее, смотреть, куда ходишь.

Член КДН. Что нужно избегать?

Антон. Митингов.

Член КДН. Митингов, приглашений на всякие шествия, не добавлять кого попало в друзья. Нужно понимать, что такое поступок и что такое последствия. Нужно всегда думать, прежде чем что-то сделать. И что мама не всегда отмажет своего ребенка. Я надеюсь, ты понял. Сейчас пошли навстречу маме, но второго раза не будет. Ты должен это понимать. Еще один залет, говоря вашим языком, и будешь стоять на учете по полной программе — и в школе, и в полиции. И все, что мама будет говорить, не услышит никто. Прежде чем участвовать в каких-то мероприятиях, выясняй, согласованные они или нет. Если согласованные — ради бога, ходи. Но если несогласованное — фамилию ты знаешь — Навальный, слышал, наверно… Это возбуждаются уголовные дела, ездят по квартирам. Этим занимаются специально созданные структуры, которые отслеживают, мониторят соцсети. Ни в коем случае не влезай в это всё. Они взрослых вовлекают, предлагают деньги, по пять тысяч рублей.

Антон. Мне не дали.

Эпилог

Летом Антон перевелся в другую школу. Он рассказал нам, что в прошлой школе после обращения Комиссии по делам несовершеннолетних директор и классный руководитель стали относиться к нему неодобрительно. По его мнению, что бы его семья ни говорила на заседании комиссии, это не могло ни на что повлиять — постановление было распечатано заранее и все заседание лежало у комиссии на столе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Илья

    Мне всегда интересно, эти вот члены комиссии специально радикализируют людей, чтобы они потом желали их убить или покалечить где-нибудь у подъезда их дома в отместку за их тотальный беспредел??? А ведь рано или поздно так и будет… Доведут народ до безвыходного безумия…

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: