in

«Своими ногами пойдешь?». Как охрана рынка «Фуд Сити» затащила корреспондента «МБХ медиа» в подвал

«Своими ногами пойдешь?». Как охрана рынка «Фуд Сити» затащила корреспондента «МБХ медиа» в подвал
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

4 августа корреспондент «МБХ медиа» Сергей Тепляков приехал на рынок «Фуд Сити» в Москве. Он хотел пообщаться с продавцами, чтобы выяснить, чем завершился конфликт на рынке между армянами и азербайджанцами. Но помешали охранники рынка. Они напали на корреспондента, увезли его на машине в подвал, где незаконно удерживали против его воли. Сергей Тепляков рассказывает, что может случиться в «Фуд Сити» с журналистами, блогерами или просто любопытными гражданами и какое наказание грозит охранникам.

Я приехал в «Фуд Сити», чтобы разобраться, чем завершился конфликт между азербайджанскими и армянскими продавцами на рынке. В июле сообщалось, что в «Фуд Сити» показательно давили армянские абрикосы, армянских продавцов попросили снять свои вывески, а многие продавцы были вынуждены покинуть рынок. Конфликт произошел на фоне обострения отношений между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха. Разборки вышли за пределы рынка. На улицах Москвы происходили драки, громили кафе и магазины.

«Фуд Сити» принадлежит выходцам из Азербайджана, горским евреям, миллиардерам Году Нисанову и Зараху Илиеву.

Узнать что-либо от продавцов было не так уж просто. Многие отказывались говорить, «потому что везде камеры смотрят». Так, например, со мной отказалась говорить армянская девушка. Вывеску над ее магазином сняли.

«Своими ногами пойдешь?». Как охрана рынка «Фуд Сити» затащила корреспондента «МБХ медиа» в подвал
Фото: Сергей Тепляков / «МБХ медиа»
Несколько армянских продавцов рассказали мне, что администрация «Фуд Сити» настойчиво попросила снять вывески, которые как-то обозначают армянское происхождение товаров. Армянские продавцы, которые были вынуждены переехать на рынок «Шелковый путь», рассказали мне, что их даже заставили убрать с продуктов обертку из газет на армянском языке.

Те азербайджанские продавцы, с которыми я успел пообщаться в «Фуд Сити», были настроены к армянам дружелюбно, говорили, что конфликт на самом деле происходит где-то «наверху», но не между продавцами.

Никаких конфликтов с продавцами у меня не было, только двое мужчин азиатской внешности сказали, что мне бы стоило взять разрешение администрации, прежде чем общаться с ними.

На рынке мне встретились двое армянских парней. Они торговали сухофруктами и консервами. Они считают, что армянские абрикосы в «Фуд Сити» давили «ради показухи». Но вывеску им тоже пришлось сменить. Они были очень дружелюбны и даже угостили меня лавашом с сыром и кабачковой икрой: «Тебя тут больше никто не угостит».

Угощение я съесть не успел. На улице у входа ко мне подошел охранник и сказал, что со мной хочет поговорить администрация по поводу моих вопросов продавцам. Охранник был настроен недружелюбно, вокруг была огромная пустынная парковка, поэтому мне показалось, что внутри здания будет безопаснее. На всякий случай я начал снимать охранника. Вскоре вокруг меня собралось несколько «сотрудников службы безопасности» в обычной одежде, без опознавательных знаков. Они начали говорить, что съемка в торговом центре запрещена. Один из охранников сказал, что занимается тут соблюдением мер антитеррористической безопасности, поэтому видео с ним нужно удалить. Я настаивал, что это незаконное требование.

Запрещать съемку у них действительно не было права. Согласно статье 7 ФЗ от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» общедоступная информация может использоваться людьми по их усмотрению при соблюдении установленных законом ограничений, обращает внимание юрист «Правозащиты Открытки» Алена Борисова.

«К общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен. Доступ к съемке внутренних торговых пространств рынка, открытых для посетителей, не может быть ограничен, в том числе на основании коммерческой тайны, потому что для нее необходимо условие ценности информации в силу ее неизвестности третьим лицам, чего нельзя сказать об открытых торговых рядах, где ежедневно проходят тысячи людей», — сказала она.

Я попытался уйти. Но меня не пустили, преградили путь. Тут я понял, что пора вызывать полицию, о чем сообщил охранникам и своей редакции. Они решили, что меня нужно отвести в «кабинет», где я должен удалить видеозаписи. Тут посыпались угрозы: «В наручники его *** (к черту), щас ментам передадим его», «Скажем, ты тут наркотой торгуешь».

Вместо полицейских быстро приехали сотрудники какого-то ЧОПа. Передо мной появился какой-то мужчина в гражданской одежде. Мужчина, представлявшийся сотрудником службы безопасности, объяснил ему про меня: «Снимает, вопросы провокационные задает». После чего тот, что был в гражданском, выхватил у меня телефон.

То, что сотрудники отобрали у меня телефон, требовали удалить видео, угрожали последствиями, по статье 19.1 КоАП РФ квалифицируется как самоуправство, обращает внимание Борисова. Если самоуправство сопровождалось, как в данном случае, угрозами и насилием, то по ч.2 ст. 330 УК РФ максимальное наказание за него — 5 лет лишения свободы.

Меня схватили и потащили на улицу к машине. Я громко кричал, что я журналист, просил о помощи, просил вызвать полицию, но никто не отреагировал.

В машину меня посадили со словами «Садись, или по-другому будем разговаривать». На парковке вокруг не было людей, к сожалению, крики не привлекли случайных свидетелей. Меня повезли в неизвестном направлении. По дороге я пару раз я пытался открыть дверь и кричать в окно, но «чоповец» мне помешал. Мы приехали на задний двор торгового центра, где находятся склады. Мне сказали: «Пошли в офис, мы тебе объясним правила торгового центра».

«Своими ногами пойдешь?». Как охрана рынка «Фуд Сити» затащила корреспондента «МБХ медиа» в подвал
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
Я попытался отказаться выходить из машины и идти куда-либо без полиции, но какой-то бородатый мужчина сказал мне, подойдя вплотную: «Ты своими ногами не пойдешь?». Пришлось пойти, так как я боялся, что меня побьют на пустынной парковке. В здание меня потащили под руки. «Офис» оказался в подвале. В маленькой комнате на скамейках сидело несколько мужчин восточной внешности, которые, видимо, тоже в чем-то провинились.

За столом сидел молодой человек, который разговаривал по телефону. В трубку он громко возмущался, что какой-то охранник «с вертушки» ударил кого-то по голове.

— А вы говорили, у вас тут безопасно, — сказал я своему сопровождающему.

— Ну, всякое бывает, — развел он руками.

И тут в помещении появился отдел рекламы — парень и девушка. Выглядели они как-то интеллигентнее по сравнению с остальными. Я начал объяснять им свою ситуацию. Отпустить меня из подвала они отказались. Девушка начала просить меня удалить видео, потому что «это нарушает права сотрудников».

— А что если нет? — спросил я.

— Тогда мы твой телефон потеряем, — ответил за нее мужчина, который участвовал в моем «задержании» в торговом зале.

То, что меня насильно задержали и удерживали, может быть квалифицировано как правонарушение по двум статьям Уголовного кодекса. Если у охранников не было законных оснований для моего задержания, то это может подпадать под статью 127 УК — незаконное лишение свободы, говорит Борисова.

И в любом случае их действия подпадают под ч. 1 ст. 203 УК РФ — превышение полномочий работником частной охранной организации, нарушение прав граждан (например на передвижение).

Если охранник полагает, что гражданин нарушает внутриобъектовый режим, то согласно закону (ст. 12 Закона РФ от 11.03.1992 № 2487−1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»), он может задержать гражданина на месте правонарушения и незамедлительно передать его в полицию. «Только полиция имеет право решать, были действия гражданина действительно противоправными, но никак не охранник», — пояснила Борисова.

Наконец в подвале появилась полиция. Я попытался подозвать полицейских, и мне кто-то сказал «зря радуешься». Действительно, двое полицейских встали полностью на сторону сотрудников рынка: якобы я не имею права снимать на рынке, «потому что у них тут установлены свои правила». Охрана продолжила угрожать мне и при полиции, бородатый бугай подходил ко мне вплотную, но полицейские смотрели равнодушно. На мои просьбы сопроводить меня на улицу, обеспечить мою безопасность полиция не реагировала.

Атмосфера в подвале поменялась, когда выяснилось, что мой главный редактор дозвонилась до «Фуд Сити». Тут вдруг оказалось, что меня никто не удерживает, а телефон отдали.

В какой-то момент полицейские и «охрана» договорились: сотрудники рынка пишут на меня заявление, что я «занимался экстремизмом», а меня уводят. Так я оказался на свободе, точнее — в полицейской машине. Вместе с ними я поехал в ОВД «Коммунарский», где написал заявление, где указал на «воспрепятствование журналистской деятельности».

В ОНК сообщили о попытке рейдерского захвата офиса в Москве

В ОНК сообщили о попытке рейдерского захвата офиса в Москве

Госдеп США опубликовал доклад о пропаганде в России

Госдеп США опубликовал доклад о пропаганде в России